Уступка требования: правовые аспекты. Сделка об уступке права требования в гк

Уступка требования: правовые аспекты

Ни один хозяйствующий субъект при ведении бизнеса не застрахован от того, что его бизнес-партнер не сможет своевременно расплатиться за поставленный товар или выполненную работу. Если предприятие не хочет тратить ресурсы на разбирательства с должником или не имеет возможности ожидать оплаты, то наилучшим вариантом при таких обстоятельствах является уступка права требования. Главное — учесть все правовые и налоговые нюансы. В этом номере речь пойдет о правовой стороне вопроса.

Право требования к должнику оплаты долга (имущественное право) является обычным объектом гражданских прав (ст. 128 ГК РФ) и регулируется гражданским законодательством. Собственник может распоряжаться им по своему усмотрению, в том числе отчуждать его в собственность другим лицам (ст. 129 ГК РФ). Единственное ограничение для передачи права требования другому лицу — противоречие закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ). Например, нельзя осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора. Обязательства по такому договору должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом (п. 7 ст. 448 ГК РФ).

Некоторые особенности договорных отношений

Передача права (требования), принадлежащего кредитору на основании обязательства, иному лицу является сделкой, которая так и называется — уступка требования (ст. 382 ГК РФ). Соответственно, к оформлению уступки требования применяются общие требования по сделкам.

По общему правилу сделки могут совершаться как устно, так и в письменной форме. Но договорные отношения лучше оформлять письменно. Во-первых, такой способ оформления сделки прописан законодательно. Так, согласно подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ, если сторонами сделки являются юридические лица, она должна быть оформлена в письменной форме.

Следует отметить, что несоблюдение простой письменной формы сделки не приводит к ее недействительности. Просто у сторон сделки могут возникнуть определенные проблемы. В частности, в случае спора стороны не смогут ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, и им придется приводить другие доказательства (ст. 162 ГК РФ). Данное обстоятельство может значительно затруднить разрешение спорной ситуации, и это является другой причиной применить письменную форму для договора.

Кроме того, при оформлении уступки требования необходимо принять во внимание нормы п. 1 ст. 389 ГК РФ: уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме. Таким образом, если сделка, на основании которой возникли уступаемые права, была совершена в письменной форме, то и уступка требования также должна быть оформлена письменно, вне зависимости от желания сторон сделки договориться устно.

Существенные условия договора

В соответствии с действующим законодательством договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Причем соглашение должно быть достигнуто в требуемой форме применительно к виду сделки.

По общему правилу существенными являются условия о предмете договора, а также условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида. Кроме того, к существенным относятся все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Если же условия, которые являются существенными, сторонами не согласованы, договор считается незаключенным.

Следует отметить, что применительно к договору уступки требования существенными условиями являются сведения о конкретном обязательстве, из которого вытекает право требования. Это, например, реквизиты договора, который является основанием требований, и наименование должника. Если договоров несколько, то следует указать реквизиты всех договоров. То же самое — и в отношении должников.

Но отсутствие в договоре сведений о конкретном обязательстве, из которого и возникло соответствующее право, не всегда является основанием для признания договора незаключенным. Так, если иных обязательств у должника перед кредитором не имеется, то указание в договоре только наименования должника без упоминания конкретного обязательства не влечет отсутствия согласования сторонами предмета этого соглашения (п. 12 Информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 30.10.2007 № 120 , далее — Письмо Президиума ВАС РФ).

По договору уступки не обязательно передавать права требования в полном объеме, можно передать только часть требований (п. 2 ст. 384 ГК РФ). В этом случае в договоре следует зафиксировать не только объем передаваемых требований, но также и те требования, которые не передаются. Если уступаемая часть не будет выделена, то право перейдет к новому кредитору в объеме и на условиях, которые существуют к моменту перехода (п. 1 ст. 384 ГК РФ). Кроме того, такой порядок поможет не только правильнее понимать передаваемые права, но и эффективнее контролировать оставшиеся обязательства.

Если передаются права требования, срок исполнения которых еще не наступил, дополнительно к указанным условиям можно указать и срок наступления исполнения обязательств.

Цена сделки не является существенным условием договора, поэтому ее отсутствие не влечет недействительности сделки. Кроме того, отсутствие цены передаваемого требования не означает, что требование передается безвозмездно.

В силу п. 3 ст. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. При этом ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер договора перевода долга и уступки прав требования (Определение Высшего арбитражного суда РФ от 19.04.2010 № ВАС-3908/10).

Между тем по смыслу закона уступка права (требования) между юридическими лицами является возмездной сделкой, по которой сторона, приобретшая право (требование), предоставляет другой стороне встречное эквивалентное предоставление (п. 10 Письма Президиума ВАС РФ). Поэтому вопрос о возмездности сделки должен решаться в зависимости от реальных намерений сторон с учетом фактически сложившихся между ними отношений.

В пункте п. 9 Письма Президиума ВАС РФ отмечается, что соглашение об уступке права (требования), заключенное между коммерческими организациями, может быть квалифицировано как дарение только в том случае, если будет установлено намерение сторон на безвозмездную передачу права (требования). Отсутствие в сделке уступки права (требования) условия о цене передаваемого права (требования) само по себе не является основанием для признания ее ничтожной как сделки дарения между коммерческими организациями.

Таким образом, хотя цена сделки не является существенным условием договора, стоимость передаваемого права требования лучше все-таки зафиксировать, чтобы между сторонами впоследствии не было разногласий.

При согласовании стоимости предаваемого права сторонам следует исходить не только из того, что дарение между коммерческими организациями запрещено (подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ), но и учитывать нормы п. 1 ст. 50 ГК РФ, согласно которым основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли. Если цена передачи права будет явно заниженной, то это обстоятельство само по себе свидетельствует о дарении. Поэтому такой договор уступки в соответствии со ст. 170 ГК РФ может быть признан притворной сделкой и, соответственно, ничтожным (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.06.2015 № Ф01-1396/2015, Определением Верховного суда РФ от 27.01.2016 № 301-ЭС15-12785 отказано в передаче дела в судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда РФ для пересмотра).

Согласие должника и его уведомление

Для перехода к другому лицу прав кредитора согласие должника не требуется, если иное не предусмотрено договором или законом (п. 2 ст. 382 ГК РФ). Например, по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, уступка требования без согласия должника не допускается (п. 2 ст. 388 ГК РФ).

При оценке того, имеет ли личность кредитора в обязательстве существенное значение для должника, необходимо исходить из существа обязательства. Поэтому если стороны установили в договоре, что личность кредитора имеет существенное значение для должника, но это не вытекает из существа обязательства, возникшего на основании данного договора, то подобные условия следует квалифицировать как запрет на уступку прав по договору без согласия должника (п. 10 постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки», далее — Постановление Пленума ВС РФ).

Незакрепление на законодательном уровне обязанности получить согласие должника на переход прав кредитора к иному лицу не означает также, что должника не надо информировать о состоявшейся уступке. Если этого не сделать в письменной форме, то новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Ведь должник, не имея информации о том, что его долг уступлен другому лицу, может исполнить свои обязательства по отношению к первоначальному кредитору. Соответственно, при таких обстоятельствах его обязательства будут считаться исполненными (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

Следует отметить, что информировать должника о переуступленных правах может как первоначальный кредитор, так и новый. Но проще это сделать первоначальному кредитору, так как он слияет направить в адрес должника только уведомление (ст. 385 ГК РФ). Если же уведомление должнику направляет новый кредитор, то ему дополнительно к уведомлению необходимо будет представить доказательства перехода права к нему. Более того, Пленум Верховного суда РФ разъяснил, что должник может не исполнять обязательство новому кредитору, пока не получит подтверждения уступки от первоначального кредитора (п. 20 Постановления Пленума ВС РФ).

Необходимо помнить, что уведомление о переходе прав требования должно быть направлено должнику своевременно с тем, чтобы он мог без затруднений определить дату перехода права (п. 21 Постановления Пленума ВС РФ).

Так, если право переходит с момента заключения соглашения об уступке, уведомление надо направить сразу после подписания соглашения.

Если же требование переходит к новому кредитору позднее, например, с момента передачи ему всех документов, то и уведомлять должника нужно после того, как переход состоялся.

Срок перехода уступаемых прав

По общему правилу требование переходит к новому кредитору в момент заключения договора, на основании которого производится уступка (п. 2 ст. 389.1 ГК РФ). Между тем законом или договором может быть установлен иной момент перехода требования.

В частности, стороны вправе установить, что переход требования произойдет по истечении определенного срока или при наступлении согласованного сторонами отлагательного условия. Например, после полной оплаты без необходимости иных соглашений об этом (п. 5 Постановления Пленума ВС РФ) или после передачи всех необходимых документов.

Ответственность сторон договора уступки

Стороны договора уступки имеют взаимные права и обязанности, определяемые действующим законодательством и условиями договора (п. 1 ст. 389.1 ГК РФ).

Так, действующим законодательством установлено, что первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования (п. 1 ст. 390 ГК РФ). Но в то же время он не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, когда им принято на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Помимо указанного при уступке требования, первоначальным кредитором должны быть соблюдены следующие условия (п. 2 ст. 390 ГК РФ):

уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием;

первоначальный кредитор правомочен совершать уступку;

уступаемое требование ранее не было уступлено другому лицу;

первоначальный кредитор не совершал и не будет совершать никаких действий, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

Если же вышеуказанные правила не будут соблюдены, то новый кредитор вправе потребовать от уступающей стороны не только возврата всего переданного по соглашению об уступке, но также и возмещения причиненных убытков (п. 3 ст. 390 ГК РФ).

Передающая сторона также должна передать другой стороне сделки все документы и сообщить сведения, которые относятся к уступаемому требованию (п. 3 ст. 385 ГК РФ). При этом документы, передаваемые в рамках договора уступки, формируются в каждом конкретном случае. Например, если передается требование об оплате поставленного товара, то в состав передаваемых сведений должны входить документы, подтверждающие его отгрузку и принятие покупателем (акт приема-передачи, товарно-транспортная накладная и т.п.). Также в состав передаваемых документов могут войти договоры с приложениями (при их наличии) и акты сверок. Кроме того, принимающей стороне важно получить информацию о возражениях, которые может заявить должник (ст. 386 ГК РФ).

Передачу необходимых сведений следует оформить документально. Например, актом приема-передачи, который будет являться подтверждением исполнения обязанности по передаче документов.

Документы следует передавать в оригинале, чтобы принимающая сторона могла предъявить свои требования к должнику, в том числе и в судебном порядке. Если же право требования передается не в полном объеме, а частично, то оригиналы документов могут понадобиться обеим сторонам. В этом случае стороны могут договориться о том, что передаются не оригиналы документов, а их нотариально заверенные копии. Также можно согласовать представление подлинников документов при необходимости.

Глава 24 ГК РФ, которой регулируются нормы перемены лиц в обязательстве, не содержит особых требований к принимающей стороне. Но это не означает, что у нее нет никаких обязательств перед передающей стороной. Так, одной из основополагающих обязанностей принимающей стороны сделки является оплата в необходимом размере и в сроки, установленные договором. Если же сроки оплаты в договоре не установлены или отсутствует условие, позволяющее определить этот срок, это не означает, что принимающей стороне можно платить тогда, когда заблагорассудится. При таких обстоятельствах следует учитывать нормы ст. 314 ГК РФ: обязательство должно быть исполнено в течение семи дней со дня предъявления кредитором требования о его исполнении.

Сделка об уступке права требования в гк

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 июня 2019 г. N Ф05-3014/18 по делу N А40-128886/2017

г. Москва
6 июня 2019 г. Дело N А40-128886/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 30 мая 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 06 июня 2019 года.

Арбитражный суд Московского округа

председательствующего-судьи Кольцовой Н.Н.,

судей Бочаровой Н.Н., Калининой Н.С.,

при участии в заседании:

от истца: Кожикова Е.С. по доверенности от 10.04.2019

от ответчика: (ООО «Алгоритм Решение») Достуев Р.Э. по доверенности от 05.06.2017

от ответчика: (ИП Арменскому Е.А.) не явился, извещен

рассмотрев 30 мая 2019 года в судебном заседании кассационную жалобу ООО «Алгоритм Решение»

на решение от 10.08.2017 Арбитражного суда города Москвы, дополнительное решение от 01.09.2017 Арбитражного суда города Москвы

принятое судьей Ильиной Т.В.,

и на постановление от 15.12.2017

Смотрите еще:  Договор аренды. Образец заявления на договор аренды помещения

Девятого арбитражного апелляционного суда,

принятое судьями Алексеевой Е.Б., Векличем Б.С., Сумароковой Т.Я.,

по иску ООО «Каркаде»

к ООО «Алгоритм Решение», ИП Арменскому Е.А.,

о признании сделки недействительной,

Общество с ограниченной ответственностью «Каркаде» (далее — ООО «Каркаде», истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к индивидуальному предпринимателю Арменскому Е.А. (ИП Арменский Е.А.) и обществу с ограниченной ответственностью «Алгоритм Решение» (далее — ООО «Алгоритм Решение») о признании недействительным договора уступки прав требования от 30.01.2017 N 1.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 10.08.2017, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2017, иск удовлетворен.

Дополнительным решением Арбитражного суда города Москвы от 01.09.2017, взыскано с ИП Арменского Е.А. в пользу ООО «Каркаде» 3 000 руб. расходов по государственной пошлине, с ООО «Реал» в пользу ООО «Каркаде» 3 000 руб. расходов по государственной пошлине.

Не согласившись с принятыми судебными актами, ООО «Алгоритм Решение» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемые судебные акты отменить, ссылаясь на нарушение судами норм материального права, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска. В обоснование доводов кассационной жалобы ООО «Алгоритм Решение» ссылается на то, что судами не применены положения пункта 3 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, применены нормы, не подлежащие применению, а именно пункт 2 статьи 382, статья 392.3 Гражданского кодекса Российской Федерации. ООО «Алгоритм Решение», указывает на то, что изменения в статью 388 Гражданского кодекса Российской Федерации вступили в силу 01.07.2014, правоотношения по передаче права требования неосновательного обогащения по договору уступки возникли 30.01.2017, таким образом, на указанные положения распространяется действие пункта 3 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции ФЗ от 21.12.2013 N 367-ФЗ. ООО «Алгоритм Решение» также указывает на то, что по оспариваемому истцом договору уступки передается право требования по денежному обязательству. В рассматриваемом случае даже при наличии запрета на совершение уступки со стороны истца, последний в соответствии с пунктом 3 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации лишается права на заявление о недействительности договора уступки. Ответчик также ссылается на то, что по договору уступки не происходила передача договора, предусмотренного статьей 392.3 Гражданского кодекса Российской Федерации. В соответствии с пунктом 2.1 договора уступки передается лишь право требования неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости предмета лизинга, а именно передается денежное право требования. В соответствии с пунктом 2.3 договора уступки обязательства цедента (ИП Арменский Е.А.) перед должником (ООО «Каркаде»), вытекающие из договора лизинга, к цессионарию не переходят, то есть передачи всех прав и обязанностей по договору уступки (передача договора) не произошло. ООО «Алгоритм Решение» полагает, что договор уступки неосновательного обогащения не подпадает под регулирование статьи 392.3 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которую ссылается суд, и не противоречит нормам действующего законодательства, вследствие чего не может быть признан недействительным.

В судебном заседании суда кассационной инстанции представитель ООО «Алгоритм Решение» поддержал кассационную жалобу по изложенным в ней доводам. Представитель ООО «Алгоритм Решение» уточнил просительную часть кассационной жалобы, в которой просит отменить решение суда первой инстанции, дополнительное решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.

В приобщении дополнений к кассационной жалобе ООО «Алгоритм Решение» судом отказано, так как дополнения поданы за пределами установленного срока на обжалование.

Представитель истца возражал против доводов кассационной жалобы, просил оставить обжалуемые судебные акты без изменения, считая их законными и обоснованными. В приобщении отзыва истца на кассационную жалобу отказано в связи с несоблюдением положений части 1 статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Представитель ИП Арменского Е.А., извещенного надлежащим образом, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, в связи с чем дело рассмотрено в отсутствие его представителя в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В приобщении отзыва ООО ИП Арменского Е.А. на кассационную жалобу судом отказано в связи несоблюдением положений части 1 статьи 279 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Выслушав представителей ООО «Алгоритм Решение» и ООО «Каркаде», обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения норм процессуального и материального права при принятии решения и постановления, а также соответствие выводов, содержащихся в судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам Арбитражный суд Московского округа приходит к выводу, что судебные акты подлежат отмене, в связи со следующим.

Как установлено судами при рассмотрении спора по существу, 21.05.2014 между ООО «Каркаде» (лизингодатель) и ИП Арменским Е.А. (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) N 6976/2014.

В соответствии с условиями договора финансовой аренды (лизинга) лизингодатель приобрел и передал лизингополучателю во временное владение и пользование транспортное средство LEXUS LX 570.

По соглашению от 04.03.2016 договор финансовой аренды (лизинга) от 21.05.2014 N 6976/2014 расторгнут, транспортное средство возвращено лизингодателю.

В соответствии с пунктом 2.2 соглашения от 04.03.2016 лизингополучатель взял на себя обязательство оплатить в срок не позднее пяти календарных дней с момента расторжения договора лизинга все пени, штрафы, возместить убытки, осуществить в пользу лизингодателя иные платежи, которые должны были быть сделаны в период действия договора лизинга.

30.01.2017 между ответчиками заключен договор уступки прав требования N 1, в соответствии с пунктами 1.1, 2.1 которого ИП Арменский Е.А. (цедент) уступил ООО «Реал» (полное наименование ООО «Алгоритм Решение») (цессионарий) право требования с ООО «Каркаде» неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости предмета лизинга и пени, вытекающее из договора лизинга.

Удовлетворяя требования истца о признании сделки недействительной, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями пункта 1 статьи 166, подпункта 2 пункта 2 статьи 382, пункта 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 6.7 Общих условий договора лизинга, исходили из того, что в нарушение пункта 6.7 Общих условий договора лизинга ИП Арменский Е.А. осуществил передачу прав требования неосновательного обогащения без получения письменного согласия ООО «Каркаде», что нарушает права и законные интересы истца, а также свидетельствует о ничтожности договора цессии в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также из того, что доказательств письменного согласия истца о переуступке прав по спорному договору лизинга ответчиками не представлено, в связи с чем требования истца о признании сделки недействительной удовлетворили.

При этом судами принято во внимание, что на дату передачи прав требования неосновательного обогащения, сальдо встречных обязательств между истцом и ответчиком (ИП Арменский Е.А.) сопоставлено не было, в связи с чем, согласно договору цессии, ответчик (ИП Арменский Е.А.) уступил неопределенные и несуществующие права требования, что противоречит правилам главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также то, что передача права требования неосновательного обогащения отдельно от элементов перевода долга в данном случае невозможна.

Вместе с тем, судами не учтено следующее.

В соответствии с пунктом 1 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно пункту 2 статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В соответствии с пунктом 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона.

Согласно пункту 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете.

В соответствии с пунктом 3 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

По смыслу данной правовой нормы, уступка прав (требований) допускается во всяком случае, если денежное обязательство сторон, права из которого уступаются, связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. В настоящем случае уступаемое право требования по денежным обязательствам лизинговой компании связано с осуществлением сторонами по договору лизинга предпринимательской деятельности, что в силу закона свидетельствует о возможности переуступки прав по договору лизинга, из которого возникло обязательство, без каких-либо исключений.

Пункт 3 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации вступил в силу с 01.07.2014.

В пункте 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки» разъяснено, что уступка требований по денежному обязательству в нарушение условия договора о предоставлении согласия должника или о запрете уступки, по общему правилу, действительна независимо от того, знал или должен был знать цессионарий о достигнутом цедентом и должником соглашении, запрещающем или ограничивающем уступку (пункт 3 статьи 388 ГК РФ). Вместе с тем, если цедент и цессионарий, совершая уступку вопреки названному договорному запрету, действовали с намерением причинить вред должнику, такая уступка может быть признана недействительной (статьи 10 и 168 ГК РФ).

Таким образом, согласно указанным разъяснениям, лишь в случае, если цедент и цессионарий, совершая уступку вопреки названному договорному запрету, действовали с намерением причинить вред должнику, такая уступка может быть признана недействительной (статьи 10 и 168 ГК РФ).

Указанные обстоятельства судами по настоящему делу не установлены.

Предметом уступки является требование по денежному обязательству, связанному с предпринимательской деятельностью (из договора лизинга). Несмотря на то, что стороны предусмотрели в договоре ограничение уступки требования, вытекающего из этого обязательства, необходимостью согласия на то другой стороны договора, нарушение такого ограничения влечет только последствие в виде возможной ответственности кредитора перед должником, но оно не лишает силу саму уступку такого требования.

При этом суд кассационной инстанции также принимает во внимание, что на момент заключения оспариваемого договора цессии между сторонами отношения в рамках договора лизинга прекращены.

При таких обстоятельствах у судов отсутствовали основания для признания договора уступки недействительным.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права либо законность решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций повторно проверяется арбитражным судом кассационной инстанции при отсутствии оснований, предусмотренных пунктом 3 части 1 настоящей статьи.

На основании изложенного, принимая во внимание, что судами установлены фактические обстоятельства дела, но неправильно применены нормы материального права, суд кассационной инстанции в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации приходит к выводу, что решение суда первой инстанции, дополнительное решение и постановление суда апелляционной инстанции подлежат отмене, в удовлетворении исковых требований следует отказать.

В соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с ООО «Каркаде» подлежат взысканию в пользу ООО «Алгоритм Решение» расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе в сумме 3000 рублей и по кассационной жалобе в сумме 3000 рублей.

Руководствуясь статьями 284, 286 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решение Арбитражного суда города Москвы от 10 августа 2017 года, дополнительное решение Арбитражного суда города Москвы от 01 сентября 2017 года и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 15 декабря 2017 года по делу N А40-128886/2017 отменить.

В удовлетворении исковых требований ООО «Каркаде» отказать.

Взыскать с ООО «Каркаде» в пользу ООО «Алгоритм Решение» расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе в сумме 3000 (три тысячи) рублей и по кассационной жалобе в сумме 3000 (три тысячи) рублей.

Председательствующий судья Н.Н. Кольцова
Судьи Н.Н. Бочарова
Н.С. Калинина

Лизингополучатель (цедент) уступил обществу (цессионарию) право требования с лизингодателя неосновательного обогащения в виде выкупной стоимости автомобиля и пени, вытекающее из договора лизинга. При этом тот на момент заключения договора цессии был уже расторгнут.

Суд округа отказался признать договор цессии недействующим.

Уступка прав допускается во всяком случае, если денежное обязательство сторон, права из которого уступаются, связано с их предпринимательской деятельностью. В данном случае уступка возможна без каких-либо исключений, поскольку уступаемое право связано именно с такой деятельностью.

Уступка может быть признана недействительной, только если цедент и цессионарий, совершая ее вопреки договорному запрету, действовали с намерением причинить вред должнику. Подобные обстоятельства по делу не установлены.

Договором лизинга предусмотрена необходимость согласия контрагента на уступку права требования, вытекающего из этого обязательства. Однако нарушение этого ограничения влечет только возможную ответственность кредитора перед должником, но не лишает силы саму уступку.

Уступка требования победителем торгов: как избежать ошибок?

Чаще всего в случае уступки требования по заключенному на торгах договору другому лицу у победителя возникает множество вопросов. А может ли он вообще это делать? На что обратить внимание? Как избежать сложностей с контрагентом? Какие нюансы следует учесть и как не допустить ошибок, рассмотрим в материале.

По общему правилу победитель торгов должен исполнить обязательства по договору, заключенному на торгах, лично (п. 7 ст. 448 ГК РФ). Схожее положение содержится в ч. 5 ст. 95 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон № 44-ФЗ), согласно которой при исполнении контракта не допускается перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), за исключением случая, если новый поставщик (подрядчик, исполнитель) является правопреемником поставщика (подрядчика, исполнителя) по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения.

Смотрите еще:  Успеть до 1 ноября: сотрудник ФНС о правилах получения налоговых вычетов. Льготы инвалидам 2 группы по земельному налогу в московской области

Как отмечал Верховный суд РФ, обязанность личного исполнения договора (контракта) обусловлена необходимостью обеспечения принципов открытости, прозрачности и сохранения конкуренции при проведении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд (см. Определение Верховного суда РФ от 12.10.2017 № 309-ЭС17-7107 по делу № А60-40121/2016).

Необходимость личного исполнения обязательств отражается и на возможности уступки права (требования) по договорам (контрактам), заключаемым на торгах.

Если в соответствии с законом заключение договора возможно только путем проведения торгов, победитель торгов не вправе уступать права (за исключением требований по денежному обязательству) и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора (п. 7 ст. 448 ГК РФ).

В прежней редакции п. 7 ст. 448 ГК РФ, действовавшей до 01.06.2019, оговорка о возможности уступки требования по денежному обязательству отсутствовала и судебная практика по данному вопросу была крайне противоречивой. В измененной формулировке п. 7 ст. 448 ГК РФ отражены правовые позиции Верховного суда РФ о том, что следует принимать во внимание существо уступаемого права и цель ограничения перемены лиц в обязательстве, а при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника (см. п. 9 постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 54, п. 17 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утв. Президиумом Верховного суда РФ 28.06.2017).

Уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (пункт 2 статьи 168 ГК РФ, пункт 1 статьи 388 ГК РФ). Например, ничтожной является уступка прав бенефициара по независимой гарантии без одновременной уступки тому же лицу прав по основному обязательству (абзац второй пункта 1 статьи 372 ГК РФ). Статья 383 ГК РФ устанавливает запрет на уступку другому лицу прав (требований), если их исполнение предназначено лично для кредитора-гражданина либо иным образом неразрывно связано с его личностью. При этом следует принимать во внимание существо уступаемого права и цель ограничения перемены лиц в обязательстве. Например, исходя из положений пункта 7 статьи 448 ГК РФ запрет уступки прав по договорам, заключение которых возможно только путем проведения торгов, не затрагивает требований по денежным обязательствам.

Пункт 9 постановления Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 № 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»

Предусмотренный пунктом 7 статьи 448 ГК РФ запрет не может быть распространен на уступку победителем торгов денежного требования, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника.

Пункт 17 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (утв. Президиумом Верховного суда РФ 28.06.2017)

Аналогичные позиции приведены в определениях Верховного суда РФ от 12.10.2017 № 309-ЭС17-7107 по делу № А60-40121/2016, от 10.10.2017 № 310-ЭС17-11054 по делу № А14-7663/2016.

До недавнего времени встречалась иная судебная практика. Суды нередко придерживались позиции о запрете уступки любых требований по договорам, заключенным на торгах (см., например, Определение Верховного суда РФ от 04.07.2016 № 310-ЭС16-7341 по делу № А23-3851/2015, постановления АС Центрального округа от 30.01.2017 № Ф10-5513/2016 по делу № А48-682/2016, от 13.02.2017 № Ф10-5486/2016 по делу № А14-6635/2016).

Позицию о невозможности уступки последовательно занимал также Минфин России, который в своих письмах неоднократно высказывался о том, что договор цессии неприменим к государственным и муниципальным контрактам, поскольку это противоречит бюджетному законодательству, перечисление денежных средств в счет оплаты заказчиком услуг и товаров возможно только исполнителю госконтракта (см., например, письма Минфина России от 05.09.2017 № 24-05-09/57010, от 21.07.2017 № 09-04-04/46799, от 06.06.2016 № 02-04-06/32553, от 11.03.2015 № 02-02-08/12916). Однако позиция Минфина России не всегда принималась во внимание судами с учетом того, что данные письма не содержат правовых норм, не направлены на их установление, изменение или отмену (см., например, постановление АС Уральского округа от 06.05.2016 № Ф09-3145/16 по делу № А50-14402/2015).

В настоящее время с учетом обновленной редакции п. 7 ст. 448 ГК РФ судебная практика достаточно единообразна — суды придерживаются позиции о возможности уступки требований по денежному обязательству (см., например, постановление АС Западно-Сибирского округа от 27.07.2019 № Ф04-2979/2019 по делу № А75-7541/2017).

Таким образом, на текущий момент, решая вопрос о возможности уступки требования по договору, заключенному на торгах, их победитель должен прежде всего определить, мог ли договор быть заключен иначе, чем путем проведения торгов, то есть распространяется ли в принципе на данный договор запрет, установленный в п. 7 ст. 448 ГК РФ.

Какие договоры (контракты) заключаются только путем проведения торгов? Прежде всего нужно обратить внимание на те, предмет которых направлен на обеспечение государственных и муниципальных нужд (контракты, заключаемые в соответствии с Законом № 44-ФЗ), на передачу прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, — договоры аренды, безвозмездного пользования, доверительного управления и иные (ст. 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», ст. 22 Земельного кодекса РФ, ст. 19 Федерального закона от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» и др.), в ряде случаев — на закупки, осуществляемые в рамках Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее — Закон № 223-ФЗ). Следует отметить, что Закон № 223-ФЗ не содержит положений, обязывающих заказчиков заключать договоры только путем проведения торгов, — для определения обязательности торгов необходимо изучать положение о закупке отдельного заказчика (см. постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.08.2019 № 13АП-19954/2019 по делу № А56-118813/2017).

Иными словами, должен ли быть заключен договор (контракт) именно на торгах, следует проверять в каждом конкретном случае.

Если ответ на этот вопрос положительный, то нужно установить, собирается ли лицо, выигравшее торги, уступить требование именно по денежному обязательству. Если обязательство не является денежным, уступить требование нельзя в силу закона, даже если должник (заказчик) согласен на такую уступку.

Уступка права, совершенная в нарушение законодательного запрета, является ничтожной (п. 2 ст. 168 ГК РФ, п. 1 ст. 388 ГК РФ, п. 9 постановления Пленума Верховного суда от 21.12.2017 № 54).

Отсутствие запрета уступки требования, предусмотренного специальными законами

Особенно внимательно нужно проверять возможность заключения договора цессии в нестандартных ситуациях. Например, когда речь идет об уступке права по контракту во исполнение государственного оборонного заказа (далее — ГОЗ).

Согласно п. 7 ст. 7 Федерального закона от 29.12.2012 № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе» (далее — Закон № 275-ФЗ) госзаказчик использует для расчетов по контракту только отдельный счет, открытый в уполномоченном банке головному исполнителю, с которым у госзаказчика заключен контракт, при наличии у такого головного исполнителя договора о банковском сопровождении, заключенного с уполномоченным банком.

В соответствии с п. 10 ст. 3 Закона № 275-ФЗ отдельным счетом является счет, открытый головному исполнителю, исполнителю в уполномоченном банке для осуществления расчетов по ГОЗ в соответствии с условиями контракта.

В силу п. 12 ст. 8.4 Закона № 275-ФЗ по отдельному счету не допускается совершение операций по исполнению договора об уступке (переуступке) права требования.

Соответственно, если требование будет уступлено по контракту, заключенному во исполнение ГОЗ, суд с высокой степенью вероятности откажет цессионарию в иске (см., например, Определение Верховного суда РФ от 12.11.2019 № 307-ЭС18-18328 по делу № А21-10351/2017, постановление АС Московского округа от 20.12.2019 № Ф05-21468/2019 по делу № А40-95231/2017).

На что еще нужно обратить внимание победителю торгов (цеденту) и цессионарию, чтобы договор цессии устоял в суде?

Важно следить за тем, чтобы передавалось требование только по денежному обязательству, которое носит обезличенный характер. Иные права по договору (контракту) передавать нельзя.

В ином случае суд может счесть, что произошла перемена поставщика (подрядчика, исполнителя), поскольку сторонами согласована не только уступка требования оплаты за поставленные товары, выполненные работы или оказанные услуги, и есть основания для признания договора цессии недействительным (см., например, постановления АС Западно-Сибирского округа от 12.09.2017 № Ф04-3115/2017 по делу № А03-23167/2015, АС Поволжского округа от 23.08.2019 № Ф06-12699/2016 по делу № А72-11185/2015).

Одновременно, поскольку в случае уступки требования оплаты иные права/обязательства не переходят, заказчик (должник) предъявляет претензии по выполнению договора, заключенного на торгах, к поставщику (подрядчику, исполнителю).

  • Полное исполнение договора, заключенного на торгах, победителем.
  • К моменту передачи требования обязательства поставщика (подрядчика, исполнителя) по договору должны быть исполнены в полном объеме.

    Во-первых, это снизит риск признания договора цессии недействительным (см., например, постановление АС Московского округа от 17.01.2019 № Ф05-20283/2019 по делу № А40-243151/2017). С точки зрения Верховного суда РФ, если работы выполнены и данное обстоятельство заказчиком не оспаривается, то обязанность личного исполнения договора подрядчиком прекратилась. А значит у судов не имеется оснований для признания договора цессии недействительным (см. Определение Верховного суда РФ от 10.10.2017 № 310-ЭС17-11054 по делу № А14-7663/2016). И напротив, в случае неполного исполнения договора (контракта) суд может счесть, что личность поставщика (подрядчика, исполнителя) все еще имеет существенное значение, а значит, договор цессии недействителен (см., например, постановление АС Поволжского округа от 17.06.2016 № Ф06-8776/2016 по делу № А12-40526/2015).

    Во-вторых, суд не взыщет задолженность по иску цессионария по оплате поставленных товаров (выполненных работ или оказанных услуг) в случае недоказанности исполнения цедентом договора (контракта), даже если не признает договор цессии недействительным. Заказчик может возражать относительно суммы задолженности.

    ООО «Дельта-А» обратилось в арбитражный суд с иском к министерству промышленности Республики Саха (Якутия) о взыскании суммы основного долга за работы по госконтракту и процентов за пользование чужими денежными средствами, основывая свое требование на заключенном договоре цессии.

    В последующем ответчик обратился со встречным иском к ООО «Дельта-А» и подрядчику о признании недействительными договоров уступки права требования, о расторжении госконтракта и о взыскании неустойки.

    При рассмотрении дела на втором круге суд первой инстанции отказал в удовлетворении как первоначального иска (со ссылкой на недоказанность выполнения подрядчиком работ по контракту в надлежащем качестве и объеме, установленном такой сделкой), так и встречного иска (в связи с тем, что в целом произведенная уступка права не противоречит нормам гражданского законодательства).

    Суды апелляционной и кассационной инстанций данное решение поддержали.

    Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 25.07.2019 № Ф02-1950/2019 по делу № А58-4024/2015

    Таким образом, цессионарий должен обязательно проверить, в порядке ли документы, подтверждающие исполнение договора, заключенного на торгах.

    Например, применительно к подряду следует удостовериться, что подрядчик выполнил условия контракта о порядке сдачи-приемки работ, извещал заказчика о готовности результата работ к приемке, подписаны приемо-сдаточные документы, мотивированных отказов от приемки работ от заказчика не поступало и т.д. (см. постановление АС Северо-Западного округа от 06.06.2017 № Ф07-4594/2017 по делу № А56-14997/2016). Даже если документально подтверждено выполнение и сдача работ по определенному этапу, однако контракт в полном объеме пока не исполнен, это также негативно скажется на возможности цессионария взыскать задолженность по оплате выполненной части работ (см., например, Определение Верховного суда РФ от 21.11.2016 № 309-ЭС16-11778 по делу № А34-4163/2015).

    В то же время в пользу сторон договора цессии стоит отметить ряд аргументов, которые может заявить должник (заказчик), однако суд их во внимание не примет.

    Так, не являются основаниями для признания договора цессии недействительным:

  • Отсутствие согласия должника на уступку требования.
  • Суды поддерживают исполнителей, даже если необходимость получения согласия заказчика была предусмотрена в контракте, ссылаясь на п. 3 ст. 388 ГК РФ, согласно которому соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения (см., например, постановления Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.08.2019 № 16АП-2078/2017 по делу № А15-517/2017, АС Северо-Кавказского округа от 02.08.2019 № Ф08-5522/2019 по делу № А15-5565/2017, от 11.08.2017 № Ф08-5068/2017 по делу № А63-7764/2016).

  • Несоответствие бюджетному законодательству РФ, особый характер исполнения судебных актов о взыскании средств, установленный Бюджетным кодексом РФ (см., например, постановления АС Уральского округа от 01.02.2019 № Ф09-8558/17 по делу № А60-2269/2017, АС Восточно-Сибирского округа от 25.01.2019 № Ф02-7275/2017 по делу № А78-6153/2017).
  • Неверное оформление заявки на кассовый расход, направляемой в казначейство, в виде несоответствия реквизитов контрагента документам, подтверждающим возникновение денежного обязательства (см., например, постановление АС Дальневосточного округа от 19.05.2017 № Ф03-1666/2017 по делу № А73-14379/2016).
  • Таким образом, уступить требование по договору, заключенному на торгах, победитель может. Однако стороны должны учитывать имеющиеся в законе ограничения, корректно формулировать условия договора цессии о предмете и тщательно проверять, исполнен ли договор, заключенный на торгах, в полном объеме.

    • Автострахование
    • Жилищные споры
    • Земельные споры
    • Административное право
    • Участие в долевом строительстве
    • Семейные споры
    • Гражданское право, ГК РФ
    • Защита прав потребителей
    • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статьи и комментарии ПЦ «Логос»
  • Цессия (уступка права требования) – это .. Понятие, образец договора уступки (цессии)
    1. Основания перехода прав кредитора к другому лицу
    2. Уступка требования (цессия). Определение понятия
    3. Условия уступки требования (запрет, согласие должника)
    4. Случаи допустимости уступки права (требования)
    5. Существенное значение личности кредитора для должника
    6. Запрет уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку
    7. Уступка неденежного требования. Значительность обременений для должника
    8. Уступка будущего требования
    9. Форма уступки требования
    10. Образцы договора цессии (уступки требования)
    11. Замена взыскателя в исполнительном производстве при уступке права (требования), возникшего на основании решения суда
    12. Образец уведомления об уступке прав (требований)
    13. Отличия цессии от суброгации и регресса
    Смотрите еще:  В КР планируют оптимизировать выплаты 25 категориям льготников, как ветеранам ВОВ, афганцам и инвалидам. Льготы инвалидам второй группы в кыргызстане

    1. Основания перехода прав кредитора к другому лицу

    Понятие «уступка требования» в гражданском праве относится к институту обязательственного права и регулируется главой 24 Гражданского кодекса РФ «Перемена лиц в обязательстве».

    Пункт 1 статьи 382 ГК РФ устанавливает основные требования к порядку передачи кредитором своих прав другому лицу.

    Переход прав кредитора другому лицу может быть осуществлен по двум основаниям:

    — на основании закона (статья 387 ГК РФ: права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

  • в результате универсального правопреемства в правах кредитора;
  • по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;
  • вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;
  • при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;
  • в других случаях, предусмотренных законом).
  • — на основании сделки (статья 388 ГК РФ). В указанном случае цедент заключает договор цессии (уступки права (требования)) с цессионарием. При этом цессионарий становится новым кредитором.

    Субъектами отношений, возникающих по поводу передачи права по сделке, являются цедент и цессионарий.

  • Цедент – лицо (первоначальный кредитор), уступающий требования другому лицу (новому кредитору).
  • Цессионарий — лицо (новый кредитор), которому уступается требование первоначальным кредитором.
  • 2. Уступка требования (цессия). Определение понятия

    Цессия (от лат. cessio — уступка, передача) представляет собой передачу права в силу заключенной между прежним кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием) сделки либо на основании иных предусмотренных непосредственно законом юридических фактов, приводящую к замене кредитора в обязательстве.

    В случаях, когда основанием перемены кредитора в обязательстве является именно сделка, законодатель называет такую уступку «уступкой требования». В литературе, понятие «уступка требования» на основании сделки, как правило, отождествляется с понятиями «уступка права требования», «уступка права», «цессия».

    Уступка права требования (цессия) — это сделка, по которой одна сторона (цедент) передает другой стороне (цессионарию) право требования, возникшее на основании обязательства.

    Договором цессии является соглашение по уступке права требования (права на получение исполнения) долговых обязательств от цедента цессионарию (п. 1 ст. 382, ст. ст. 388, 388.1 ГК РФ, п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса РФ»).

    3. Условия уступки требования (запрет, согласие должника)

    Пункт 1 статьи 388 ГК РФ называет одно абсолютное препятствие для уступки требования — противоречие закону. Запрет уступки, как правило, устанавливаются в интересах третьих лиц (должника или иных субъектов), поэтому цессия, нарушающая такой запрет, будет ничтожной сделкой (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

    Если же цессия не запрещена законом, но необходимо получить лишь согласие должника (например, по п. 4 ст. 388 ГК РФ), при отсутствии такого согласия уступка в силу ст. 173.1 ГК РФ будет оспоримой и может быть признана недействительной, если будет доказано, что цессионарий знал или должен был знать о необходимости получения согласия должника и о его отсутствии.

    Разъяснения о последствиях совершения цессии без согласия должника содержатся в пп. 15-18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»

    4. Случаи допустимости уступки права (требования)

    В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 указано, что допускается уступка требований:

    • о возмещении убытков, вызванных нарушением обязательства, в том числе которое может случиться в будущем,
    • о возврате полученного по недействительной сделке,
    • о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества (пункты 2 и 3 статьи 307.1, пункт 1 статьи 388 ГК РФ).
    • Уступка права, полученного в порядке суброгации. Уступка страховщиком по договору имущественного страхования права (требования), полученного в порядке суброгации (статья 965 ГК РФ), лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности, не противоречит законодательству (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120). Если иное не установлено законом, отсутствие у цессионария лицензии на осуществление страховой либо банковской деятельности не является основанием недействительности уступки требования, полученного страховщиком в порядке суброгации или возникшего у банка из кредитного договора (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54).

      Уступка «спорного» права (требования). Допустимость уступки права (требования) не ставится в зависимость от того, является ли оно бесспорным и обусловлена ли возможность его реализации встречным исполнением цедентом своих обязательств перед должником (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54, п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120).

      Уступки права (требования) на уплату неустойки, в том числе подлежащей выплате в будущем. По общему правилу, уступка требования об уплате сумм неустойки, начисляемых в связи с нарушением обязательства, в том числе подлежащих выплате в будущем, допускается как одновременно с уступкой основного требования, так и отдельно от него (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54). Законодательство не содержит запрета в отношении уступки права (требования) на уплату неустойки, в силу чего данная уступка не противоречит закону. Возможность снижения судом размера неустойки на основании статьи 333 Кодекса не лишает первоначального кредитора права уступить указанное право (требование) (п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120).

      5. Существенное значение личности кредитора для должника

      Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2 статьи 388 ГК РФ).

      Понятие «существенное значение личности кредитора» имеет оценочный характер, что может создавать проблемы для сторон сделки. Так, например, цедент и цессионарий, заключая договора уступки требования, могут вполне обоснованно предполагать, что личность кредитора не имеет существенного значения для должника, однако суд в случае спора может прийти к иному выводу, поскольку какие-либо критерии, позволяющие определить наличие или отсутствие существенного значения личности кредитора для должника ни в законе, ни в судебной практике не сформированы.

      При возникновении спора доказывать «существенность значения личности кредитора» надлежит должнику.

      В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 содержатся следующие разъяснения:

      «При оценке того, имеет ли личность кредитора в обязательстве существенное значение для должника, для целей применения пункта 2 статьи 388 ГК РФ необходимо исходить из существа обязательства.

      Если стороны установили в договоре, что личность кредитора имеет существенное значение для должника, однако это не вытекает из существа возникшего на основании этого договора обязательства, то подобные условия следует квалифицировать как запрет на уступку прав по договору без согласия должника (пункт 2 статьи 382 ГК РФ)».

      Указанные выше риски нивелируются получением согласия должника на совершение цессии. Такое согласия может быть получено до совершения цессии, одновременно с ней или после нее. Предварительное согласие может быть закреплено и в самом договоре должника и кредитора.

      Некоторые вопросы, касающиеся существенности значения личности кредитора (примеры из судебной практики) освещались также в статье «Процессуальное правопреемство в гражданском процессе при уступке права требования (цессии)».

      6. Запрет уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку

      В п. 3 статьи 388 ГК РФ установлено, что запрещенная соглашением между должником и кредитором уступка денежного требования является действительной, такое требование переходит вопреки договорному запрету, однако цедент отвечает перед должником за нарушение договорного запрета (эта ответственность может выражаться как в убытках, так и в неустойке, а также может быть обеспечена поручительством, залогом и т.п.).

      7. Уступка неденежного требования. Значительность обременений для должника

      Пункт 4 статьи 388 ГК РФ устанавливает, что уступка неденежного требования допустима без согласия должника в ограниченных случаях, а именно любая сделка уступки неденежного требования должна совершаться с согласия должника, если в результате уступки исполнение для должника становится значительно более обременительным.

      Под дополнительными обременениями следует понимать:

    • обязанность должника выполнить дополнительные действия;
    • необходимость исполнить обязательство иным, отличным от первоначального, способом;
    • необходимость нести дополнительные затраты при исполнении обязательства.
    • В соответствии с п. 14 информационного письма ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 должник обязан доказывать, каким образом уступка нарушает его права и законные интересы. Поскольку дополнительные обременения, налагаемые на должника уступкой, являются частным случаем нарушения законных интересов должника, доказывать как само наличие этих обременений, так и их значительность обязан должник.

      В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 содержатся следующие разъяснения:

      «В случае, когда осуществленная без согласия должника уступка требования неденежного исполнения, в том числе частичная в делимом обязательстве, делает для должника исполнение его обязательства значительно более обременительным, должник вправе исполнить обязательство цеденту (пункт 3 статьи 384, пункт 4 статьи 388 ГК РФ).

      Если переход названного требования не может быть признан значительно более обременительным для должника, однако требует от должника дополнительных усилий или затрат, цедент и цессионарий обязаны возместить должнику соответствующие расходы. До исполнения цедентом и (или) цессионарием этой обязанности должник, по общему правилу, не считается просрочившим (статьи 405, 406 ГК РФ)».

      8. Уступка будущего требования

      Требование по обязательству, которое возникнет в будущем (будущее требование) может быть передано по договору цессии.

      Правовые позиции относительно уступки будущего требования сформированы в постановлениях ВС РФ, ВАС РФ:

      П. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120:

      Соглашение об уступке права (требования), предметом которого является не возникшее на момент заключения данного соглашения право, не противоречит законодательству

      П. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 «О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки»:

      Согласно взаимосвязанным положениям статьи 388.1, пункта 5 статьи 454 и пункта 2 статьи 455 ГК РФ договор, на основании которого производится уступка, может быть заключен не только в отношении требования, принадлежащего цеденту в момент заключения договора, но и в отношении требования, которое возникнет в будущем или будет приобретено цедентом у третьего лица (будущее требование). Если иное не установлено законом, будущее требование переходит к цессионарию, соответственно, непосредственно после момента его возникновения или его приобретения цедентом. Соглашением сторон может быть предусмотрено, что будущее требование переходит позднее (пункт 2 статьи 388.1 ГК РФ).

      Не является будущим уже принадлежащее цеденту требование, срок исполнения которого не наступил к моменту заключения договора, на основании которого производится уступка, например требование займодавца о возврате суммы переданного займа до наступления срока его возврата. Такое требование переходит к цессионарию по правилу, установленному пунктом 2 статьи 389.1 ГК РФ.

      П. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»:

      Уступка права на возмещение судебных издержек как такового допускается не только после их присуждения лицу, участвующему в деле, но и в период рассмотрения дела судом (статьи 382, 383, 388.1 ГК РФ). Заключение указанного соглашения до присуждения судебных издержек не влечет процессуальную замену лица, участвующего в деле и уступившего право на возмещение судебных издержек, его правопреемником, поскольку такое право возникает и переходит к правопреемнику лишь в момент присуждения судебных издержек в пользу правопредшественника (пункт 2 статьи 388.1 ГК РФ).

      9. Форма уступки требования

      Форма уступки требования поставлена в зависимость от формы сделки, на основе которой происходит цессия.

      В соответствии с п. 1 статьи 389 ГК РФ, сделка цессии должна быть совершена в той же форме, что и сделка (чаще всего договор), из которой возникло уступаемое требование. Так, если уступается денежное требование продавца из договора купли-продажи, который был удостоверен у нотариуса, то и сама уступка требования подлежит нотариальному удостоверению.

      Соответственно, если уступка права (требования) должна быть удостоверена нотариально, то нарушение этого требования повлечет ничтожность уступки (п. 3 ст. 163 ГК РФ).

      Соглашение об уступке требования по сделке, требующей государственной регистрации, также должно быть зарегистрировано. Например, в случае уступки требования по зарегистрированному договору аренды недвижимости соглашение об уступке такого требования подлежит государственной регистрации. Регистрации подлежат соглашения об уступке любых требований, возникших из зарегистрированных договоров.

      10. Образцы договора цессии (уступки требования):

      Договор цессии (уступки требования), заключенный кредитором с любым лицом (например, с лицом, осуществляющим коллекторскую деятельность).

      Договор цессии, заключенный между юридическими лицами

      Договор уступки права (требования). Физическое лицо уступает ТСЖ право (требование), возникшее на основании постановления суда об обязании ООО снести самовольную постройку. На основании данного договора по заявлению заинтересованной стороны суд производит замену стороны в исполнительном производстве. Подробнее об этом деле см. ниже.

      11. Замена взыскателя в исполнительном производстве при уступке права (требования), возникшего на основании решения суда

      В соответствии со статьей 52 закона «Об исполнительном производстве», в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.. на основании судебного акта о замене стороны исполнительного производства правопреемником по исполнительному документу…

      Таким образом, законом допускается замена взыскателя в исполнительном производстве на основании договора уступки требования после выдачи исполнительного листа, но до реального исполнения судебного решения. Пример:

    • Заявление в суд о процессуальном правопреемстве по договору цессии ( подробнее о данном деле см. публикацию «Оспаривание договора уступки права требования. Из судебной практики», возражения на исковое заявление о признании договора цессии недействительным.
    • Заявление о правопреемстве в арбитражный суд в исполнительном производстве. Образец (процессуальное правопреемство на основании договора уступки права).
    • 12. Образец уведомления об уступке прав (требований)

      Согласно п. 3 статьи 382 ГК РФ, если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Такое уведомление должника может выглядеть следующим образом:

      Уведомление об уступке прав (требований) по договору займа.

      13. Отличия цессии от суброгации и регресса

      О сходствах и отличиях понятий «цессия», «суброгация» и «регресс» рекомендуем следующие публикации:

    • Суброгация – это .. Понятие, примеры суброгации. Отличия от цессии и регресса
    • Регресс по ГК РФ – это .. Понятие. Взыскание в порядке регресса. Примеры регресса. Суброгация