Участковый запретил»: столичный хостел отказался селить таджиков и узбеков. Штраф на таджиков

«Участковый запретил»: столичный хостел отказался селить таджиков и узбеков

Московский хостел на Нахимовском проспекте «2Hostel2» отказывается заселять выходцев из Таджикистана и Узбекистана. На сайте бронирования гостиницы в правилах проживания говорится, что «хостел не заселяет граждан Узбекистана и Таджикистана».

При этом о гражданах иных государств, которые нередко едут в Россию на заработки, нет ни слова. Вероятно, люди с киргизскими, казахскими, молдавскими и прочими паспортами проблем при заселении не испытывают.

Корреспондент «Ридуса» позвонил в хостел, вооружившись легендой о необходимости поселить куда-нибудь рабочих из Узбекистана. Мол, квартиру не успели к ремонту подготовить, а приезжим нужно где-то жить.

Дано: трое мужчин, даты заселения с 12 по 17 декабря. Сутки для каждого из них стоят 399 рублей. При себе иметь паспорта и сменную обувь.

Услышав про узбекские паспорта моих мнимых рабочих, администратор отреагировала незамедлительно: «узбеков не принимаем».

«Потому что им нужно делать регистрацию. Даже если они на сутки заезжают, мы должны их зарегистрировать, но документы три дня делаются. Даже если они живут четыре дня, они выезжают, и регистрация недействительна считается. Мы в УФМС подаем сведения, что человек съехал. Это для них проблема. Регистрация, которая имеется при них, она изымается. Им нужно делать новую после отъезда», — объяснила сотрудница рецепции.

Однако позже добавила, что при заселении таджиков и узбеков их «замучает участковый».

— С января участковый ходит и говорит граждан Таджикистана и Узбекистана не селить. Им лучше в Подмосковье селиться. В Подмосковье к ним более нормально относятся.

— А в Москве хуже относятся? Есть какие-то предубеждения?

— Дело в документах. Да и сами нации очень шумные. Особенно, когда вместе несколько человек живет. Не знаю, почему участковые к ним так относятся. Что я в другом месте работала, участковый прям ходил и запрещал категорически селить таджиков и узбеков, что здесь.

«Ридус» попытался связаться с директором хостела. Услышав о внимании СМИ, мужчина заявил, что отношения к мини-гостинице не имеет, однако добавил, что не он «правила заселения разрабатывал».

Председатель региональной общественной организации «Содействие и сохранение национальной культуры узбеков и народов Узбекистана» Незматжон Мамаджанов пригрозил владельцам хостела прокуратурой, если выяснится, что гостиница действительно отказывает в заселении гражданам этих стран.

«Я первый раз слышу, чтобы мигрантов где-то не принимали. Я уже семь лет председатель, такого не слышал. Может быть, в хостеле опасаются, что принимают нелегалов. Но пока жалоб не было. Если они конкретно говорят, что не хотят селить таджиков и узбеков, то будут иметь дело с прокуратурой», — объяснил «Ридусу» Мамаджонов.

Сотрудница сайта моментального бронирования гостиниц, посредника между клиентом и того самого хостела, призналась, что мигрантов их Таджикистана и Узбекистана заселяет крайне малое число столичных гостиниц.

«В основном нет. Это часто прописано в правилах гостиниц. Во всех отелях индивидуально».

Председатель центрального комитета профсоюза трудящихся мигрантов, занятых в строительстве, ЖКХ и смежных отраслях Ренат Каримов, узнав о сложившейся ситуации, назвал это «полным свинством».

«Участковый не должен так говорить. Возможно, они просто хотят денег. Это нарушение прав граждан Таджикистана и Узбекистана. Это нарушение конституции РФ, это проявление ксенофобии, а может даже и расизма. В этом есть какое-то прорастающее зернышко фашизма», — считает эксперт.

Впрочем, причина отказа в заселении может крыться в совершенно другом, а разговоры о том, что мигрант после выезда из хостела испытывает большие проблемы с документами, не более, чем попыткой оправдаться.

«Я общался с их девушкой с ресепшн. Она так очень откровенно и наивно сказала — «потому что ВСЕ таджики и узбеки тащат с собой столько тараканов и клопов, что мы после них санобработку делать не успеваем. Мы после них три раза вызывали санэпидемстанцию от клопов. Закончилось все, когда их выселили. В общей сложности тысяч 300 потратили… Жители всех этажей сверху на нас жаловались», — рассказал «Ридусу» один из постояльцев.

Если мигрант селится в хостел, то работники гостиницы обязаны поставить его на миграционный учет, на срок, в течение которого он будет проживать там. Как только он съезжает, хостел подает уведомление в управление по вопросам миграции. Затем мигрант снова должен в течение семи рабочих дней встать на учет. Для этого у него должна быть принимающая сторона: хозяин квартиры, где живет приезжий; работодатель, который предоставляет жилье; общежитие или хостел.

«Но никто из них не хочет выполнять свои обязанности. А страдают люди, от которых очень много зависит в РФ. Они выполняют много видов работ и их миллионы», — сетует Каримов.

Эксперт назвал основные причины, по которым люди отказываются регистрировать приезжих из Средней Азии.

«Хозяева квартир обычно напуганы. В СМИ постоянно муссируют информацию, что зарегистрованный мигрант через коррумпированного полицейского и нотариуса делает так, что человек лишается квартиры. Люди боятся потерять жилье и боятся ответственности. Если мигрант уехал внезапно на родину и вас не предупредил, вы уже будете в ответе за то, что он находится в РФ нелегально, с неверно оформленной регистрацией», — говорит он.

Что касается работодателей, то для них штраф за одного неверно оформленного рабочего составляет 800 тысяч рублей.

«Это самый высокий штраф в административном кодексе РФ. Если вовремя, в течение трех дней, не подать уведомление о заключении трудового договора, о расторжении и так далее, то к нему приходят и штрафует. Даже если работодатель не боится штрафа, он все равно не может зарегистрировать мигрантов, поскольку не предоставляет им жилье», — подытожил специалист.

В Таджикистане даже летучим мышам не дают спать спокойно

«Занятными» эпизодами, происходящими в регионе ЦА, впору дополнять фильм Милоша Формана про «полет над гнездом кукушки» или чеховскую «Палату № 6».

11:20, 08.02.2019 // Росбалт, В мире

Можно ли живущим в Таджикистане известным и не известным широкой общественности людям справлять дни рождения с друзьями? Оказывается, нельзя, даже если торжество проходит в ограниченном кругу. Ну, а если нарушаешь это правило, плати штраф, что и пришлось сделать популярной в Таджикистане певице Фирузе Хафизовой. За удовольствие видеть на дне своего рождения, которое, как известно, бывает только раз в году, нескольких коллег по «цеху», ей пришлось заплатить штраф в 5 тысяч сомов (500 долларов). Причем выплату «мзды» в пользу государства певице присудил районный суд города Душанбе. Потому как она имела право справлять ДР только в кругу семьи и, таким образом, нарушила положение об упорядочении традиций, торжеств и обрядов.

История с проштрафившейся певицей даже попала в новостную программу местного государственного телевидения. В ней было пояснено, что ограничения на гостей введены в интересах таджикских граждан с тем, чтобы помочь им тратить кровные денежки с большей для них пользой. Ранее штраф за «непонимание» собственной пользы и нарушение закона экономии личных средств пришлось платить музыканту и певцу Кадами Курдону — он выложил 300 долларов за то, что выдал гонорар танцовщице на свадьбе собственного сына. Вероятно, таджикские власти далеки от осознания того, что они грубо вмешиваются в личную жизнь граждан республики. То есть нарушают их права.

Защитники этих самых прав, организация Human Rights Watch заявляет в своем отчете об ухудшении положения со свободами в Таджикистане. В частности, местные оппозиционеры преследуются не только на родине, но и за ее пределами. Любое инакомыслие, включая «неправильные» мнения, высказанные в социальных сетях, наказуемо в уголовном порядке. Доступ к популярным соцсетям и новостным сайтам заблокирован. Жесткие ограничения наложены и на внешний вид таджиков: мужчинам запрещено носить бороды длиннее установленных специальной инструкцией, а женщинам — хиджаб. «Государственный стиль» одежды утвержден также для девочек и женщин в возрасте от 7 до 70 лет.

Что уж тут говорить о правах сексуальных меньшинств? Они внесены в специальный реестр «доказанных» геев и лесбиянок — всего 367 человек, и периодически на них устраиваются облавы, хотя свою сексуальную ориентацию они старательно скрывают. Международные организации возмущены, но уполномоченный по правам человека Зариф Ализода на пресс-конференции в Душанбе заявил: этические и моральные нормы таджиков таковы, что власти республики не могут следовать рекомендациям международных организаций, работающих в области защиты прав представителей ЛГБТ-сообщества.

Зато ничего не мешает деятельности мошенников в стране строгих моральных устоев. ЦентрАзия разместила на своем сайте информацию, в некотором роде курьезную, но реально же — довольно устрашающую. В частности, в Таджикистане лули, то есть центрально-азиатские цыгане, придумали новый вид бизнеса — они «делают деньги» на гнездах летучих мышей. За каждое найденное и не поврежденное гнездо местным жителям платят 5 тысяч долларов. За сколько лули перепродают этот товар — неизвестно. А производят из него якобы лекарство против рака. Понятно, какой ажиотаж поднят в этом регионе — его жители охотятся на гнезда, что, утверждают специалисты, может стать причиной уничтожения летучих мышей в Зарафшанской долине.

Но не за всякое гнездо заплатят 5 тысяч «зеленых» — оно должно быть «свеженьким», то есть не старым и не разрушенным, и «правильно закрытым». Впрочем, за бракованное гнездо тоже могут заплатить — но в пять раз меньше. «Бизнесмены» даже демонстрируют «охотникам» фотографии, как должно выглядеть «товарное» гнездо, и как его следует упаковать. Ажиотажный спрос на гнезда летучих мышей (все это напоминает «Полет над гнездом кукушки», то есть обыкновенный дурдом) распространился и на Узбекистан. В Интернете открыта специальная аукцион-страница, где цена за гнездо рукокрылых взлетает аж до 10 тысяч долларов. Мошенничество, незаконный доход? Разумеется. Но в таком случае, куда смотрят правоохранительные органы, увлеченные отловом геев и «неправильно мыслящих» журналистов?

Кстати, об Узбекистане и о морали. Как сообщает информационное агентство «Фергана», госкомитет республики по туризму решил предоставить отелям право отказывать в заселении гражданам, в отношении которых существуют обоснованные подозрения на совершение аморальных действий. Отелям предлагается сообщать о подобных личностях органам внутренних дел.

Тут стоит отметить, что в начале года президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев разрешил гостиницам принимать постояльцев вне зависимости от их места жительства (прописки), гражданства, родственных и брачных отношений — раньше такой свободы у них не было. Но зато сейчас под «аморальное поведение» можно подвести кого и что угодно — например, проживающую в одном номере неженатую пару. Потому как расшифровку «аморального поведения» никакие «указивки» не содержат. А вдруг для администратора гостиницы аморален поцелуй или короткая юбка женщины, а то и длинная борода мужчины, не говоря уже о том, что «полиция нравов» в лице сотрудника отеля «догадается», что в номере может произойти интимный контакт проживающих в нем лиц? В общем, что есть аморальность — не уточняется. По идее, громкое сморкание при желании тоже можно отнести к «аморалке».

Говоря о бороде. В Туркмении вновь активизировалась поутихшая было борьба с бородачами, не достигшими сорокалетнего возраста. За растительность на лице они вполне могут загреметь в отделение полиции, как минимум — отделаться штрафом в 100 манатов (по официальному курсу — почти $30). Власти не объясняют, почему они ополчились против молодых бородатых мужчин — видимо, растительность на лице ассоциируется у них с принадлежностью ее владельца к исламистским течениям. Но причем тут тогда возраст? Ведь исповедовать нетрадиционный ислам можно и в 41 год, и в 70 лет.

Вообще жизнь в Туркмении, измотанной бедностью и голодными очередями за продуктами первой необходимости, с каждым днем становится «веселей». Сейчас вот, сообщает «Хроника Туркменистана», появилась новая тенденция — не выпускать из страны граждан, подозреваемых в сотрудничестве с «зарубежными антигосударственными центрами». Невыездными стали и мужчины, и женщины. Прямых обвинений им не предъявляют, но подвергают длительному допросу и обыску в аэропорту. После чего заявляют, что они фигурируют в «черном списке» и покинуть страну больше не смогут. Не выездным приходится удовлетвориться пояснением «человека в штатском», что в последнее время слишком много граждан, выезжающих за рубеж, дают интервью «центрам идеологических диверсий», поэтому спецслужбам поручено выявлять потенциальных «клеветников». По каким признакам их «идентифицируют», не сообщается.

Смотрите еще:  Оформление дома в собственность. Оформление документов юристом

Напомним, ранее в выезде за рубеж в массовом порядке отказывали мужчинам в возрасте от 30 до 40 лет, но тогда власти объясняли это борьбой с тотальной трудовой миграцией. При этом они не признавали, да и сейчас не признают наличия в стране высокого уровня безработицы. Он станет еще более удручающим, поскольку, по последним данным, в Туркмении ликвидируется Академия наук — республике, богатой природным газом, надо экономить деньги. В состав АН, основанной в 1951 году, затем практически ликвидированной в 1998 году, но восстановленной президентом Гурбангулы Бердымухамедовым в 2009 году, входят 26 научно-исследовательских институтов, государственная служба сейсмологии, высшая аттестационная комиссия, два медицинских исследовательских центра, другие научные учреждения. Понятно, что огромная армия научных и околонаучных сотрудников либо окажется на улице, либо им предложат «зарабатывать самим». Официально ликвидация Академии наук объясняется необходимостью перехода входящих в нее структур на хозрасчет.

Что ж, как утверждают власти, Туркмения «переживает эпоху могущества и счастья». Возможно, для местных «боссов» — так оно и есть. Что же касается науки, достаточно и того, что ее, на личном уровне, продвигает президент Бердымухамедов — стоматолог по образованию, издающий огромное количество своих книг на самые разнообразные темы. Сейчас вот по его научному труду в девяти томах «Лекарственные растения Туркменистана» из растущих на границах республики трав и плодов изготовляют медицинские препараты. Вероятно, этого вполне достаточно для продвижения науки вперед, и никакой академии больше не нужно. Да и бюджету легче.

Еще один оригинальный способ «бюджетного радения» изобретен в гораздо более свободной, чем Туркмения, стране — Киргизии. Пока подаренный Бердымухамедову министерством внутренних дел ахалтекинский жеребенок ржет на конюшне, а президент декламирует членам правительства стихотворение собственного сочинения, посвященное этому благородному животному, нареченному Ровач (в переводе на русский — процветание), в Киргизии на законодательном уровне поощряют стукачество и лоббируют принятие закона о пожизненном содержании государством бывших должностных лиц.

В частности, президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков подписал закон о защите граждан, сообщивших о коррупционных сделках. Все бы ничего, если бы таким «честным» людям не выплачивали за их «труды» вознаграждение в размере 30 процентов от суммы обнаруженных незаконных доходов. Действительно, кто ж поделится такой информацией безвозмездно? Только за деньги или из мести.

И еще одно нововведение в Киргизии. Как информирует газета «Вечерний Бишкек», депутат парламента Мирлан Бакиров вынес на общественное обсуждение проект закона «О высших должностных лицах Кыргызской Республики». В нем он предлагает обеспечивать президента, торага (спикер парламента) и премьер-министров «жилыми помещениями, транспортными средствами за счет государства». Кроме того, «они не могут быть привлечены к уголовной и административной ответственности за действия и бездействия, совершенные ими в период осуществления полномочий, а также задержаны, арестованы, … неприкосновенность высших должностных лиц распространяется на занимаемые ими жилые и служебные помещения, используемые транспортные средства, средства связи, принадлежащие им архивы, иное имущество, документы, багаж и переписку». Мало того, депутат также уверен в необходимости пожизненного звания экс-президента, экс-торага и экс-премьера с полным пакетом государственного обеспечения из бюджета республики.

По словам политолога Марса Сариева, парламентарий не может не знать, что подобный проект закона вызовет серьезную критику со стороны общественности. Более того, «Его цель … — вызвать раздражение властью у народа. … Такой закон создаст обратный эффект и еще больше усилит внимание общественности к лишению неприкосновенности экс-президента» — он сейчас обсуждается в парламенте.

«Ноша по обеспечению расходов на их охрану и содержание ляжет на республиканский бюджет. И это при том, что у нас целая армия бывших экс-премьеров, помощников и членов их семей. Если обеспечивать их всех, как предлагает Бакиров, никакого бюджета не хватит. Не говоря уже, что без помощи останутся незащищенные слои населения, малоимущие граждане, которым и сейчас порой трудно выбить от государства поддержку. Да и госдолг республики немал, чтобы разбрасываться подобными идеями. Поэтому предлагаемый проект попросту абсурден и непосилен для страны», — сказал Сариев.

На этом «абсурды» в государствах Центральной Азии, конечно же, не закончатся, так что продолжение, надо полагать, следует.

Про церковь каратистов, проституцию и любовь таджиков к «Бригаде»: 100 фактов о Таджикистане

41. У большинства таджиков плоский, приплюснутый затылок. Они его скрывают под пышными волосами. Дело в том, что в кишлаках грудничков кладут в жесткую деревянную колыбельку без подушки, привязывают, снизу вешают пакет для испражнений и уходят работать в поле. Каждый день так.

42. Карен Шахназаров — таджик. Насчет Шахназарова — так говорят таджики, сам точно не знаю. Шахназаровых, Назаровых в Таджикистане огромное количество.

43. Был случай: ВИЧ-инфицированный чувак с женой поехал тестю-таджику. Тесть не хотел пускать их, чтобы не заразиться, в итоге произошла поножовщина, и тесть теперь тоже ВИЧ-положителен.

44. Бумажные деньги тут такие: 1 сомони, 3, 5, 10, 20, 50, 100, 500 сомони. Вместо дирамов (таджикских копеек) в большинстве магазинов вам насыплют жвачек на сдачу.

45. Таджикские лимоны однозначно самые вкусные на свете. Их едят даже те, кто не любит лимоны в принципе. Могу привезти на пробу.

46. Я трижды видел, как таджикские дети играли в снежки камнями.

47. Девочки в Таджикистане начинают брить и щипать усы под носом с девятого класса. Брови щипать до свадьбы запрещено, иначе она шлюха и должна быть бита камнями.

48. Кстати, имени Джамшут в таджикском языке нет. Есть Джамшед, сокращенно: Джам или Джама.

49. Часто звучавшее в Нашей Раше «тоджикистонома» на самом деле могло означать «Тоджикистониман» — Мой Таджикистан.

50. Таджики тоже любили крутить спиннеры и ловили покемонов одновременно с вами. Хотя, твиттеряне вряд ли занимались этим, это удел вконтактовцев.

51. Летел с таджиками в самолете в месяц Рамадан. И все 149 пассажиров не ели, соблюдая пост. Я просто охуел от такого количества еды, соков чая, которое мне накидали грустные таджики.

52. Таджикские сомы огромны. Старик сидел на речной пристани, болтал мудями и ногами в воде. Подплыл сом и утащил пердуна на дно. В ютубе поищите, найдете таджикского сома размером с УАЗ-Патриот.

53. Пишу этот тред о Таджикистане с заблокированного в этой стране твиттера. Тут время от времени блокируют соцсети, инстаграм, сайты. Иногда Ютуб закрывают. Спасают vpn и TOR.

54. Таджикская демократия начиналась с вооруженной Объединенной таджикской Оппозиции. Поэтому либералов тут не любят. Все оппозиционеры давно переведены в разряд террористов, и либо казнены при сопротивлении, либо посажены на бутылку правосудия, либо в бегах.

55. Приезжали сюда как-то «Отпетые мошенники». Они спели четыре песни на стадионе, потом их закидали пластиковыми бутылками, и они обиженно улетели.

56. Приезжала сюда как-то Нюша. Билеты рекламировались везде, но Нюша не доехала. И слава богу. Пусть лучше девочка в России или в Европе выступает.

57. В Таджикистан стоит прилететь по четырем причинам: горы, лимоны, фисташки и чай. Родные и знакомые ооочень ждут моего приезда в Россию, потому что будут пить вкуснейший чай с лучшим на свете лимоном. И грызть вечером вкуснейшие фисташки.

58. Детей в кишлаках от гриппа лечат так: семечко анаши (вроде бы в чай заваривают), потом ребенка укрывают матрацами. К утру матрацы насквозь мокрые, а ребенок здоров.

59. Один российский чувак решил полететь из Москвы (вроде бы) в Курган. И очень удивился, потому что самолет сел в таджикскос Курган-Тюбе. Парень поел шаурмы и полетел обратно.

60. Шел я однажды вечером возле мечети Мир Саида Али Хамадони в Душанбе. Из мечети вышли пять обкуренных чуваков и попытались меня зарезать.

61. Религиозные деятели и имам-хатибы запретили жительницам Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана заниматься оральным сексом с мужьями.

62. Самые любимые товары в Таджикистане — российские. Самые качественные. Проволока, лампочки, сало, тапочки, мука, двери, трубы и т. д. Средняя пенсия в Таджикистане около 120 сомон (рублей 800).

63. В дни государственных праздников по квартирам ходят участковые и старосты хукуматов, выгоняют всех на улицу, заставляют веселиться, «а то для вас тут фейерверк будет, охренели что ли дома сидеть?»

64. Кстати, в этом месяце начали в столице проводить отопление. По городу трубы бюджет прокладывает, а на батареи, стояки, трубы в подвалах, в домах люди сами скидываются, зовут сантехников и воздвигают.

65. Боюсь соврать, но, кажется, звания «Лучшая книга года в Таджикистане» (или другая почетная премия) получил сборник пафосных цитат президента Республики Таджикистан.

66. Была тут одна оппозиционная партия с религиозным уклоном. Сначала выяснилось, что все региональные руководители гомосексуалисты, потом, что педофилы, а под конец почти все руководство посадили за экстремизм, их адвокатов тоже, а также адвокатов их адвокатов посадили.

68.Трамп любит дергать руки президентам других стран при рукопожатии. У тех бомбит конечно, но Трамп силён. А вот с Эмомали он ничего не смог сделать. Подергал, а фиг, таджик натренировался заранее. Трамп посмеялся и обнял его. Национальное самосознание таджиков взлетело до небес

67. Я видел как начинаются горные реки. Высоко в горах (я взобрался лишь на 4500) лежит ледник. Внутри огромная пещера. Изнутри она тает, а сверху подмерзает. И из нее с грохотом начинает свой путь холодная и бурная река.

69. Секс до свадьбы таджичкам чреват побоями и проклятием семьи. Все упирается в девственность. Поэтому здесь процветает анальный секс! Некоторые умудряются зарабатывать им, а потом девственницами выходят замуж. Ну и в ходу восстановление девственности.

70. Когда запретили держать скот дома в черте города, тысячи брошенных ишаков бродили по дорогам. Ловкачи приноровились их сдавать в зоопарк по 3 сомона (20 рублей) за штуку живьем. Потом китайцы начали скупать ослов на колбасу. Потом ишаки перестали бродить, начали скрываться.

71. Как-то шли мы из бара в другой бар и увидели, как менты щемят на улице иностранцев. Мы поговорили с ментами, и они отпустили иноземцев. Там была бразильянка, финн, американец, мексиканка, венгры и украинка. Поблагодарила нас только украинка.

72. Кстати, милиция в Таджикистане называется «милитсия».

73. Когда на улице Душанбе возникает пробка, любой мальчишка может достать свисток из кармана и начать регулировать движение. И затор рассасывается. Я видел такое пять раз.

74. По многочисленным просьбам трудящихся — про «есть чё». Героин в Таджикистане транзитом, он в Афганистане делается. Кокаинум — отсутствует. Конопля — как крапива растет, но с ней борются. За день по 200 тысяч кустов дикорастущего каннабиса вырубают. Все равно растет.

75. Даже в цивилизованном центре столицы «милитсия» может доколупаться до парочки влюбленных. Держаться за руки — предупреждение, за обнимашки — возьмут взятку, а за поцелуй — поведут в кутузку. Хотя тоже все от фимозности мента зависит.

76. Лет 10 тому назад по тонированным машинам, не остановившимся на требование гайцов, открывался огонь на поражение.

77. У таджикского президента нет личного самолета. Он этим гордится. Но все чиновничьи должности занимают его родственники, земляки и друзья, весь крупный бизнес в Тадже принадлежит им. Мэр столицы — сын президента.

78. По приезде таджикского президента Эмомали Рахмона в регионы ему расстилают «пояндоз» — ковровую дорожку. После его отъезда пояндоз жители режут на куски, хранят дома как семейную реликвию и передают по наследству.

Смотрите еще:  Секреты юристов, которые они вам никогда не расскажут. Как нанять личного адвоката

79. Однажды президент приехал в кишлак, а там местный чувак прочитал ему свои стихи о любви к президенту и Родине. Президент узнал, что чувак неженат и приказал старосте найти ему жену за пару часов и организовать свадьбу в течение дня. Нашли, организовали вовремя.

80. Каждый раз когда таджики называют себя арийцами, где-то далеко в аду плачет один маленький Гитлер.

81. Самое изощренное таджикское ругательство я слышал от купающихся детишешек. Одного мальчишку столкнули с лодки в воду, и ангелочек закричал друзьям: «Ва номи Аллох, онаша гом» (рус. Во имя Аллаха, я твою мамку е*ал).

82. В Таджикистане много русских, немцев, раньше было много евреев. Русские попали сюда по самому советскому в мире распределению. Ольга с отличием окончила экономфак МГУ, и ее отправили в Таджикистан. И вот у нее тут внуки не могут найти работу и матерят судьбу.

84. Эверест — это хорошо, но таджикский пик Исмоила Сомони (ранее Пик Коммунизма) всего на полтора километра меньше высочайшей вершины мира — 7495 метров. В Таджикистане 3 семитысячника и 13 шеститысячников.

85. Россияне могут лететь в Таджикистан без визы, просто с загранпаспортом. До 2013 года вообще можно было с внутренним российским паспотом.

86. Спрашивали насчет проституции. Как в любой стране с малыми зарплатами (хотя просто — как в любой стране), проституция здесь процветает. К примеру, в клубах процентов 90 из свободных девушек при попытке познакомиться сразу озвучат цену одного часа.

87. А вот в караоке приходят одинокие конкретные девушки (в основном русскоязычные).

88. Основатель государства таджикского Исмоили Сомони жил еще до крещения Руси. А государству лет 26 нынче исполнилось (+/- два года). Просто нынешняя территория Таджикистана в разные годы входила в разные государственные (в т. ч. и тюркские) образования.

89. Один мой знакомый мент исправил в паспорте место рождения на поселок Дангара. Просто оттуда родом президент Таджикистана и такое происхождение дает +300 к карьерному росту.

90. Идея для стартапа: таджики любого возраста и пола зарабатывают на улице весами. Взвешивают людей на маленьких весах за 50 дирам (3-4 ?).

91. В столичном Ботаническом саду власти запретили гулять после заката солнца. Количество изнасилований в парке сразу снизилось в несколько раз.

92. Землетрясения в Таджикистане — обычное дело. У меня однажды посуда попадала и штукатурка начала обваливаться. Но я хотел спать и просто рюкзак с документами и штаны поближе подтянул к себе.

93. Кстати в таджикскую армию не забирают единственных сыновей в семье. А в остальном — цирк: рекрутируют методом облав, ловят призывников сетями и т. д.

94. Еще не было случая, чтобы таксист в Душанбе не рассказал мне историю, как он/сын/жена получили/чают российское гражданство. В 98% городских семей идет процесс принятия российского гражданства. В основном оставляют двойное, но российское, ясен болт, приоритетнее.

95. Таджик на базаре не будет вас уважать, если вы с ним не будете торговаться. Взяв товар, не торгуясь, вы рискуете нарваться на оскорбления в спину. А вот если человек, который немилосердно торгуется, и сбил цену на товар на 50%, достоин восхищения всех торговцев.

96. Еще одна идея для стартапа: некоторые таджики выводят на улицу домашние телефоны и оказывают услуги платной телефонии, сидя на стуле с аппаратом на коленях. Правда, последние года три таких уже почти не найти, бизнес, похоже, нерентабельный.

97. В столице есть три вида транспорта: троллейбусы-автобусы, маршрутки-старексы и самое удобное — 3-сомоновое такси. Автолюбители выставляют на лобовом стекле номер маршрута, по которому они возвращаются домой/едут на работу и за деньги берут попутчиков. Удобно и дешевле такси. Но гаишники штрафуют любителей взять попутчиков за деньги.

98. Мою знакомую изнасиловали на соседней улице из-за того, что она надела обтягивающие джинсы.

99. Мы смотрели премьеру «Защитников» в таджикском кинотеатре. Таджики смеялись, в первую очередь, над тем, чем и в самом деле стоило смеяться: над ущербностью персонажей, дырами в сюжете, убогостью диалогов. Мне было стыдно перед таджиками за медведя из того фильма.

100. Президент Таджикистана в 2014 году (если не ошибаюсь) посадил перед дворцом секвойи, которые растут по 3000 лет как символ вечности Таджикистана. Саженцы засохли насмерть через полгода.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и канал в Telegram.

События 2019 года

Хорошо известный в Таджикистане независимый журналист Хайрулло Мирсаидов был арестован 5 декабря 2017 г. после обращения к президенту о коррупции в местной власти. В августе 2019 г. освобожден после международной кампании в соцсетях по тегу #FreeKhayrullo, в которой участвовал, в том числе, британский посол в Душанбе.

© Radio Ozodi/Tajik Service of Radio Free Europe

И без того плачевное состояние прав человека в Таджикистане ухудшилось в 2019 году. Арестам и длительным срокам заключения по политическим мотивам подверглись журналисты, оппозиционеры и родственники, находящихся за рубежом мирных активистов-оппозиционеров. Наступление на свободу ассоциаций, вероисповедания и выражения мнений распространилось практически на все проявления инакомыслия, даже на пользователей социальных сетей, мягко критикующих политику правительства. Чрезвычайно тревожным стало появление официального реестра лиц, идентифицированных как принадлежащих к сообществу лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов (ЛГБТ). Наличие подобных списков подвергает сотни людей риску задержания и вымогательства со стороны милиции.

Власти активизировали кампанию по принудительному возвращению в страну политических оппонентов из-за рубежа, используя для этого политически мотивированные запросы об экстрадиции в Интерпол (международную организацию уголовной полиции), а также договоренности с правоохранительными органами и службами безопасности Турции и России. Члены запрещенных и объявленных экстремистскими в Таджикистане Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и оппозиционного движения «Группа 24» являются наиболее частыми объектами сотен «красных карточек» Интерпола и других запросов об экстрадиции, поданных таджикскими властями.

Тем не менее, 2019 год также стал свидетелем нескольких позитивных шагов со стороны правительства в отдельных случаях нарушений, после протестов в социальных сетях таджикских и международных активистов гражданского общества.

Преследование оппозиционеров за рубежом

Во исполнение поступившего в Интерпол запроса таджикских властей, 9 октября 2017 года в Афинском международном аэропорту греческие пограничники задержали активиста ПИВТ Мирзорахима Кузова, следовавшего транзитом из Польши, где он принимал участие в конференции по правам человека. 29 ноября, после вмешательства греческих и международных правозащитных групп, суд отклонил запрос Таджикистана об экстрадиции Мирзорахима Кузова и освободил его из-под стражи.

5 февраля полиция Стамбула задержала Намунжона Шарипова, бизнесмена и члена ПИВТ, бежавшего из Таджикистана в 2015 году. За несколько дней до задержания в чайхану, принадлежавшую Шарипову, наведались таджикскиее официальные лица, находящиеся в Стамбуле, которые уговаривали его вернуться в Таджикистан. После 11-дневного содержания под стражей в Турции, Намунжона Шарипова заставили сесть в самолет, следовавший в Душанбе. 20 февраля Шарипов появился на таджикском общественном телевидении с заявлением о том, что его возвращение в страну было «добровольным». Позже родственники и сам Шарипов рассказали сотрудникам Хьюман Райтс Вотч, что его задержали таджикские спецслужбы. В июне, после давления со стороны общественности, таджикские власти разрешили Шарипову вернуться в Турцию.

В марте, по запросу правительства Таджикистана об экстрадиции, турецкая полиция задержала председателя «Группы 24» Сухроба Зафара и члена этой группы Насимжона Шарипова (однофамилец, но не родственник Намунжона Шарипова). Их адвокаты подали в Конституционный суд Турции иск о приостановлении экстрадиции, сославшись на то, что в случае возвращения в Таджикистан их подзащитным грозят пытки. Суд города Стамбул отклонил запрос таджикских властей об экстрадиции. Шарипов был освобожден в июле, а Зафар в октябре.

Задержанию в различных странах и принудительному возвращению в Таджикистан подверглись и другие активисты-оппозиционеры, в том числе Наимджон Самеев, бывший глава ПИВТ в Согдийской области (северный Таджикистан). Самеев был задержан в России 30 ноября и сразу же был возвращен в Таджикистан, где, по сообщению его родственника, был арестован таджикскими спецслужбами и подвергается высокому риску применения пыток.

Давление Душанбе на ПИВТ достигло апогея после произошедшего 29 июля на юге Таджикистана нападения, в результате которого погибли 4 иностранных велотуриста — два гражданина США, один швейцарец и один подданный Нидерландов. Отвественность за атаку взяла на себя группировка «Исламское государство» (ИГ; ранее известная как ИГИЛ). ИГ также распространило видео, в котором злоумышленники присягают группировке на верность. Таджикское правительство обвинило в организации теракта ПИВТ (в настоящее время базирующуюся в Европе), несмотря на отсутствие каких-либо достоверных доказательств для подобного обвинения и невзирая на заявление ИГ об ответственности за нападение. ПИВТ отрицает свою причастность, заявляя, что эти обвинения безосновательны и лишены смысла и призывает к тщательному расследованию.

Семьи оппозиционеров

Власти подвергали преследованиям родственников, находящихся за границей мирных диссидентов. Живущие во Франции, Германии и Польше активисты сообщали Хьюман Райтс Вотч, что их родственников в Таджикистане регулярно посещают сотрудники спецслужб и оказывают на них давление, требуя осудить своих родственников-активистов, предоставить информацию об их местонахождении и деятельности. Им также угрожают тюремным заключением в случае, если их родственники за границей не прекратят вести оппозиционную деятельность.

Власти запрещали выезд за границу ближайшим родственникам активистов оппозиции, включая детей и внуков. На протяжении нескольких лет таджикские власти не выпускали из страны для лечения рака четырехлетнего Иброхима (Хамзу) Тиллозоду, внука находящегося в изгнании лидера ПИВТ Мухиддина Кабири. Однако 29 июля, после оказанного международного давления, власти пошли на уступкуи.

Похожим образом развивались события и в случае с Фатимой Давлятовой, 10-летней дочерью правозащитницы Шабнам Худойдодовой. 4 августа спецслужбы Таджикистана сняли с рейса девочку и следовавших с ней родственников. Дочь, мать и брат, находящейся в эмиграции активистки летели к ней. 11 августа, после развернувшейся в социальных сетях кампании, власти разрешили семье Шабнам Худойдодовой покинуть Таджикистан.

В сентябре суд города Душанбе приговорил Раджабали Комилова, брата находящегося в Германии члена ПИВТ Джанатулло Комилова, к 10 годам лишения свободы за предполагаемое членство в партии и неподтвержденные преступления, совершенные во время гражданской войны 1992-1997 гг. в Таджикистане. Джанатулло Комилов сообщил Хьюман Райтс Вотч, что дело против брата было возбуждено, чтобы вынудить его самого вернуться в страну.

Свобода выражения мнений

Власти постоянно блокируют доступ к популярным социальным сетям и новостным сайтам, включая «Фейсбук», «Ютуб» и «Радио Свободная Европа/Радио Свобода», и периодически ограничивают доступ к услугам операторов сотовой связи и к их сервисам обмена сообщениями (что обычно происходит когда в сети появляются критические заявления о президенте, его семье или правительстве).

22 августа решением коллегии Согдийского областного суда был освобожден независимый журналист Хайрулло Мирсаидов, ранее приговоренный к 12 годам лишения свободы. Он был арестован в декабре 2017 года после того, как написал открытое письмо президенту Эмомали Рахмону о фактах коррупции в рядах местных чиновников. Тюремный приговор Мирсаидову был заменен на штраф в размере 80 тысяч сомони (приблизительно 8 500 долларов США) и одним годом исправительных работ. Международная кампания #FreeKhayrullo ранее освещало его дело.

В августе суд приговорил Умара Муродова к пяти с половиной годам лишения свободы за «оскорбление» президента Рахмона на странице в социальной сети «Одноклассники». Поправка к закону, принятая осенью 2017 года, предусматривает уголовную ответственность за публичное оскорбление или клевету в адрес «Основателя мира и национального единства, лидера нации» [президента].

Также в августе суд приговорил Бежана Ибрагимова, солдата Национальной гвардии, к семи годам лишения свободы по обвинениям в «экстремизме». Ибрагимова обвинили в том, что на своей странице в «Одноклассниках» он разместил фотографию флага запрещенной в Таджикистане группировки «Ансаруллах», а также вел беседы в соцсети со своим бывшим одноклассником, находящимся в Сирии или Ираке.

Смотрите еще:  Договор купли продажи автомобиля (транспортного средства) с актом. Договор купли-продажи автомобиля 2019 бланк для юр лиц

В сентябре, после отбытия сроков наказания, вышли на свободу адвокат-правозащитник Шухрат Кудратов и критик режима Абубакр Азизходжаев. Правозащитные группы назвали арест Кудратова в 2014 году и Азизходжаева в 2016 и последовавшие за ними приговоры, политически мотивированными.

Свобода религии и убеждений

Правительство Таджикистана жестко ограничивает свободу религии и убеждений, регламентируя даже внешний вид граждан. Так, например, был введен запрет на ношение хиджаба, а мужчинам запрещено носить длинные бороды. Салафизм, фундаменталистское направление ислама, в Таджикистане официально запрещен с 2011 года, и власти регулярно подвергают граждан арестам за предполагаемое членство в салафитских группировках.

В августе власти обвинили оппозиционного блогера Джунайдулло Худоерова в предполагаемых связях с вооруженными экстремистами-салафитами. Он был приговорен к пяти годам лишения свободы. После вынесения приговора Худоеров заявил журналистам в зале суда, что его дело было политически мотивированным возмездием за его публикации с обвинениями местных властей в коррупции и что эти публикации не имеют никакого отношения к «Салафии» [салафизму]. В августе в Таджикистане амнистировали семерых экстрадированных из России салафитов, после того, как они отреклись от движения.

В 2019 году Министерство культуры издало книгу под названием «Инструкция по рекомендованной одежде для девушек и женщин Таджикистана», в которой подробно изложены «утвержденные» стили одежды для девочек, девушек и женщин в возрасте от 7 до 70 лет. Под запрет властей попали куклы Барби в хиджабах, взамен которых предлагаются куклы в таджикской национальной одежде. Правоверным мужчинам-мусульманам пришлось сбрить бороды, чтобы вернуть конфискованные ранее у них документы.

К концу 2019 года власти предприняли ряд шагов по борьбе с семейным насилием в отношении женщин и детей, задействовав более 15 милицейских участков, укомплектованных инспекторами-женщинами, которые прошли подготовку по работе милиции с населением с учетом гендерных факторов. Министерство внутренних дел также разработало дополнительные инструкции по применению закона «О предупреждении насилия в семье», принятого в Таджикистане в 2013 году. Тем не менее, по словам жертв семейного насилия, юристов и оказывающих помощь организаций, закон остается в значительной степени нереализованным и жертвы семейного насилия по-прежнему страдают из-за отсутствия надлежащей защиты, в том числе и из-за острой нехватки доступных приютов для жертв семейного насилия.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Несмотря на то, что однополые связи в Таджикистане не криминализированы, ЛГБТ-сообщество сталкивается с дискриминацией. В октябре 2017 года, в рамках проведения правоохранительных операций под названиями «Нравственность» и «Чистка», власти объявили о создании специального реестра, включающего 367 лиц, чья принадлежность к ЛГБТ была предположительно «доказана». Этот список, созданный якобы для защиты сексуальных меньшинств и прекращения распространения заболеваний, передаваемых половым путем, на самом деле подвергает сотни людей риску задержаний, вымогательства со стороны милиции и суровой социальной стигме.

Ключевые международные партнеры

Не желая портить отношения с Душанбе из-за его геостратегического значения [граница с Афганистаном], США, Европейский Союз и другие международные партнеры в целом сопротивлялись введению в отношении Таджикистана каких-либо жестких политических санкций за серьезнейшие нарушения прав человека в стране.

После того, как Хайрулло Мирсаидов был приговорен к 12 годам лишения свободы, Посольства Соединенного Королевства Великобритании, Германии, Франции, США и Представительство ЕС в Республике Таджикистан выступили с совместным заявлением, в котором они осудили этот приговор, назвав его «чрезвычайно суровым». В заявлении говорилось, что приговор «окажет негативное влияние на свободу слова и выражения в стране». После международной кампании в поддержку журналиста приговор был отменен в апелляционном порядке.

Представитель Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по вопросам свободы средств массовой информации Арлем Дезир заявил, что он «встревожен строгим и несоразмерным приговором, вынесенным журналисту».

9 марта в Брюсселе прошло шестое заседание Комитета по сотрудничеству между ЕС и Таджикистаном. Подчеркнув ухудшающиеся условия для гражданского общества в стране, ЕС отметил, что его будущая Стратегия должна «содействовать проведению реформ, и уважению прав человека».

В опубликованном в 2019 году ежегодном докладе, Комиссия США по свободе вероисповедания в странах мира рекомендовала Госдепартаменту вновь включить Таджикистан в список стран, «вызывающих особую обеспокоенность» в связи с серьезными нарушениями религиозных свобод.

В мае Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям обнародовала свои выводы о том, что арест и лишение свободы заместителя председателя ПИВТ Махмадали Хаита с сентября 2015 года являются нарушением международных обязательств Таджикистана в области прав человека, и призвала к его немедленному освобождению. Комитет ООН по правам человека пришел к аналогичному выводу по результатам изучения дела другого оппозиционера – Зайда Саидова. В опубликованном в июле решении Комитет назвал заключение Саидова незаконным и призвал к немедленному освобождению активиста.

В своем третьем периодическом докладе по Таджикистану в июне 2019 года Комитет ООН против пыток выразил озабоченность сообщениями о пытках в тюрьмах и следственных изоляторах и о случаях смерти в местах заключения. Он также указал на серьезные проблемы в вопросах насилия в семьях и на преследования ЛГБТ. Комитет призвал Таджикистан расследовать обвинения в том, что заключенные в тюрьму представители ПИВТ Махмадали Хаит, Рахматулло Раджаб и Сайдумар Хусайни подвергались пыткам.

Платок — дело тонкое: почему Таджикистан воюет с хиджабами и бородами

Хиджаб, борода и мини-юбка — кажется, трудно найти что-то объединяющее эти черты облика. Общее, однако, есть. Все они вызывают острое неприятие у властей Таджикистана. В женском мусульманском платке вот-вот законодательно запретят появляться в любых учреждениях, организациях и предприятиях. Мужчин с растительностью на лице отлавливают на улицах и принудительно стригут. Декольте, мини-юбки, топики тоже вызывают вопросы. «Известия» разбирались в том, почему чиновники так скрупулезно разглядывают наряды граждан.

В Таджикистане планируют официально запретить женщинам в хиджабах вход в государственные и частные учреждения. Соответствующий законопроект готовится при национальном центре законодательства. Как заявил представитель законотворческого органа, предложение предусматривает «запрет входа женщин и девушек с сатром (вид мусульманского платка) и хиджабом во все учреждения, организации и предприятия независимо от форм собственности».

Власти страны никогда не одобряли ношения мусульманской одежды, но на уровне закона платки решили запретить впервые. Раньше всё ограничивалось порицаниями, воспитательными беседами или угрозами возможных негласных санкций вроде увольнения. Так, осенью 2017 года женщинам в хиджабах запретили заходить в загсы. Об этом свидетельствовало приглашение для молодых людей, которые должны были зарегистрировать свой брак. «Женщинам и девушкам в хиджабах и сатрах запрещено входить в здание Душанбинского ЗАГСа. Молодожены должны приехать не более чем на четырех машинах», — говорилось в открытке.

Объявления о строгом дресс-коде появлялись и в образовательных учреждениях — детских садах и школах. Некоторых родительниц об этом предупреждали устно. «В школах будут комиссии, которые проверят посещаемость учеников, поэтому нам дали указание не впускать женщин в хиджабах», — сообщала одной из жительниц Душанбе классный руководитель ее ребенка.

Есть сложности и при трудоустройстве. Женщинам в хиджабах настоятельно рекомендуют снять головной убор, иначе она не будет принята. «Ко мне обращаются многие женщины, которые, как и я, носят хиджаб. Они говорят, что у них высшее образование, но они не могут нигде получить работу. Просят у меня помощи», — жалуется журналистам жительница Душанбе.

Сотрудники милиции в Таджикистане проводят специальные рейды для выявления подозрительных женщин. Видео одной такой облавы на рынке Шохмансур в Душанбе появилось в соцсетях. Стражи порядка останавливали женщин, у которых платок был повязан спереди и закрывал шею. «Те, кто не хотел спорить, молча перевязывали платок, обнажив шею, а тем, кто пытался возмущаться, угрожали большим штрафом. Если еще неделю назад нам говорили, что за ношение хиджаба штраф будет сто сомони, то сейчас речь шла уже о тысяче [7 тыс. рублей]», — рассказала журналистам одна из работниц рынка.

Похожая ситуация с мужской растительностью на лице. Избавляться от бороды призвал президент Таджикистана Эмомали Рахмон. По его словам, она не обязательно является признаком религиозности. Глава государства призвал граждан «поклоняться Всевышнему сердцем» и не стремиться выразить свою «правоту» через внешние атрибуты.

Воздействуют на граждан госорганы не только словами. Так, в январе 2016 года сотрудники таджикской милиции отчитались о том, что в 2015 году в Хатлонской области принудительно сбрили бороды почти 13 тыс. мужчин. Кроме того, были закрыты 162 торговые точки, занимавшиеся продажей хиджабов.

Регламентируется даже внешний вид имам-хатибов (исламских проповедников). Глава администрации района Дусти Хатлонской области Таджикистана Салохиддин Раджабзода пояснил, что борода должна умещаться в кулак. По его словам, допустимая длина не должна превышать 3 см. Если длиннее — пора в барбершоп.

Для выявления бородачей также проводятся рейды. Один из них прошел в сентябре 2019 года в районе 9-го км шоссе Душанбе–Вахдат и попал на видео. Молодых мужчин задерживали и препровождали в парикмахерскую у дороги, где заставляли всё сбрить.

Причины жесткой регламентации внешнего вида таджикистанцев понятны. Нет, чиновники не фанатеют от передачи «Модный приговор». Госорганы в силу своих умений пытаются противостоять исламизации общества. Упрекнуть их в этом на самом деле сложно — страна слишком сильно пострадала от экстремизма. Во время гражданской войны 1992–1997 годов правительственным силам противостояли протоисламисты. В ходе конфликта стороны поделились по клановому принципу, но на стороне оппозиции воевало больше тех, кого называют традиционалистами.

Вооруженный межклановый конфликт в Таджикистане, 1992–1997 годы

Уже в наше время страна снова столкнулась с экспансией радикальных течений ислама. В рядах запрещенной в России террористической организации ИГ в Сирии и Ираке воевало около тысячи граждан страны, свидетельствовал министр внутренних дел республики Рамазон Рахимзода. Масштаб проблемы характеризует то, что в 2015 году на сторону боевиков переметнулся командир ОМОНа МВД Таджикистана Гулмород Халимов. Поэтому власти выкорчевывают хотя бы внешние признаки чрезмерной религиозности — борода и хиджаб воспринимаются как первый шаг к радикализации.

В тапках и прозрачном топике

Государство, впрочем, борется не только с исламизацией, но и европеизацией. Министерство культуры Таджикистана выпустило инструкцию с рекомендациями, какую одежду следует носить на работе, в выходные и праздничные дни. В буклете есть эскизы национальных женских нарядов для всех сезонов, свадебных и семейных торжеств. Женщинам настоятельно рекомендовали отказаться от мини-юбок, кофт, платьев с декольте, топиков, вещей из прозрачной ткани. В общественных местах запретили носить галоши или тапочки, домашнюю одежду и обтягивающие брюки.

Министерство образования Таджикистана опубликовало требования к внешнему виду школьников. Девочкам также запретили узкие и мини-юбки, украшения на носу, шее и бровях, более одной серьги в ухе, яркий макияж. Мальчикам запретили длинные волосы, длинные ногти, серьги и кольца. И мальчикам, и девочкам не позволяется носить в школе рваные джинсы, футболки с рекламными надписями или с изображением государственной символики других стран. Спортивные костюмы допускаются только во время занятий физкультурой или проведения субботников.

Если с религиозными элементами внешнего вида более-менее понятно, то объяснить причины неприятия подчеркнуто светской одежды сложнее. Возможно, речь идет о традиционалистской и советской привычке регламентировать жизнь граждан. Возможно, правительство пытается стимулировать развитие национальной культуры. Так, среди рекомендаций школьникам содержится совет чаще надевать тюбетейку.

Девочки в национальных костюмах на территории Гиссарской крепости, Таджикистан

Впрочем, деградации национальной культуры способствуют вовсе не новомодные тренды, а катастрофическая ситуация в экономике. Сотни тысяч таджикистанцев вынуждены зарабатывать за пределами страны. Только в Россию с начала 2019 года с рабочими целями приехало 790 тыс. человек. Общее население страны составляет 8,9 млн человек, а значит, на заработках находилось 9% населения. Экономика страны критически зависит от деятельности гастарбайтеров — треть ВВП в 2017 году составили переводы мигрантов. Понятно, что за рубежом людям не до сохранения национальной идентичности. Главное — заработать и отправить деньги семьям. Экономические же усилия и успехи властей заметны гораздо меньше, чем претензии к внешности.