Уголовная ответственность за незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ либо взрывных устройств. Уголовный кодекс статья 225

Уголовная ответственность за незаконный оборот оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ либо взрывных устройств

06 нояб. 2019 г., 10:16

Оборот оружия на территории Российской Федерации регулируется законодательством об оружии. Любое иное его обращение является незаконным. Незаконный оборот оружия – один из наиболее серьезных факторов, способствующих росту организованной преступности, терроризма в стране.

Одним из источников пополнения криминального рынка оружия продолжают оставаться Вооруженные Силы Российской Федерации, а также другие войска и воинские формирования.

В результате мер, принятых военными прокурорами совместно с командованием и органами безопасности в войсках, удалось снизить количественный показатель преступности, связанной с хищениями оружия. Ее уровень за последние три года имеет тенденцию к снижению.

Однако вопросы сохранности оружия в войсках и воинских формированиях по-прежнему остаются достаточно острыми.

В Российской Федерации создана достаточная правовая база, регулирующая правоотношения в рассматриваемой области и позволяющая вести активную борьбу с хищениями и незаконным оборотом оружия как в стране в целом, так и в войсках. Она включает в себя Федеральные законы, общевоинские Уставы Вооруженных Сил Российской Федерации, указы Президента и постановления Правительства Российской Федерации, ведомственные нормативно-правовые акты.

Основным нормативным актом является Федеральный закон от 3 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии».

В ст. 1 Закона дано определение оборота оружия – его производство, торговля им, продажа, передача, приобретение, коллекционирование, экспонирование, учет, хранение, ношение, перевозка, транспортирование, использование, изъятие, уничтожение, ввоз оружия на территорию Российской Федерации и его вывоз.

В названном Законе перечислены субъекты, имеющие право приобретать оружие, регламентирован порядок продажи и передачи его государственными военизированными организациями, контроля за оборотом оружия, а также даны понятия «оружие», «огнестрельное оружие», «боеприпасы» и др.

К огнестрельному оружию данный Закон относит оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда; к боеприпасам – предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание.

В Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) включены понятия: «комплектующие детали», «взрывные устройства», «газовое оружие», «ядерное», «химическое и биологическое оружие», «другие виды оружия массового поражения», «материалы или оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения». Уголовная ответственность за незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов установлена статьей 222 УК РФ.

Объектом этого преступления является общественная безопасность в сфере оборота оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.Предметом – огнестрельное оружие, его основные части, боеприпасы (за исключением гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, его основных частей и патронов к нему, огнестрельного оружия ограниченного поражения, его основных частей и патронов к нему), взрывчатые вещества и взрывные устройства.

Огнестрельным признается оружие как заводского, так и самодельного изготовления, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии метаемым снаряжением, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. Под его основными частями — ствол, затвор, барабан, рамку, ствольную коробку, ударно-спусковой и запирающий механизмы.

Боевыми припасами являются предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный или вышибной заряды либо их сочетание. Не являются таковыми сигнальные, осветительные, холостые, строительные, газовые, учебные и иные патроны, не имеющие поражающего элемента и не предназначенные для поражения цели. Взрывчатые вещества – химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению, взрыву без доступа кислорода.

Взрывные устройства – промышленные или самодельные изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (запал, взрыватель, детонатор и т.п.). Все перечисленное должно быть годными к использованию, неисправное или учебное огнестрельное оружие может признаваться предметом этого преступления.

Правила оборота каждого вида оружия и боеприпасов определены, помимо закона, постановлениями Правительства Российской Федерации и ведомственными нормативными правовыми актами, в связи с чем при решении вопроса о привлечении к ответственности за эти преступления, устанавливается, какие правила были нарушены.

Под незаконным приобретением оружия и боеприпасов понимается их покупка, получение в дар или в уплату долга, в обмен на товары и вещи, присвоение найденного и т.п., незаконная передача — их незаконное предоставление посторонним лицам для временного использования или хранения.Незаконный сбыт – безвозвратное отчуждение в собственность иных лиц в результате совершения противоправной сделки (продажа, дарение, обмен и т.п.), незаконное хранение – сокрытие указанных предметов в помещениях, тайниках, а также в иных местах, обеспечивающих их сохранность.

Преступлением признается деяние с прямым умыслом, когдавиновный осознает, что совершает незаконные действия с огнестрельным оружиеми желает их осуществить, совершенное вменяемым лицом, достигшим возраста 16 лет.

Ответственность за те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору предусмотрена частью 2 статьи 222 УК РФ, частью 3 – за те же деяния, совершенные организованной группой, частью 4 – за незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения, газового, холодного, в том числе метательного.

Статьей 223 УК РФ предусмотрена ответственность за незаконное изготовление оружия и боеприпасов, их переделка и ремонт, за небрежное хранение огнестрельного оружия– предусмотрена статьей 224 УК РФ.

Статья 225УК РФ – ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, если это повлекло их хищение или уничтожение либо наступление иных тяжких последствий.

Оно может выразиться в нарушении порядка выдачи предмета преступления, халатном отношении к выполнению возложенных обязанностей (сон на посту, незапертые по забывчивости двери и т.п.). Это преступление характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности.Субъект — лицо, выполняющее по договору или специальному поручению обязанности по охране огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств.

В соответствии с частью 2 статьи 235 УК РФ ответственность наступает за ненадлежащее исполнение обязанностей по охране ядерного, химического или других видов оружия массового поражения.

Статья 226УК РФ – хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств. Такое хищение может быть совершено как из государственных или негосударственных учреждений (организаций), так и у отдельных граждан, владеющих огнестрельным оружием. При этом не имеет значения, владел гражданин такими предметами правомерно или незаконно.

Хищение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств признается оконченным с момента незаконного изъятия и завладения ими с целью присвоения самим виновным или другими лицами. Вымогательство указанных предметов считается оконченным с момента предъявления требования независимо от того, выполнено оно или нет.

Деяние должно быть совершено с прямым умыслом, субъект преступления – лицо, достигшее возраста 14 лет (наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет).

Часть 2 статьи 226 УК РФ предусматривает ответственность за хищение либо вымогательство ядерного, химического или других видов оружия массового поражения, а равно материалов или оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с ограничением свободы на срок до одного года либо без такового (наказываются лишением свободы на срокот пяти до двенадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей).

По части 3 статьи 226 УК РФ наступает ответственность за деяния, предусмотренные частями 1 и 2 этой статьи, если они совершены: группой лиц по предварительному сговору; лицом с использованием своего служебного положения; с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

По части 4 статьи 226 УК РФ предусмотрена ответственность за хищение или вымогательство огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, если они совершены организованной группой; с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового).

Статья 226.1. УК РФ предусматривает ответственность за контрабанду сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов.

Заместитель начальника отдела организационного управления Главной военной прокуратуры полковник юстиции Дмитрий Глазков

7 процессуальных ошибок при назначении судебной экспертизы

Руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры», адвокат (адвокатская палата Санкт-Петербурга)

специально для ГАРАНТ.РУ

Заключение эксперта – один из источников сведений, на основании которых суд устанавливает факты, имеющие существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Как и любое другое доказательство, оно будет иметь юридическую силу при условии, что получено с соблюдением закона. В этой колонке я рассмотрю ошибки, которые допускаются судом при назначении экспертизы в гражданском процессе и возможности их предупреждения во избежание затягивания сроков для рассмотрения дела, признания заключения эксперта недопустимым доказательством, а также увеличения расходов по делу.

Порядок назначения экспертизы

Процедура назначения экспертизы в гражданском процессе регламентируется ст. 79-80 Гражданского процессуального кодекса.

Назначение судебной экспертизы осуществляется судом по собственной инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в процессе. В ряде дел, таких как дела о признании гражданина недееспособным, проведение экспертизы является обязательным процессуальным действием (ст. 283 ГПК РФ).

Экспертиза может быть назначена как на стадии подготовки к судебному разбирательству, так в и процессе самого судебного разбирательства.

Поводом для проведения экспертизы является возникновение в деле вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, и для разрешения которых недостаточно опросить в судебном заседании специалиста. Назначение экспертизы должно быть обоснованным.

Перед вынесением определения о назначении экспертизы суд:

  • устанавливает факты, для подтверждения которых необходимо проведение экспертизы;
  • определяется с видом экспертизы;
  • выбирает судебно-экспертное учреждение или эксперта (экспертов);
  • рассматривает ходатайства об отводе экспертов, если таковые имеются;
  • формулирует круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта;
  • обозначает дату назначения экспертизы и дату, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено экспертом в суд;
  • решает вопрос о предоставлении эксперту материалов и документов для сравнительного исследования, особые условия обращения с ними, если это необходимо;
  • определяет за чей счет должна быть проведена экспертиза.

Выбор эксперта и определение круга вопросов осуществляются судом с учетом мнения участников процесса. Отклоняя вопросы, предложенные стороной по делу, суд обязан мотивировать свое решение.

Содержание определения о назначении экспертизы должно соответствовать требованиям ст. 80, ст. 225 ГПК РФ.

Эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения об ответственности, предусмотренной ст. 307 Уголовного кодекса.

Далее, суд имеет право воспользоваться правом, представленным ст. 216 ГПК РФ, и приостановить производство по делу.

Ошибки в судебной практике

Анализ правоприменительной практики в этом вопросе приведен в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 декабря 2011 года (далее – Обзор). Изучение обобщений, проведенных на уровне верховных судов субъектов РФ, показывает, что Обзор сохраняет актуальность и в настоящий момент. Приведем типичные ошибки судов при назначении экспертизы.

Смотрите еще:  Возврат и обмен билетов. Москвариум вднх официальный сайт цены льготы

Не указано наименование вида экспертизы. В отдельных случаях вместо названия экспертизы суды указывали ожидаемые от исследования результаты. Так, в одном определении экспертиза была названа: «судебная экспертиза по определению рыночной стоимости заложенного имущества». Назначаются несуществующие виды экспертиз. Перечень возможных видов судебных экспертиз содержится в Приказе Минюста России от 27 декабря 2012 г. № 237 «Об утверждении Перечня родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России».

Неверно определен вид экспертизы. Судом на разрешение эксперта поставлены вопросы, на которые не могли быть получены ответы в результате указанного в определении вида экспертизы.

Неверно указан тип экспертизы (повторная или дополнительная). Повторная экспертиза согласно ст. 87 ГПК РФ, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» назначается судом, когда есть основания сомневаться в объективности и обоснованности заключения эксперта. Дополнительная экспертиза, как правило, имеет место быть при выявлении неясности, неточности, неполноте выводов эксперта. Эта ошибка может повлечь неверное решение вопроса о том, возможно ли поручение этой же экспертизы тому же эксперту.

Не определены даты проведения экспертизы и даты предоставления суду заключения эксперта. При определении сроков судьи руководствуются Методическими рекомендациями по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской федерации, утв. приказом Минюста России от 20 декабря 2002 года № 346, а также сложившейся практикой по срокам проведенных ранее экспертиз. Отсутствие конкретной даты в определении о назначении экспертизы также приводит к неопределенности, и как следствие затягиванию процесса во времени.

Ошибочный выбор экспертного учреждения или эксперта. Не всегда предварительно выяснялась возможность конкретного экспертного учреждения провести необходимые вид экспертизы, наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

Не составлялся протокол судебного заседания или составлялся с нарушением ст. 228 ГПК РФ. Обязанность суда – составлять протокол при проведении каждого отдельного процессуального действия. Применительно к назначению экспертизы в протоколе подлежат обязательному отражению: лицо, ходатайствующее о назначении экспертизы, сведения о разъяснении прав участникам процесса и последствий уклонения от экспертизы, данные о представление сторонами вопросов для исследования, обсуждений выбора эксперта, заявления отводу эксперта.

На разрешение экспертам ставились вопросы правового характера. Например, разрешение такие вопросов, как: «Соответствовали ли действия истца и ответчика перед столкновением ПДД, и если нет, то какие пункты ПДД были нарушены?» или «Нуждается ли данный гражданин в установлении опеки?» относится к компетенции суда, и ставить их перед экспертом считается недопустимым.

В большинстве из перечисленных нарушений определение о назначении судебной экспертизы и материалы для ее проведения возвращаются из экспертного учреждения без исполнения обратно в суд для уточнения соответствующих пунктов. Данное обстоятельство приводит к затягиванию сроков разрешения дела по существу.

Возможности участников процесса

Ошибкой со стороны участников процесса является пассивное поведение в процессе и предоставление решений всех вопросов, касающихся назначения экспертизы, на откуп суду и другой стороне по делу.

Важно ясно представлять возможности того или иного вида экспертизы и результаты, которые она может дать. В ходатайстве о назначении экспертизы необходимо обосновать ее назначение и указать конкретный факт, для установления которого требуется специальные знания. Предложенные на разрешение эксперта вопросы должны быть конкретны, понятны, корректно сформулированы и последовательны. Для этого можно воспользоваться специальной литературой или проконсультироваться со специалистом. Предлагая суду эксперта, желательно предварительно провести мониторинг уже проведенных ранее аналогичных судебных экспертиз и экспертов, работающих в нужной сфере, и предоставить суду информацию об экспертном учреждении или данные эксперта (экспертов) с указанием сведений об их компетентности, стаже эксперта, сроков, за которые он проведет экспертизу, и стоимость его услуг.

При назначении экспертизы по инициативе суда также важно активно пользоваться предоставленными сторонам процессуальными правами, контролировать внесение соответствующих замечаний в протокол судебного заседания и знакомиться с вынесенным определением о назначении экспертизы.

Последнее приобретает особое значение в связи с тем, что формально законодатель дает возможность принесения частной жалобы на определение суда о назначении экспертизы только в отношении вопросов, связанных с судебными расходами (ст. 104 ГПК РФ), а также приостановлении производства по делу (ст. 218 ГПК РФ).

Это мотивируется тем, что определение суда о назначении экспертизы само по себе не исключает возможность дальнейшего движения дела и в соответствии со ст. 331 ГПК РФ частные жалобы на определения суда такого рода не подаются. Возможность обжалования определения отсутствует и в ст. 80 ГПК РФ, касающейся непосредственно определения суда о назначении экспертизы.

Право оспорить выбор суда в отношении эксперта и круга вопросов процессуальное законодательство не предоставляет. В случае вынесения неблагоприятного решения возможно включить свои доводы в аппеляционную жалобу, воспользовавшись правом, указанным в п. 3 ст. 331 ГПК РФ.

Глава 1. Ответственность за “мошенничество” в сетях сотовой связи по законодательству европейских государств

В настоящее время в европейских государствах основными направлениями в сфере обеспечения мобильной связи стали:

аутентификация абонентов и новый модуль защиты;

обнаружение и пресечение “мошенничества”.

Преступными считаются следующие виды действий в сетях сотовой связи.

1. D irect call selling — непосредственная продажа соединений (эфирного времени)

Это самый простой тип мошенничества. Преступник незаконно продает эфирное время по заниженному тарифу, но близкому к тарифу официальных операторов. Преступник получает подтверждение у оператора, продает время, но не собирается оплачивать счета за произведенные соединения.

В Англии и Уэльсе реализация телекоммуникационных услуг без соответствующей лицензии (выдается министром торговли и промышленности) наказывается в соответствии с разделом 4 (3) закона “О телекоммуникациях” 1984 г.: “Тот, кто обманным путем пользуется телекоммуникационными услугами, намереваясь не оплачивать услуги связи”, будет признан виновным согласно статье 42 закона о телекоммуникациях и может быть приговорен к лишению свободы от 6 месяцев (осуждение в порядке суммарного производства) до 5 лет (осуждение по обвинительному акту — на основании вердикта).

В Ирландии незаконная продажа услуг сотовой связи нарушает “эксклюзивную привилегию”, которой обладает Telecom Eireann (национальный телекоммуникационный оператор) по закону о почтовых и телекоммуникационных услугах 1983 г. (Postal and Telecommunications Services Act — PTSA). Услуги Telecom могут быть обеспечены только при наличии лицензии, выданной либо Telecom Eireann, либо Министром-держателем телекоммуникационного портфеля. Кроме того, преступнику в соответствии с Разделом 87 (4) PTSA может быть предъявлен иск за преднамеренное нанесение убытков компании Telecom Eireann или ее компаниям, имеющим соответствующий патент.

В Нидерландах продажа времени для сотовых соединений по заниженным тарифам без намерения оплачивать счет провайдера юридически квалифицируется как мошенничество (ст. 326 Уголовного Кодекса). Однако на общественном обвинителе лежит ответственность доказать тот факт, что подозреваемый никогда не имел намерений оплачивать счета.

В Швеции такой тип мошенничества в соответствии с разделами 1-3 главы 9 Уголовного Кодекса рассматривается как жульничество. Минимальным наказанием является штраф (когда у обвиняемого изымается его ежедневный доход), а максимальный — лишение свободы сроком до 6 лет.

В Австрии непосредственная продажа соединений расценивается как обман и мошенничество. В этом случае может быть применена статья 144 Уголовного Кодекса (Strafgesetzbuch – далее STGB): “Betrug” (мошенничество), “Schwerer Betrug” — тяжкое мошенничество, “Gewerbsmassiger Betrug” — особо тяжкое мошенничество. Санкция зависит от уровня убытков. Если убытки составляют до 25 000 DM, то наказание будет до 6 месяцев лишения свободы. На обвиняемого может быть также наложен штраф в виде ежедневных взносов. Если мошенничество имеет коммерческую основу (целью является нажива в крупных размерах) , то по статье 147 STGB обвиняемый будет лишен свободы сроком от 6 месяцев до 5 лет.

По финскому законодательству прямая продажа соединений расценивается как мошенничество. Предусмотренная законом мера наказания может быть принята согласно главе 36 Уголовного Кодекса (мошенничество и обман). На основании раздела 1 этой главы, человек который “в целях получения наживы для себя или другого лица . обманывает кого-то . и таким образом наносит обманутому лицу финансовый ущерб. должен быть приговорен к штрафу или тюремному заключению сроком на 5 лет.”

В соответствии с параграфом 1 статьи 640 Уголовного Кодекса Италии этот вид мошенничества считается “обычным” мошенничеством. Минимальным наказанием за такое преступление является лишение свободы до 6 месяцев, а максимальным — до 3-х лет, в то время как минимальным штрафом является 100 тысяч лир, а максимальным — 2 млн. лир.

2. PABX fraud – (PABX- мошенничество)

Это деяние заключается во взламывании пароля к корпоративному коммутатору и использовании полученного доступа к системе для продажи международных соединений. Такой вид мошенничества нередко используется лицами с краденными мобильными телефонами.

В Англии и Уэльсе это преступление преследуется согласно Разделу 42 Закона “О телекоммуникациях” 1984 г. Преступным считается незаконное пользование телекоммуникационными услугами в целях избежания какой бы то ни было оплаты. Преступление преследуется и согласно Разделу 1 статьи 1990 о неправомерном использовании компьютера, в которой говорится о незаконном доступе к компьютеру, когда преступник заранее знает о неправомерности своего поступка.

В Ирландии это деяние квалифицируется как кража времени из системы и может быть наказуемо согласно разделу 99(1) PTSA. Незаконное использование пароля в системе PABX может быть также уголовно наказуемо согласно разделу 1 статьи 1913 закона о подлоге, так как пароль может рассматриваться как “фальшивый документ”, потому что несет информацию. Термин “документ” в статье не определяется.

В Нидерландах эта форма мошенничества рассматривается как hackin g . Максимальным наказанием за такое преступление является лишение свободы до 4 лет или штраф в размере 25 000 гульденов. При этом обвинению необходимо доказать, что преступник преднамеренно, незаконными методами получил доступ к PABX и взломал систему защиты. Обвинитель должен также доказать, что обвиняемый неправомерно использовал PABX и всю сеть.

В Бельгии пока не существует специального закона, направленного на борьбу с незаконным доступом к системе корпоративного коммутатора. Тем не менее, преступник может быть обвинен за кражу электроэнергии (ст. 461 Уголовного Кодекса). В 1994 г. Бельгийский Верховный Суд установил, что электричество может считаться “товаром”, в юридическом смысле и, следовательно, может быть украдено.

В Швеции это деяние рассматривается как незаконное нанесение вреда результатам автоматической информационной обработки (мошенник получает выгоду для себя и наносит ущерб другим). Оно преследуется согласно главе 9 (разделы 1-3) Уголовного Кодекса. Минимальным наказанием является штраф, а максимальным лишение свободы на срок до 6 лет, если преступление признано тяжким.

В Австрии PABX-мошенничество является наказуемым согласно разделу 49 Datenschutzgesets (закона об охране данных) и разделу 148а Уголовного Кодекса (Strafgesetzbuch — STGB). Обвинение должно доказать незаконное присвоение данных и нанесение вреда правам другого человека, если обращаться к Разделу 49, и незаконное искажение операции по обработке данных (в случае с центральной системой коммутирования), если обращаться к разделу 148а УК.

В Германии PABX-мошенничество рассматривается в связи с компьютерным мошенничеством и преследуется по разделу 263а STGB. Однако оно при определенных обстоятельствах может быть квалифицировано как мошенничество, связанное с обслуживанием, и наказываться по разделу 265а STGB.

3. F reefone fraud — мошенническое использование номеров телефонов, освобожденных от оплаты.

Это деяние схоже с PABX мошенничеством. Производится большое количество соединений (или одно продолжительное соединение) на мобильный телефон с freefone — номером, с целью разгадать freefone — пароль. Мошенником может быть использована charge card (карта об оплате).

Смотрите еще:  Как уволить внутреннего совместителя по инициативе работодателя. Образец приказа на увольнение совместителя по ст 288

В Ирландии может быть применен раздел 99 (1) PTSA, если мошенником нанесен ущерб компании Telecom Eireann, или любой другой лицензированной фирме.

Незаконное использование freefone номеров преследуется законом согласно статье 138а Уголовного Кодекса Голландии. Вытекающее отсюда использование сети, с намерением не оплачивать услуги связи, рассматривается в соответствии со статьей 55 Уголовного Кодекса как преступление — подлог, связанный с электронным обеспечением (услугами). Согласно статье 326с Уголовного Кодекса максимальное наказание — 3 года лишения свободы или штраф в размере 100.000 гульденов.

В Италии это деяние карается по статье 615-ter Уголовного Кодекса: “Каждый, кто незаконно получает доступ к компьютерным или телекоммуникационным системам, защищенным охранными системами, или продолжает использовать эти системы, несмотря на предупреждение лица, имеющего право запретить доступ к системе, понесет наказание в виде лишения свободы сроком от 15 дней до 3 лет”.

В Испании freefone мошенничество рассматривается как компьютерное мошенничество и карается по статье 248.2 Уголовного Кодекса, в то время как в Австрии, Швеции и Германии к такому типу мошенничества применяются меры наказания, как и к PABX мошенничеству.

4. P remium rate line fraud — мошенничество на линиях с premium тарифом

Premium тариф — это услуга, предоставляемая абонентам по тарифам, намного превышающим стандартные. Услуги premium тарифа могут быть предложены различным информационным линиям (например: прогноз погоды), службам, транслирующим соревнования, дающим различного рода советы и т.д. Такой вид мошенничества может иметь две формы.

Мошенник может подключиться к линии premium тарифа доверчивой организации и осуществлять соединения с одного или нескольких мобильных телефонов, пользуясь услугами их линии и представлять такую возможность третьим лицам. Мошенник, являясь оператором линии premium тарифа, получает оплату за эти соединения.

В Англии и в Уэльсе к этому типу мошенничества применяется Раздел 42 Закона о телекоммуникациях (в ред. 1997 г.); наказание за такое преступление — до 5 лет лишения свободы.

В Ирландии ответственность наступает по Разделу 99 (1) PTSA.

По УК Нидерландов такое деяние рассматривается как мошенничество по ст. 326, если будут доказаны цель и мотив, включая намерение преступника использовать незаконно подключенный телефон с целью получения больших прибылей. Когда преступник предлагает незаконное подключение к Premium-линии по заниженному тарифу, то обвинение предъявляется за компьютерное преступление (статья 138а Уголовного Кодекса). Ответственность разделяется между мошенником и третьей стороной (и сообщником). Финансовые потери провайдера определяются путем подсчета дохода, который он обычно получает от звонков тарифа Premium.

В Германии такое преступление рассматривается как обычное мошенничество (ст. 263 StGB), совершенное по отношению к телекоммуникационным службам, или компаниям по обеспечению сотовых соединений, если к моменту открытия счета за услуги Premium тарифа субъект не сообщает телекоммуникационной компании о своем намерении оплатить счета.

В Испании такое мошенничество квалифицируется как обычное мошенничество и карается по ст. 248 Уголовного Кодекса.

В Италии обозначенная разновидность мошенничества также приравнивается к “обычному” мошенничеству согласно § 1 ст. 640 УК, исключая преступления, связанные с компьютерными сетями.

В Швеции это преступление квалифицируется как обман (Глава 9 УК, раздел 1-3). Если преступление признано тяжким, то применяется максимальная мера наказания в виде лишения свободы до 6 лет. Штраф считается исходя из ежедневного дохода обвиняемого и изымается в течение от 30 до 150 дней.

5. M obile to mobile fraud — мошенничество с мобильного на мобильный

Преступник использует мошеннический(клонированный и т.п.) мобильный телефон без доступа к международной сети вместе с другим мобильным телефоном, имеющим доступ к международной сети, благодаря которому первый аппарат также получает возможность выхода в международную сеть.

В Англии и Уэльсе, в соответствии с Актом о телекоммуникациях 1984 г., такое действие расценивается как преступление, если подключение к телекоммуникационной системе было достигнуто нечестными методами. Кроме того, в отдельных случаях может быть применен Закон о подлоге и фальсификации 1981 г.

В Ирландии для пресечения такого нарушения применяется статья 99 (2) PTSA: “лицо признается виновным, если он производил подключение телефонов к телекоммуникационным системам, управляемым Telecom Eireann или другим лицензированным линиям, не производя при этом никаких оплат”.

В Нидерландах в соответствии с Законом о Телекоммуникациях (Wet op de Telecommunicatievoorzieningen — WTV) 1 , обвинение будет предъявлено тем лицам, чьи телефоны не соответствуют техническим требованиям, предъявленным к общественной сети (статьи 29е, 29f, 50). Если мошенническая часть телефона (используемая карта SIM) не является частью периферийного оборудования сети, то будут применены особые уголовные санкции, согласно статье 29а (подраздел 3) WTV и статье 50 (подраздел 4с).

В Швеции такой вид преступления определяется как незаконное использование телефона и наказывается в соответствии с главой 10, раздел 7 УК.

По финскому УК (глава 36, разделы 1-3) это преступление квалифицируется как простое мошенничество, за которое предусматривается штраф или лишение свободы сроком до 2-х лет. В случаях, если преступление признано достаточно тяжким, приговор может быть вынесен о тюремном заключении, сроком от 4-х месяцев до 2-х лет. За незначительное мошенничество налагается лишь штраф.

В Италии это деяние предусматривается в статье 640-ter УК. Эта статья посвящена компьютерному мошенничеству, но в ней имеются разделы, посвященные фальсификациям, связанным телекоммуникационными системами.

В Испании такое преступление рассматривается как телекоммуникационное мошенничество и карается согласно статье 255 УК.

6. P rovision of data that may be used to impersonate another subscriber’s identity — установление фактов, которые могут быть использованы для определения личности другого пользователя

При совершении этого преступления активную роль играет работник провайдера, обеспечивающий удостоверение подлинности фактов для мошенника, который с помощью поддельного SIM 2 пользуется ресурсами сотового оператора, что в дальнейшем будет использовано для оплаты его соединений легальным пользователем.

В Великобритании ответственность за такое деяние предусмотрена законом о защите информации 1984 г. Данные, хранящиеся для каких-то определенных целей, не могут быть использованы или раскрыты для каких бы то ни было других целей. Если нечестный работник нарушает свои обязательства и не выполняет для работодателя необходимых законных услуг, то он должен будет возместить все свои тайные доходы, полученные им в ходе мошеннических операций.

В Нидерландах клонирование и подделка (симуляция карт SIM и их использование), рассматривается как подлог и наказывается по ст. 225 Уголовного Кодекса, в соответствии с которой максимальное наказание за такое преступление составляет 6 лет лишения свободы или штраф в размере 100 000 гульденов. Общественный обвинитель должен доказать, что подозреваемый мошенник подделал документы (SIM card) с целью ее использования.

По итальянскому УК ответственность наступает согласно ст. 615-прим.4: “Тот, кто в целях неправомерной наживы для себя или кого бы то ни было еще, или причиняя убытки другим, незаконно приобретает, воссоздает, распространяет или доставляет коды, пароли или другие средства доступа к компьютерным сетям или системам телекоммуникаций, имеющих специальную систему защиты; или обеспечивает информацией и руководством, необходимыми для указанных целей, должен понести наказание в виде лишения свободы сроком — минимум от 15 дней, максимум — до 1 года и должен быть оштрафован на сумму — мин. 10 000 лир, макс. — 10 млн. лир.”

В Ирландии применяется Раздел 99 (1) PTSA и закон о защите данных. Виновным будет признан тот, кто получает доступ к личным данным, или получает любую информацию, содержащую такие данные, чтобы передать эти данные другому лицу, без разрешения на то вышестоящих контролирующих органов, в чьем распоряжении находится эта информация.

По бельгийскому закону о занятости (Статья 18 Employment Contract Law 1978 г . ) работодатель несет ответственность за убытки, причиненные его работником. Абонент, чьи личные данные были незаконным образом представлены мошеннику, вправе предъявить иск к провайдеру (на основании контракта) и к виновному работнику (на основании совершенных им незаконных деяний по ст. 1382 Гражданского Кодекса).

7. Аgreeing to a subscription for a suspect subscriber — соглашение на подписание контракта с неблагонадежным (подозрительным) абонентом

Провайдер обеспечивает подписание соглашения с подозрительным абонентом, не проверяя его кредитоспособность. Оператор сети может потребовать от провайдера покрытия любых убытков, связанных с мошенничеством.

По существующей в Англии и Уэльсе практике между оператором сети и провайдером заключается контракт, регулирующий различные спорные моменты, которые могут возникнуть при подписании договора с абонентом. Если такой контракт подписан, то в нем фиксируется положение о порядке определения провайдером надежности абонента. В этом случае применение ответственности зависит от того, соблюдал ли провайдер все инструкции при подписании договора с абонентом. Если же такой контракт не был подписан, то вина ложится на оператора сети. Оператор сети может обвинить провайдера в нерадивости, если они оба близко сотрудничают, а доходам оператора нанесен ущерб из-за нерадивости провайдера. Нерадивость в данном случае определяется как “неисполнение того, что ответственный работник должен делать, согласно общепризнанным законам, и наоборот, осуществление того, что благоразумный и ответственный работник делать бы не стал”.

В Ирландии деяние является преступлением в соответствии с частью второй Раздела 99(1) PTSA, если оно совершено “умышленно” или “с целью обмана”. В противном случае оно рассматривается как гражданское правонарушение.

В Нидерландах такой вид мошенничества уголовно ненаказуем Провайдер свободен подписывать контракты с сомнительными абонентами, хотя это не означает, что полученные из-за такого договора убытки будут оплачены оператором сети.

В Бельгии, если в контракте между оператором сети и вышестоящим агентом оговаривается, что агент должен проводить предварительную проверку кредитоспособности потенциального абонента, и он этого не выполнил, то оператор может потребовать расторжения контракта. Однако оператор должен будет доказать вину агента.

По итальянскому законодательству такое правонарушение не влечет за собой уголовной ответственности. Аналогичным образом вопрос урегулирован в Швеции.

В Австрии такое правонарушение может быть квалифицированно как мошенничество / обман и караться по Разделу 146 ff STGB. Виновным в таких случаях обычно бывает работник провайдерской службы.

В Германии наступает ответственность за обычное мошенничество (раздел 263 STGB), если провайдер действовал с намерением причинить финансовый ущерб оператору сети и получить выгоду для себя. Мошенничество, связанное с использованием компьютера, может пресекаться по разделу 263а STGB.

8. F ictitious subscriber details — предоставление ложных данных об абоненте

Здесь возможны два варианта преступных действий.

А) Абонент подает провайдеру ложные данные о себе, что позволяет сохранить провайдеру комиссионные взносы.

Б) Нечестный дилер самостоятельно добавляет номера к подлинному контракту.

В Англии и Уэльсе такое мошенничество наказывается по закону о краже 1968 г., раздел 15 (1) которого предусматривает: “гражданин, получивший обманным, мошенническим образом собственность, принадлежащую другому гражданину, с намерением постоянного владения ею, должен быть признан виновным по предъявленному ему обвинению и заключен в тюрьму сроком до 10 лет лишения свободы.” При этом под “собственностью” понимается “деньги и вся другая собственность, личное или недвижимое имущество, а также движимая собственность.” Обман определяется в разделе 15 (4) того же Закона как “любой обман на словах или на деле, включая обман как намерение одного человека навредить другому”.

В Ирландии ответственность наступает по закону о подлоге 1913 г. В разделе 1 данного Закона прописано наказание за использование фальшивых документов и выдачу их за подлинные. Кроме того, обвинение в выдаче кого-то за другого (притворстве) может быть приравнено к присвоению денег, или другой собственности путем обмана и караться по Закону 1916 о краже, раздел 32. По этому закону подозреваемый признается виновным, если он обманным путем, с мошенническими намерением, получает от другого человека имущество, деньги, ценные бумаги, или их вымогает для личной выгоды, или для выгоды третьего лица.

Смотрите еще:  Адвокаты обсудили внутренние и внешние угрозы профессии. Сообщение на тему адвокат

В Нидерландах такое мошенничество расценивается как обман и подлог и преследуется по ст. 225 и ст. 326 УК. Финансовые убытки провайдера состоят из комиссионных, выплаченных за “несуществующие” телефоны.

В Бельгии нет специального закона, предусматривающего наказание за такое мошенничество. Хотя, основные принципы контракта и уголовного законодательства — релевантны (имеют отношение к делу). Статья 193 Уголовного Кодекса, в которой ведется речь о подлогах (“valsheid in geschrifte”), может быть применена и в данном случае, особенно когда существуют документы, “написанные” от руки. Термин “написанный” (“geschrifte”) широко интерпретируется в бельгийских судах. К элементам обмана (мошенничества) относят: присвоение чужой собственности, использование вымышленных имен, мошеннические действия и передача вещей (собственности).

По шведскому законодательству такой тип мошенничества квалифицируется, когда посредник обманным путем заставляет провайдера платить ему комиссионные за найденного им клиента, которого в действительности не существует. Наказание за такое преступление может быть вынесено на основании главы 9 УК (разделы 1-3).

По законодательству Германии такое правонарушение может рассматриваться или как обычное мошенничество (раздел 263 STGB), или как мошенничество, связанное с компьютером (263a STGB).

По УК Австрии деяние предусмотрено в разделе 146ff. Использование фальшивых документов позволяет признать действие – тяжким мошенничеством “Schwerer Betrug”, в соответствии с разделом 147 STGB.

9. D ealer/subscriber making a gain — мошеннические совместные действия дилера и абонента, направленные на получение прибыли

Этот тип мошенничества сходен с 8-ым и характеризуется сговором абонента с дилером. Дилер помогает некредитоспособному абоненту пройти проверку надежности. И дилер, и абонент выигрывают: последний получает подключение, которое он наверняка не получил, не пройдя проверки, а дилер получает комиссионные за подключение.

В Англии и Уэльсе соглашение между дилером и абонентом может быть расценено как сговор с целью проведения незаконных действий. Обвинение в сговоре существует и в общем (раздел 1 (1) и раздел 1 (2) Criminal Law Act 1977 (дополнения к ним, внесенные разделом 5 Criminal Attempts Act от 1981 г.) и в статутном праве (раздел 12 Criminal Justice Act от 1987 г.). Сговор определялся как “соглашение производить незаконные действия, или законные действия, осуществленные незаконными средствами”.

По ирландскому законодательству, если абонент не намеривается оплачивать свои переговоры, то обе стороны понесут ответственность: одна по обвинению в “нанесении компании ущерба”, другая — в “фальсификации данных о себе”. По закону обе стороны могут быть также обвинены в мошенническом сговоре; при этом время рассматривается как “ценность”. Получение обманным путем денег, или другой собственности, карается законом в соответствии с законом о воровстве 1916 г. (раздел 32), согласно которому подозреваемый признается виновным, если: “некто, с целью мошенничества, получает от другого лица обманным путем его имущество, деньги, ценные бумаги или вымогает деньги, или имущество, или ценности, для личной выгоды, или для выгоды 3-го лица”.

В Нидерландах такое преступление рассматривается как подлог и обман (ст. 225 и 326 УК). Потери провайдера, увеличивающиеся из-за неоплаченных абонентом соединений, могут быть возмещены за счет дилера. Если абонент незаконно использует предоставленную им контрактом связь, провайдер не может обвинить дилера. Напротив, он должен принять меры в отношении абонента.

В Бельгии (ст. 66-69 УК) к ответственности привлекается дилер. Кроме того, могут быть применены меры как против мошенничества 8-го типа.

В Швеции такое мошенничество расценивается как 1-ый тип мошенничества (обман/мошенничество).

По итальянскому закону такое правонарушение рассматривается как простое мошенничество и карается в соответствии со статьей 640, 71 Уголовного Кодекса (мошенничество, не связанное с компьютером).

10. S ubscription fraud — мошенничество при подписании договора на подключение

Абоненты при подключении используют поддельные или краденные паспорта и другие документы. Полученные таким образом мобильные телефоны могут быть использованы лично мошенниками, или могут быть проданы другим лицам.

В Англии и Уэльсе использование фальшивых личных документов карается в соответствии с законом о подлоге и подделке (фальсификации) 1981 г., раздел 1 которого гласит: “гражданин считается виновным в подлоге, если он изготовляет фальшивые инструменты, с намерением, что он сам или кто-то еще вынудит другого гражданина принять эти фальшивые инструменты за подлинные, причиняя в этом случае ему вред или не причиняя вреда”. Термин “инструмент” определяется в 8 разделе закона как: “любой документ официального или неофициального характера”. О краденых личных документах говорится в законе о краже 1968 г. Раздел (1) закона определяет обвинение в краже следующим образом: “Гражданин считается виновным в краже, если он обманным путем завладевает личными вещами другого гражданина, с намерением постоянного владения ими . ”

По ирландскому законодательству, если мошенник добивается подписания контракта, предоставляя о себе ложную информацию с целью избежания оплаты, деяние будет расцениваться как “умышленный обман” (разделом 99 (1) PTSA). Может быть также применен закон о подлоге 1913 г. (раздел 1).

УК Дании (ст. 225) квалифицирует такое мошенничество как подлог. Если преступник уже получил выгоду от использования фальшивых документов, применяются статьи 326 или 326с УК.

По УК Швеции такое мошенничество квалифицируется как 1-й тип мошенничества (глава 9, разделы 1-3).

В Австрии это деяние квалифицируется как мошенничество/обман (раздел 146 STGB).

По УК Италии такое преступление считается воровством.

11. R oaming fraud — мошенничество в роуминге

Преступник подключается из иностранной сети. Используется тот факт, что должно пройти какое-то время, прежде чем оператор в его стране, получит запись роуминг-звонка от оператора зарубежной сети. По своей природе мошенничество в роуминге включает действия за рубежом, что предполагает сотрудничество государств в борьбе с ним. Убытки будут составлять те соединения, которые не были оплачены. Доказательством вины мошенника могут служить записи соединений, представленных провайдером или другой телефонной компанией, которая является членом соглашения о роуминг-сотрудничестве.

Однако здесь возникают следующие проблемы: применимые правовые нормы; оформление и передача доказательств; выдача преступника.

Важным является вопрос об определении места совершения преступления, поскольку соединения происходят за пределами территории государства, на которой находится оператор. Записи переговоров позволяют установить страну, из которой был сделан звонок.

В Ирландии мошенничество в роуминге преследуется по 1-й части раздела 99 (1) PTSА.

По УК Дании обвинение предъявляется по ст. 326 УК.

По законодательству Германии деяние считается обычным мошенничеством (Раздел 263 STGB).

В Австрии мошенничество определяется как обман (Раздел 146 ff STGB).

В Италии такое мошенничество карается по статье 615-ter УК “тот, кто мошенническим образом получает доступ к компьютерной или телекоммуникационной системе, имеющей специальную систему защиты или получает доступ к сети без разрешения ответственного лица, понесет наказание в виде лишение свободы сроком от 15 дней до 3-х лет”.

12. H andset fraud — мошенничество, связанное с абонентскими подвижными станциями

Мошенник имеет несколько абонентских подвижных станций и использует их с законными или краденными SIM, не аннулированными в сети.

В Англии и Уэльсе такое мошенничество пресекается по разделу 1(1) Закона о краже 1968 г.

По ирландскому законодательству кража абонентских подвижных станций и/или карт SIM карается по статье о краже 1916 г. (простая кража) разделом 1, так как в отличие от времени они являются реальными предметами и следовательно могут быть украдены. К такому типу мошенничества могут быть применены законы 1926 — 1988 о Радиотелеграфии, согласно которым, запрещается иметь или хранить аппараты (приборы) радиотелеграфии без лицензии.

В Нидерландах мошенничество с картами SIM является уголовно-наказуемым согласно статье 225 о подлоге Уголовного Кодекса. Мошенник может выдать себя за другое лицо с целью получения услуг провайдера. В этом случае применяется статья 326 Уголовного Кодекса. Общественный обвинитель должен доказать, что мошенник подделал документ (SIM карту), или преднамеренно использовал фальшивый документ (SIM карту).

В Швеции такое преступление рассматривается как 2-й тип мошенничества. Согласно шведскому Уголовному Кодексу, если мошенник оказывает влияние на результаты автоматической информационной обработки, получая при этом выгоду для себя, и нанося убытки другим. Незаконным будет также считаться мошенническое использование преступником карты SIM, принадлежащей другому лицу, причиняя тем самым вред или неудобства. Такое мошенничество может быть пресечено в соответствии с Уголовным Кодексом, глава 9, разделы 1-3 или глава 10, раздел 7. Если преступник виновен и в мошенничестве, и в незаконном использовании, то приговор будет вынесен только за мошенничество.

Интересно отметить, что по австрийскому законодательству термин “кража” применим только к предметам, имеющим большую ценность. К ним не относятся сберкнижки, еврочеки, кредитные карты и т.д. Это вызывает проблему, так как в связи с этим SIM-карты не могут быть признаны украденными. Некоторые юристы считают, что использование краденных SIM-карт может быть признано преступлением — компьютерным мошенничеством (Computerbetrug) согласно разделу 148 или 49 DSG. Однако эта точка зрения не разделяется всеми.

В Италии мошенничество с абонентскими подвижными станциями рассматривается как кража, так как украденные SIM являются “реальными” (материальными) предметами.

Как видим, классификация “мошенничества” в области сотовой связи в европейских государствах носит общий описательный характер. Обозначенные основания классификации практически не устанавливают критерии, по которым тот или иной вид криминальных действий следует включить в ту или иную классификационную группу.2 [1] Способы криминального пользования ресурсами сотовой связи характеризуются неполно, отсутствуют указания на некоторые из них. Обозначенные недостатки до конца неустранимы; б олее детальная характеристика содержит сведения конфиденциального характера и не доступна для использования. 3

Кроме того, при формировании данной классификации не применялись в полной мере такие философские методы, как систематизация и классификация, что не позволяет строго распределить типовые способы совершения криминальных действий входящих в “мошенничество” в сетях сотовой связи (в том числе и в уголовно-правовых целях) и дифференцировать данные способы на различных стадиях совершения.

Теперь проанализируем законодательство Российской Федерации.

[1] Более подробный анализ способов совершения преступных действий, входящих в “мошенничество” в сетях сотовой связи и их классификации, можно найти в следующих работах: Gosset P ., Hyland M . Classification , Detection and Prosecution of Fraud on Mobile Networks // MOBILE Communications International № 1, 2000; Пименов А.Н. Неправомерный доступ в телекоммуникационных сетях как постоянно развивающееся и многоликое явление // “Информатизация правоохранительных систем”. Х-я Международная научная конференция 22 — 23 мая 2001 г. в Академии управления МВД России. М., 2001; Семенов Г.В. Система сотовой связи как основополагающий фактор, детерминирующий способы совершения мошенничества в системе сотовой связи // Вестник ВИ МВД России. № 1 (8). Воронеж, 2001; Семенов Г.В. Криминалистическая классификация способов совершения мошенничества в системе сотовой связи // ИНФОРМОСТ — Средства связи. № 3 (16). М., 2001; Семенов Г.В. Способы совершения мошенничества в системе сотовой связи // Сборник материалов межвузовской научно-практической конференции курсантов и слушателей “Методы и способы повышения эффективности радоэлектронных средств охраны” 2001 г. 17-18 апреля, Воронеж, 2001; Семенов Г.В. Классификация способов совершения мошенничества в системе сотовой связи // Известия Тульского госуниверситета. Серия: Современные проблемы законодательства России, юридических наук и правоохранительной деятельности. Тула, 2001.

1 SIM ( Subscriber Identification Module ) – модуль идентификации пользователя, используемый в стандарте GSM для идентификации абонента.

3 Так, результатам исследований различных аспектов способов доступа и пользования ресурсами сотовой связи (например: C. Cooke and J. Brown “Fraud Scenarios in Mobile Telecommunication Networks”, Geneviиve Vanneste, Johan Degraeve “Initial report on security requirements” — & 4), проходившим в рамках совместного проекта ASPeCT, был присвоен статус конфиденциальных.