Тюремный приказ. Тюремный приказ

Надоело воевать: за что бойцы ВСУ убили командира

В ДНР рассказали о расстреле бойцами ВСУ своего командира

Бойцы 35-й бригады ВСУ в Донбассе отказались выполнять приказ по вылазке на территорию ДНР и застрелили своего командира. В марте нынешнего года другие украинские военнослужащие расстреляли офицера, который запретил употреблять спиртное. В рядах ВСУ все чаще бывают случаи пьянства, мародерства и растут антиправительственные настроения, сообщают источники в самопровозглашенных республиках Донбасса.

Военнослужащие Вооруженных сил Украины отказались выполнять приказ и застрелили своего командира, рассказал официальный представитель оперативного командования ДНР Даниил Безсонов.

По словам военного, командир 35-й бригады ВСУ Николай Палас приказал офицеру 88-го батальона капитану Голику возглавить диверсионно-разведывательную группу и осуществить вылазку на территорию ДНР. При этом Палас руководствовался исключительно личными мотивами – получить одобрение за проведение операции.

«Подчиненные Голика отказались выполнять приказ, мотивируя это результатом прошлой провальной вылазки и потерей личного состава. Голик призвал подчиненных к совести, потом перешел к угрозам военным трибуналом и тюремным заключением. В ходе перепалки один военнослужащий из автомата выстрелил в командира», — пояснил Безсонов.

По версии оперативного командования самопровозглашенной республики, Палас после инцидента приказал представить смерть Голика как боевую потерю в результате обстрелов со стороны ДНР. Таким образом, подчеркнул Безсонов, командир украинской бригады пытается избежать ответственности и огласки случившегося.

В прошлом месяце боец ВСУ расстрелял своих боевых товарищей за физические унижения. Инцидент произошел в районе населенного пункта Новотроицкое. Солдат 35-й бригады морской пехоты, переживавший унижения со стороны сослуживцев, открыл по ним огонь из автомата.

Один военнослужащий — матрос Иващенко — погиб, еще трое получили ранения, уточнил Безсонов, ссылаясь на данные разведки ДНР. Военнослужащего задержали. Боец в тот момент он находился под воздействием наркотиков, передает ФАН.

За три дня до этого представитель Народной милиции ЛНР Андрей Марочко сообщил, что

рядовой ВСУ прострелил ногу начальнику штаба батальона, не выдержав издевательств с его стороны.

«Рядовой Скичко, устав от издевательств со стороны начальника штаба батальона, прострелил ему ногу», — приводит слова подполковника Луганский информационный центр.

По мнению представителей Народной милиции, морально-психическое состояние киевских силовиков ухудшается: солдаты мародерствуют, устраивают пьяные дебоши, довольно часто встречаются случаи дезертирства. К тому же, в рядах военных растут антиправительственные настроения.

Чуть ранее стало известно, что пулеметчица вооруженных сил Украины Яна Червоная с позывным «Ведьма», чью смерть оплакивал в сети президент страны Петр Порошенко, погибла, подорвавшись на собственной мине, после обильного употребления спиртных напитков с однополчанами в Донбассе. Об этом рассказал начальник пресс-службы управления Народной милиции ЛНР Яков Осадчий.

По его словам, к инциденту привели полное отсутствие дисциплины и контроля со стороны командного состава добровольческого батальона «Донбасс-Украина» из состава 54-й бригады ВСУ. Военные погибли на позициях, расположенных в районе села Новозвановка.

«В ходе распития спиртных напитков военнослужащие, среди которых находилась женщина, решили осуществить обстрел позиций Народной милиции ЛНР из миномета калибром 120 мм. В результате нарушения требований безопасности горе-защитники произвели двойное заряжание миномета, вследствие чего произошел разрыв орудия», — указал представитель ЛНР.

В марте нынешнего года бойцы ВСУ расстреляли своего командира, который запретил употреблять спиртное, рассказал официальный представитель оперативного командования самопровозглашенной Донецкой народной республики Эдуард Басурин.

По словам донецкого военного, ЧП произошло в 128-й отдельной горно-штурмовой бригаде ВСУ в среду 6 марта. Командир взвода первого батальона лейтенант Слобода во время ночного обхода обнаружил компанию из пятерых военнослужащих, употреблявших спиртное, и сделал им замечание.

«В ходе словесной перепалки двое сержантов применили огнестрельное оружие и в упор расстреляли своего командира»,

— приводит НСН слова Басурина.

Он пояснил, что подобные случаи происходят в украинских воинских частях, но не фиксируются в официальных сводках, поскольку командование ВСУ «не желает афишировать перед общественностью тот беспредел, который там творится».

Накануне сообщалось, что во Львове родители погибшего 21-летнего погибшего служащего ВСУ Богдана Слободы во время похорон заявили, что в гробу находится не их сын, однако траурная церемония была продолжена. Матери Слободы пришлось вызывать скорую прямо в церковь.

Сборник «Тюремная коррупция»

Российская система исполнения наказаний закрыта и неподконтрольна обществу, что позволяет безнаказанно пытать и унижать попавших туда граждан. Однако закрытость, вседозволенность и безнаказанность порождают не только пытки, но и масштабную коррупцию. Между пытками и коррупцией есть и другая связь: зачастую в местах лишения свободы создаются невыносимые условия жизни, быта и работы только для того, чтобы осужденные и их родственники попытались взятками исправить ситуацию. Дают деньги за то, чтобы не били. За то, чтобы осужденные получили положенную им передачу или свидание. За то, чтобы дали матрас или выписанные врачом лекарства. Но деньги дают не только за то, что положено по закону. Часто – за то, что законом запрещено: за пронос в барак наркотиков и алкоголя, за вызов девушек «пониженной социальной ответственности», за то, чтобы вор в законе смог выйти из камеры на сходку.

Авторы сборника — эксперт «Руси Сидящей» Денис Тимохин, бывший сотрудник спецслужб, осужденный к лишению свободы за превышение должностных полномочий (Собственно, и сам в значительной степени жертва коррупции) и Руслан Вахапов, руководитель офиса «Руси Сидящей» в Ярослале.

Сборник публикуется в сентябре 2019 года и будет дополняться. Поэтому, если вы знаете о тюремной коррупции что-то, что не упоминается в нашем сборнике, напишите нам об этом, и мы внесем в сборник ваш рассказ. Написать нам можно в сообщениях нашей группы в Facebook или в личном сообщении любому из нашей команды. Также можно написать нам письмо: Благотворительный фонд помощи осужденным и их семьям, 115172, Москва, Новоспасский пер., дом 3, корпус 2.

1. «Телефон в хату»

После того, как в отношении подозреваемого или обвиняемого избрали меру пресечения в виде заключения под стражу, его помещают в камеру следственного изолятора (СИЗО). Сначала заключенный находится в так называемом карантине (не дольше 10-ти суток) – камере для вновь прибывших. После этого его переводят в обычную камеру. В карантине персонал СИЗО создает для заключенного условия полной изоляции от семьи и общества. Это дает возможность сотрудникам СИЗО за отдельную плату давать мобильные телефоны заключенным, которые хотят звонить родственника. Как правило, цены за мобильные телефоны существенно превышают рыночные, иногда в десятки раз. При этом факт приобретения сотового телефона у сотрудника СИЗО не предполагает, что заключенный может свободно им пользоваться. Кроме того, во время обыска телефон могут изъять. Более того, заключенный, купивший телефон у сотрудника изолятора, попадает под контроль других работников учреждения: «продавец» телефона, естественно, говорит им том, что в той или иной камере есть запрещенный предмет. Сам продал – сам и сообщил об этом коллегам, которые получают от этого знания свою ренту.

Зачастую при первом же обыске приобретенный телефон изымается, сотрудники составляют акт о нарушении. Такой акт может перечеркнуть возможность заключенного освободиться из мест лишения свободы по УДО. Изъятый телефон перепродается другому заключенному, а позже вновь изымается. Создается порочный коррупционный круг.

Таким образом, заключенный, приобретая телефон, в значительной мере увеличивает финансовую нагрузку на семейный или свой личный бюджет, и в то же время рискует получить взыскание. Кроме того, не стоит забывать, что в СИЗО в отношении заключенных постоянно ведется оперативная работа — как сотрудниками оперотдела в интересах своей служебной деятельности, так и в рамках внутрикамерных разработок по заданиям сотрудников ФСИН. Факты продажи заключенным сотовых телефонов с известными сотрудникам номерами существенно облегчает проведение многих оперативно-розыскных мероприятий, в том числе ограничивающих конституционные права граждан.

Для примера: СИЗО № 1 г. Нальчик в Кабардино-Балкарии. Телефон Nokia-«фонарик» стоит здесь порядка 10 тыс. руб. при стоимости нового в магазине менее 1 тысячи руб.; ИК-1 г. Ярославль — 2500 руб.

2. «Хорошая камера за деньги».

Сначала платежеспособного заключенного (об этом статусе говорят материалы в арестантском деле, в частности ст. 159 ч.4 или ст. 160 ч.4 УК РФ и т.п. – «экономические», обычно предприниматели, банкиры или чиновники, которые смогли переквалифицировать обвинение во взятке на более комфортное «мошенничество») распределяют в т.н. обжитую камеру с набором удобств (ремонт в жилом помещении и санузле, горячая и холодная вода, наличие телевизора и холодильника, вменяемые сокамерники). Затем сотрудники СИЗО (обычно это офицерский состав оперотдела или отдела безопасности) говорят заключенному, что пребывание в такой камера стоит определенную сумму в месяц. Средние расценки по стране – 150 тыс. руб./мес. Если заключенный отказывается платить, его переводят в камеру, где все перечисленное выше отсутствует, либо в т.н. «пресс-хату». Кроме того со стороны лояльных администрации сокамерников на заключенного может оказываться давление, — в том числе и физическое — что часто убеждает заключенного принять «предложение» сотрудников ФСИН. Если заключенный все же отказывается от «предложения», давление на заключенного может усиливаться до тех пор, пока он не согласится на «предлагаемые» условия.

3. Тюремные магазины и лавки.

В СИЗО или колониях работники ФСИН разрешают заключенным — естественно, за отдельную плату — покупать продукты в магазинах, расположенных на территории ИУ даже при отсутствии законных оснований. При этом сумма расходов осужденного на покупку продуктов и других предметов и вещей не ограничивается нормами Уголовно-исправительного кодекса (для исправительных колоний). В СИЗО не ограничен ежемесячный лимит приобретаемого по весу. Кроме того, администрация пенитенциарных учреждений зачастую злоупотребляет своим положением, незаконно отказываясь принимать в передачах у родственников и близких заключенных те продукты, которые продаются в магазине на территории ИК/СИЗО, фактически принуждая заключенных покупать товары по многократно завышенным ценам. Сотрудники тюремного ведомства формируют у родственников заключенных убеждение, что лучше потратить больше денег на покупку продуктов в магазинах ФСИН, чем рисковать, самостоятельно собирая передачу, которую могут не принять.

Наряду с очевидно завышенными ценами, ларьки ФСИН, пользуясь беспомощностью заключенных и отсутствием реальной возможности направлять жалобы на действие администрации, используют ряд схем по получению дополнительного дохода. Так, вместо указанного в заявлении или выбранного на сайте магазина товара, в камеру заключенному доставляют аналогичный продукт, но гораздо худшего качества, более дешевый. Нередко также заключенным через торговую сеть ФСИН продают просроченный и списанный с баланса учреждения товар, непригодный для приема в пищу.

4. Чайники, холодильники, инструменты и т.д.

В колониях — за дополнительную плату сотрудникам ИУ — осужденным разрешается за свой счет покупать в магазинах за пределами колонии различные предметы и завозить их на режимную территорию (покупка холодильников, чайников, телевизоров, строительных инструментов, спортинвентаря и т.д.). Часть приобретенного заключенными ставится на баланс колонии/СИЗО и проводится сотрудниками ФСИН как закупленное в рамках госзакупок, а выделенные на эти закупки деньги из бюджета распределяются между сотрудниками ИУ.

5. «Ремонт V1.0».

Среди сотрудников администрации колоний широко распространена практика фиктивного оформления документов по ремонту жилых помещений и зданий бараков. Так, руководство ИУ планирует организовать ремонт в здании, где живут осужденные. Готовятся документы о лже-закупке материалов, различные ведомости, которые подтверждают выполнение строительно-монтажных работ якобы за счет средств из бюджета. Фактически же ремонт ведется за счет платежеспособной части заключенных: они подвергаются насилию со стороны сотрудничающих с администрацией заключенных («актива» или «козлов») – их заставляют давать деньги на ремонт. Выделенные же из госбюджета средства на ремонт распределяются среди высокопоставленных сотрудников колонии.

Справка: п.п. 4 и 5 характерны тем, что заключенный, приобретая что-либо в свою камеру или делая ремонт в отряде, не застрахован от перевода в другую камеру или отряд по завершении ремонта. В новой камере (отряде) ему вновь придется делать ремонт. Таким образом, администрация колонии в разы повышает объемы строительных работ в ИК за счет заключенных, а деньги, выделенные на это из бюджета, делят между собой.

6. «Ремонт V2.0»

Существуют также схемы с субподрядами. Головное подразделение ФСИН (например, территориальное Управление) оплачивает за государственный счет строительные работы подчиненному ему подразделению (ФГУП), которое, в свою очередь, для выполнения обязательств по контракту заключает субподрядные договоры и покупает строительные материалы у аффилированных коммерческих структур в рамках закупок у единственного поставщика (специально прописывается техническое задание, исходя из которого все, кроме одного участника, не проходят первую часть аукциона или вообще не подают заявки, или выставляется заведомо низкая цена, делающая предложение непривлекательным). Закупка у единственного поставщика часто косвенно свидетельствует о том, что между госчиновниками и предпринимателями существует преступный сговор. Фактический подрядчик, также в рамках госзакупок, платит за выполнение работ или поставку материалов на расчетные счета фирм цену, превышающую рыночную стоимость товаров и услуг.

В дальнейшем часть полученных от заказчика денежных средств (разница между рыночной и завышенной суммой) обналичивается через контрагентов и делится между всеми участниками схемы (см. рис. ниже).

Схема характерна для ФГУП СМУ-13 ФСИН и связанных с ним территориальных Управлений ФСИН.

Смотрите еще:  Квитанция на оплату страховых взносов в ПФР в 2019 году: инструкция и бланк. Образец квитанция форма пд налог

7. Должности

«Запомни сам, скажи другому, что честный труд – дорога к дому». Об этом осужденным постоянно напоминают плакаты, развешанные по территории колоний (формулировки могут варьироваться). Рассматривая ходатайства об УДО, судьи учитывают, что заключенный работал в колонии. Кроме того, работающему заключенному проще получать поощрения и благодарности от администрации колонии, а они позволяет изменить режим отбывания наказания на более мягкий – т.н. «облегченка». Но в колонии при этом просто не достаточно должностей для всех заключенных, которые хотят работать. Этим активно пользуются сотрудники ИУ и организуют торговлю должностями. Обычно администрация колонии еще в карантине предлагает платежеспособному осужденному — через другого осужденного – купить для себя ту или иную должность. Если осужденный соглашается, ему дают номер банковской карты (обычно оформленной на родственников сотрудников ИУ), на которую надо перевести деньги.

Например, стоимость должностей в ИК-13 г. Нижний Тагил: дневальный отряда – от 100 тыс. рублей, санитар медицинской части – от 400 тыс. до 2 млн. рублей; работник т.н. «нарядки» — от 150 тыс. рублей, дневальный клуба, библиотеки – от 250 тыс. рублей. ИК-1 г. Ярославль: завхоз столовой оплачивал не стоимость должность, а нахождение на ней в размере 300 тыс. рублей за 4 месяца работы.

8. Поощрения

Если у осужденного есть деньги, ему предложат регулярно покупать поощрения и благодарности (без выполнения какой-либо трудовой повинности), а также оплатить перевод на облегченный режим содержания, позволяющий увеличить лимит денежных средств на покупки в магазине колонии, получать большее количество посылок, передач, длительных свиданий, а также повысить шансы выйти из колонии по УДО. Также можно купить разрешения на отпуск (14 суток) на «облегченке» осужденным, не имеющим взысканий. Так, в ИК-1 г. Ярославль, осужденный, который и так имел право на законный отпуск домой, за свой счет оплатил отсыпку гравием плаца ИК. Известны случаи, когда осужденные оплачивали относительно комфортное проживание, дополнительное питание и работу в библиотеке, спортивном зале и т.д.: 30 тыс. руб./мес. ИК-13 г. Нижний Тагил: 1 поощрение от 50 тыс. руб.

9. «Чистка»

Также можно заплатить сотрудникам колонии, и они «почистят» дело заключенного (уберут из него взыскания) перед подачей ходатайства в суд по УДО, сотрудники могут подготовить положительную характеристику, которая прилагается к материалам дела. Можно купить положительное решение комиссии по УДО в колонии и ходатайства администрации непосредственно в ходе судебного заседания.

На примере ИК-13 Свердловской области — за одно поощрение сотрудникам передается порядка 50 тыс. рублей. В среднем в стране помощь в освобождении по УДО оцениватся работниками ФСИН в 150 тыс. руб. ИК-13 г. Нижний Тагил – от 150 тыс. руб.; ИК-1 г. Ярославль от 1 млн. рублей (за срочность).

10. Перевод в другую ИК

После вступления приговора в силу осужденного включают в этапные списки и часто распределяют в колонию, которая находится довольно далеко от его дома и родственников, которые могли бы приезжать на свидания и привозить передачи. Попав в колонию, заключенный может заплатить сотрудникам ФСИН высокого ранга и перевестись в более близкое или благоприятное ИУ. Перевод в другую колонию бывает необходим и из-за противоречий с другими осужденными. Стоимость такой «услуги» порядка 2,5 млн. руб. И далеко не факт, что после «взноса» договорённость о переводе будет соблюдена.

11. Перевод на посёлок

Часть заключенных, у которых объективно нет шансов на УДО, покупают у сотрудников ИК возможность перевода в более мягкие условия отбывания наказания — «колонии-поселения». Руководство ИУ готовит положительную характеристику и другие необходимые материалы, отправляет их в суд, ходатайствует в суде о перережиме.

12. «Платный этап»

Этот вид коррупционной деятельности похож на «перевод» заключенного в другую ИК. Отличие только в том, что осужденный, еще находясь в СИЗО, «заказывает музыку», т.е. платит сотрудникам ФСИН и выбирает место отбывания наказания.

Стоимость «услуги» в среднем по стране варьируется от 1 млн. до 2,5 млн. рублей. Покупая возможность выбрать место этапирования, осужденный серьезно рискует. Речь идет даже не об угрозе быть привлеченным за взятку должностному лицу. Опасность в том, что, выплачивая крупную сумму за выбор места отбывания наказания, осужденный раскрывает перед рядом сотрудников ФСИН свой материальный статус. Напомним, оплата «услуги» не дает гарантий безопасности. Информация о том, что у осужденного есть деньги, делает его до конца срока мишенью, поскольку другие сотрудники также захотят на нем заработать. Есть реальный шанс, что еще на стадии этапирования на него могут составить акт за выдуманное нарушение и т.п. Кроме того, велика вероятность, что другие осужденные могут узнать о его материальном положении и также начать вымогать деньги.

13. «Остаться отбывать наказание в СИЗО»

Люди, осужденные впервые, часто боятся этапа и жизни в колонии. Поэтому они решают заплатить и остаться отбывать наказание в СИЗО — в составе бригады хозяйственной обслуги. Для этого руководство СИЗО издает внутренний приказ – оставить осужденного отбывать наказание в СИЗО с одновременным трудоустройством его в бригаду хозяйственной обслуги. На примере СИЗО № 1 г. Тверь – 500 тыс. рублей. Трудоустройство в бригаду хозобслуги (т.н. «козлы») часто бывает большой ошибкой. В среде заключенных эта категория не пользуется уважением. Это одна из низших каст в арестантской иерархии. Один раз попав в нее, заключенный остается в ней навсегда. Если человека через какое-то все-таки этапируют в колонию, в ней он будет занимать то же непривилегированное положение со всеми вытекающими последствиями.

14. Лже-ВИЧ статус и диет-питание

На питание осужденных выделяется мизерные суммы ( 72 руб./сутки). Однако некоторым категориям осужденных (больным ВИЧ, туберкулезом, диабетом) по закону положено ежедневное дополнительное питание: яйца, молоко, творог. Заключенный может заплатить медицинскому персоналу ИК и, не имея положительных анализов или симптомов указанных болезней, получить желаемый статус, который дающий в зоне право получать дополнительное питание. В анализы осужденного вносятся коррективы, медработник ФСИН передает данные о положительной реакции на «ВИЧ» и т.д. в «нарядку», работники которой, также из числа заключенных, формируют списки на диетическое питание, а также ставят отметку «ВИЧ» красным цветом в правом верхнем углу личной карточки осужденного.

15. «Путаны»

Некоторые осужденные за дополнительную плату получают т.н. «КДС» — трехдневные свидания (в комнатах длительных свиданий, КДС), в том числе вне положенного им по УИК лимита. Также можно оплатить свидания с проститутками. За деньги работники ИУ закрывают глаза на длительные посещения заключенных такими псевдо-жёнами. Сложности у неосведомленного осужденного начинаются после того, как он решает поменять не понравившуюся «первую». Сложности будут и когда на длительное свидание к нему приедет настоящая жена. Дело в том, что сотрудники ИК вносят в книгу посещений близких родственников осужденного, и когда приезжает реальная жена, возникают сложности, поскольку в графе «жена» у ее мужа указаны данные проститутки. Конечно, отметка в паспорте жены о браке быстро разрешит дилемму, однако ее оповестят о «другой жене», ранее внесенной в учетную книгу.

Стоимость услуги может варьироваться. Пример: ИК-1 г. Ярославль – 6-10 тыс. руб., ИК-13 г. Нижний Тагил – от 50 тыс. руб..

16. Алкоголь и наркотики

В СИЗО и колониях довольно много заключенных, которые стремятся к употреблению алкоголя и наркотиков. Многие осужденные полагают, что алкоголь и наркотики могут облегчить отбывание наказание. Во многих учреждениях ФСИН, как в СИЗО, так и в ИК, сотрудники проносят запрещенные вещества и продают их заключенным. Цена на услугу формируется из себестоимости запрещенных веществ с учетом коэффициента из-за особых условий.

17. «Выйти в люди»

«Авторитетам» и ворам в законе для поддержания статуса или по другим причинам часто необходимо участвовать в «общих мероприятиях», проводимых представителями криминалитета за пределами СИЗО. Так появилась еще одна платная услуга: сотрудники СИЗО под личную ответственность ненадолго отпускают представителей воровской элиты (для участия в сходке, коронации новых воров и т.п.). Стоимость услуги плавающая и зависит от осужденного, который хочет ее получить. Чем авторитетнее заключенный и чем более значима цель выхода на волю, тем большую сумму запросят в СИЗО. Эта услуга построена исключительно на взаимном доверии. Заключенные не распространяются об этой услуге даже в своей среде, не сбегают, чтобы не подставлять сотрудников, поскольку другие работники ФСИН, узнав об этом, сразу перекроют такие каналы по всей стране. Это может привести к череде конфликтов среди воровской элиты.

18. «Рабский труд»

Сотрудники колонии делят ставки рабочих мест осужденных. Так, одну ставку (1 рабочее место) работники колонии делят на 0,1 ставку, трудоустраивая вместо 1-го осужденного 10 человек. При этом заработная плата трудоустроенного заключенного уменьшается в 10 раз. В итоге администрация колонии получает 10 полноценных рабочих, занятых полный трудовой день (смену), а платят им, как одному осужденному. Особенно актуальна эта схема на промзоне, поскольку она снижает себестоимость продукции, повышает рентабельность производства, увеличивая размеры незаконной выручки, которую получают сотрудники ФСИН. Пример: на швейном производстве требуется 100 рабочих. В стоимость конечной продукции закладывается заработная плата 400 рублей в месяц на каждого рабочего. Приказом оформляются 100 человек на 0,1 ставку швеи. Каждый из них получает зарплату 40 руб./мес. При этом фонд оплаты труда, напрямую влияющий на себестоимость производимой продукции, составляет 4 тыс. рублей, а не 40 тыс. рублей при оформлении рабочих на полную ставку и 100 % оклад, т.е. снижение себестоимости — при одновременном увеличении объемов выручки — составляет 36 тысяч рублей. «Экономия» полностью забирается руководством ФСИН.

19. Махинации с отчетностью на производстве

Достаточно серьезный объем денег, незаконно получаемых руководством ФСИН, приходится на «серые» схемы, которые используются при оформлении отчетных документов. Так, изолированность производственных объектов и закрытость колоний позволяют сотрудникам ФСИН существенно занижать объемы произведенной на «промке» продукции, а потом продавать не задокументированные излишки. Пример: на промзоне ИК-Х в текущем месяце в рамках контракта с ПАО «Газпром» на пошив 100 комплектов светоотражающих жилетов, фактически было произведено 1000 комплектов. В итоге 900 комплектов реализуется ПАО «Газпром» через принадлежащую родственникам начальника ИК фирму, вся выручка распределяется между сотрудниками колонии, остальные 100 комплектов реализуются в соответствии с договорными обязательствами заказчику с переводом оплаты на счет колонии.

20. Хищения

В некоторых колониях руководство организовывает схемы с «липовыми» поставками топлива. Так, в ИК-1 УФСИН России по Ярославской области сотрудники во главе с начальником ИУ организовали следующую схему. В рамках контрактов на поставку мазута в ИК заезжает автомобиль с емкостью ГСМ. На территории колонии сотрудники имитируют слив топлива и автомобиль отправляют обратно. На КПП при выезде из ИК происходит фиктивная проверка емкости. Похищенный таким образом мазут реализуется, доход распредяется между участниками схемы.

21. Система двойных бюджетных закупок

Одно из наиболее прибыльных коррупционных направлений для представителей системы ФСИН — создание внутрисистемного рынка и системы двойных закупок, реализуемых в рамках госконтрактов. Схема состоит в следующем. Одно из структурных подразделений ФСИН заключает с предпринимателем контракты на поставку продукции (например, на деятельность по выращиванию сельскохозяйственных культур). После чего коммерсант обналичивает денежные средства и часть их передает чиновникам ФСИН. На незначительную часть перечисленных на расчетный счет предпринимателя средств в конце сезона сбора урожая у того же предпринимателя закупают продукцию, которую оформляют как то, что произвели на арендованных колонией полях. Также часто занижается объем «произведенной» сельхозпродукции, которую завозят в ИК.

Чуть более простая схема, значительно увеличивавшая нагрузку на бюджет заключается в следующем. Одно из подразделений ведомства закупает товар на бюджетные деньги, а потом продает его другому юридическому лицу ФСИН, которое в свою очередь также покупает его на деньги из бюджета. Таким образом, конечная стоимость продукта возрастает. Искусственно созданный руководством ФСИН (вследствие двойных закупок) перерасход денежных средств в итоге обналичивается через аффилированную с ними сеть контрагентов и делится между сотрудниками ФСИН.

По данным Следственного комитета России, такой способ хищения бюджетных средств довольно долго использовал бывший заместитель руководителя ФСИН РФ Олег Коршунов. Сейчас его обвиняют в мошенничестве с госконтрактами на закупку топлива, продовольствия, обуви для ведомства, а также в махинациях при строительстве СИЗО в Симферополе.

К этим схемам причастны руководители ГУФСИН РФ по Новосибирской области, УФСИН РФ по Оренбургской области, УФСИН РФ по Ставропольскому краю, УФСИН РФ по Республике Мордовия (закупки продовольствия и продукции сельскохозяйственного назначения), ФГУП Архангельское ФСИН (закупки рыбной продукции).

22. Магазины ФСИН

На примере ФГУП «Калужское» ФСИН России, который занимается обеспечением колоний и СИЗО едой, товарами первой необходимости и трудоустройством осужденных в ИУ, можно проследить финансовые махинации и хищения денежных средств. Так, Коршунов создал в ИК и СИЗО сеть интернет-магазинов, которые работали под началом ФГУП «Калужское». Интернет-магазины в колониях и изоляторах были и раньше, однако ими руководили частные предприниматели: коммерсанты заключали контракты с управлением ФСИН по Москве, согласно которым 18% от оборота они перечисляли в бюджет. Коршунов же замкнул все контракты на ФГУП «Калужское» ФСИН. С 2014 года на основании телеграммы заместителя директора ФСИН Александра Сапожникова единственным хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговлю в московских СИЗО, стало ФГУП «Калужский». Частным игрокам предложили заключить договоры с этим ФГУП, и предложили отчислять туда средства, которые прежде поступали напрямую в бюджет ФСИН. В 2015 году ФГУП «Калужское» отказалось продлевать эти договоры и заключило договор с платежным агентом ООО «Интакс», монополизировав рынок торговли для заключенных через платежные терминалы и интернет. Ежегодная прибыль от торговли в 7-ми столичных и 12 подмосковных СИЗО, по некоторым оценкам, составила 250–300 млн руб. в год. До назначения Коршунова магазины при СИЗО конкурировали, но замдиректора ФСИН конкуренцию уничтожил. ФГУП «Калужское» стало держать очень высокие цены на все товары. Часть получаемой сверхприбыли от продажи по завышенным ценам обналичивалась и делилась между участниками схемы.

Смотрите еще:  Продажа недвижимости и другого имущества физлицом или ИП: где грань между доходами от предпринимательской деятельности и личными доходами. Государственная собственность и предпринимательская деятельность

Автор: Денис Тимохин

В создании материала участвовал Руслан Вахапов

«Опускают осужденных, человеческих прав нет вообще»: страшный текст «Новой газеты» о тюремной жизни в Сибири

«Если ты осужденный, то все, ты не человек, ты не гражданин, ты — животное». Система исправительных учреждений, построенная на унижении и угнетении, провоцирует насилие. Сотрудники ФСИН подбирают в свой актив заключенных с большими сроками, осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления, порой крайне жестоких и извращенных, которым, что называется, терять нечего.

Тайга.инфо публикует фрагменты текста Елены Масюк о заключенных в Сибири из «Новой газеты» от 26 ноября. Это очень тяжелые истории, не читайте, если не готовы.

В начале ноября в СМИ и соцсетях появилась информация о бунте в еще одной омской колонии — в ИК-3 (в октябре взбунтовалась ИК-6). Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) всячески это отрицала: мол, ничего страшного, бытовая ссора, просто заключенный-тувинец кого-то порезал. Но оказалось, что пострадал не просто кто-то, а главный активист колонии Владимир Жилин. Произошло это на зарядке.

Трофим Уваров (имя и фамилия изменены в целях безопасности) освободился из ИК-3 в ноябре 2019 года:

«Прямо на плацу перед дежурной частью Жилу [Жилина] потыкали в грудь, четыре раны. Этот тувинец, фамилия его Куупар, что пырнул его, тоже в пятом отряде был. Жилин до этого был завхозом в девятом адаптационном отряде».

Адаптацию закрыли в первых числах ноября. Видно, ждали комиссию какую-то, и всех активистов раскидали по разным отрядам. Жилина — в пятый режимный отряд отправили, опасный рецидив. Он там буквально несколько дней пробыл, и это случилось. Видимо, над этим тувинцем он сильно издевался. Заточкой он его. Заточку на промке, видать, сделал. Но она короткая оказалась. Жила-тоздоровый, толстый. Чего ему худым-то быть, не баланду ж ест.

Когда его пырнули, все думали, что на глушняк его замочили, а он выжил. Сейчас, говорят, его шесть человек ментов у палаты на больничке охраняют.

«Он уже четвертый год сидит в этой колонии. Ему обещали УДО, и поэтому он такие расправы делал»

У Жилина передвижение по лагерю было свободное, когда он в адаптации был. Он в любое время дня и ночи мог двигаться по лагерю, куда захотел, туда и пошел. Позвонить ему давали, его помощники могли у пенсионеров забрать на магазине сигареты, чай. У Жилина отдельный кубрик был. Жил он на шикарную ногу. У него не было никаких друзей на зоне. Какие у него могут быть друзья? По-нашему, по-зэковски, он гадом считался, работал на администрацию. Он мог избить, мог обоссать… Жилин 1979 года рождения, срок у него 8 лет. У него статья 111 ч. 4 [«Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть»]. Он мужика одного сильно избил палкой и табуретом по голове. У мужика этого открытая черепно-мозговая травма, отек мозга, умер он. Жилин уже четвертыи? год сидит в этой колонии. Он уже четвертый год сидит в этой колонии. Ему обещали УДО, и поэтому он такие расправы делал.

Всех дневальных, активистов, которые были в пятом отряде, в то утро на зарядке избили. Еще у первого отряда запинали осужденного активиста Тарасова. Это был дневальный у Жилина в адаптации. Он тоже издевался.

Когда все это произошло, сотрудники быстро всех растащили. А активистов после этого всех забрали из отрядов и закрыли обратно в девятый отряд, чтобы они отдельно от всех были, чтобы их не перебили.

В тот день нас на работу так и не вывели. Мы часа два просто стояли на плацу на улице. Погода плохая была: сырость, слякоть. Вся зона не работала в тот день.

Когда я освобождался, нас снимали на камеру и заставляли сказать, что мы не имеем претензий ни к активу, ни к администрации. Снимали сотрудники колонии.

Меня снимал прапорщик Эранасян. Если бы я сказал, что имею претензии к администрации, то все равно бы заставили сказать, что не имею».

Нападения на активистов не редкость для современной уголовно-исполнительной системы. Сама система УИС, построенная на унижении и угнетении одних заключенных другими, провоцирует насилие. Актив получает в зоне не только часть должностных полномочий сотрудников колоний, но и жизнь-«малину» вместо назначенного судом наказания. Причем сотрудники ФСИН подбирают в актив заключенных с большими сроками, осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления, порой крайне жестоких и извращенных, которым, что называется, терять нечего. Вот только один пример, после которого становится понятным, что Жилину еще сильно повезло.

Посещая этим летом колонии Новосибирской области и Тывы, я встретила двух подельников — Константина Щукина и Руслана Шайхутдинова, отрезавших голову главактивисту одной из колоний Иркутской области Геннадию Кожухарю. Кожухарь, осужденный за убийства у себя на родине в Молдавии, но сумевший каким-то образом избежать наказания, оказался в России, где убил шестерых человек, за что был осужден на двадцать лет лишения свободы.

39-летний Кожухарь работал на должности дневального в карантине и, по словам заключенных, был правой рукой начальника колонии. К тому времени в колонии он провел уже почти 13 лет. От администрации Кожухарь получил большую власть, и это несмотря на то, что по тюремным законам он считался «опущенным».

Кожухарь принимал этапы и изощренно издевался как над прибывающими в колонию, так и над работающими в карантине. Обращался ко всем в женском роде, осужденных называл «бабы-дуры», склонял к сожительству. Нескольких осужденных изнасиловал.

19-летний Константин Щукин также работал дневальным в карантине. Кожухарь неоднократно его избивал, оскорблял и хотел изнасиловать. Эти издевательства стали системой и чуть не довели Щукина до самоубийства.

И над Русланом Шайхутдиновым Кожухарь издевался, избивал и обещал убить. Накануне убийства Кожухаря у Шайхутдинова был день рождения, ему исполнилось 22 года. И в качестве поздравления Кожухарь сильно избил именинника по голове. Ну, а Щукину Кожухарь в тот день сказал: «Я тебя сегодня угоню [совершу сексуальное насилие]».

Будущие подельники решились на убийство. Ночью, после обхода администрации, Щукин снял металлическую перекладину с уличного турникета, а Шайхутдинов сломал ножницы и обмотал тряпкой рукоятку. Дождались, когда Кожухарь уснет. Шайхутдинов позвал Кожухаря к телефону (якобы звонит начальник колонии). При выходе из спальни Щукин ударил сонного Кожухаря перекладиной по голове. Кожухарь упал, потеряв сознание. После этого Шайхутдинов многократно ударил Кожухаря ножом в горло, а затем ножницами отрезал ему голову.
Труп Кожухаря отнесли на его кровать и накрыли одеялом. Замыли полы и стены от крови, затем пошли в кабинет начальника отряда и дождались его прихода. Щукин и Шайхутдинов, по словам свидетелей, рассказывая о совершенном ими убийстве, улыбались и смеялись.
На суде оба признали свою вину. Щукину дали 11 лет, а Шайхутдинову — 12 лет строгого режима.

Не совершив убийство активиста Кожухаря, Щукин и Шайхутдинов уже давно были бы на свободе. Но о том, что они сделали, не жалеют. Находясь в колониях в разных регионах России, они сказали мне одно и то же: мы бы и сейчас его убили.

Заключенные Щукин и Шайхутдинов за совершенное ими убийство получили большие сроки, но из сотрудников колонии не был наказан никто. А ведь именно офицеры ФСИН допускали и поощряли издевательства Кожухаря над другими осужденными. И надо понимать, что, пока тюремщики будут управлять колониями с помощью актива, нападения на активистов не прекратятся. А заключенные, подвергшиеся изощренному насилию и издевательствам, будут выходить на волю с искореженной психикой.

Полностью текст Елены Масюк читайте на сайте «Новой газеты»

Вернемся к ИК-3 Омска. Несколько заключенных, освободившихся в этом году из колонии №3, на днях пошли в следственное управление Следственного комитета по Омской области и дали показания на тех сотрудников и активистов ИК-3, кто подвергал их пыткам и унижениям (копии официальных показаний имеются в редакции). Эти открытые обращения заключенных крайне важны: они больше не боятся, они требуют наказания.

Из показаний Ивана Белоглаза (освободился из ИК-3 Омска в сентябре 2019 года): «Приезжает этап на зону, сотрудники сразу заставляют упасть на корты, то есть сесть на корточки, руки вытянуть над головой. Появляются осужденные активисты, начинают задавать вопросы: кто, что, кем будешь работать, что у тебя есть? Активисты ушли, появляются сотрудники администрации. Сразу корпус — 90 градусов, побежал до карантина, руки за спину, сумки за спиной, затем построились в одну линию и начинают заставлять приседать, падать, кричать всякую ахинею на себя: „Я петух, я… [совершаю половой акт] в жопу“ и т. д. Это требовала кричать администрация, а именно майор Роман Юрьевич Мищенков, начальник оперотдела ИК-3.

«Например, ты крикнул: „Я человек“. Тебя просто бах, бах, убили»

В ИК-3 просто творится беспредел, там опускают осужденных, там нет человеческих прав вообще. Пока ты не скажешь, что ты „пидорас“, до тех пор ты будешь просто страдать. И я говорил. Это было в карантине. Меня заставлял это говорить Мищенков Роман Юрьевич. Все это было в присутствии активистов. Они унижали очень сильно. Сажают на колени. Активисты говорят: „Ты кто?“ Например, ты крикнул: „Я человек“. Тебя просто бах, бах, убили… Потом водичкой облили тебя, в себя пришел: „Ты кто?“ Мищенков стоит над тобой: „Ты должен говорить, что ты пидорас“. И у тебя нету варианта, ты кричишь.

(Необходимо отметить, что не только бывшие осужденные ИК-3 говорят о приказах тюремщиков и активистов оскорблять и унижать себя. Аналогичные заявления делали как бывшие, так и нынешние заключенные других колоний Омска, о чем неоднократно писала „Новая газета“. То есть происходящее в ИК-3 — это не аномалия, а традиция омских тюремщиков, которые, по всей видимости, посещают одни и те же курсы повышения квалификации по сексуальному насилию)

И так поступают со всеми, кто в эту колонию прибывал. Какой смысл требовать от осужденного, чтобы он называл себя „пидорасом“? Я вам сейчас расскажу. Чтобы дальше в адаптационном отряде (это тот самый девятый отряд, где завхозом был ныне пострадавший активист Владимир Жилин. — Е. М.) тебя унижали, а потом, когда ты в колонию вышел, чтобы ты там рот вообще не открывал, а мыл полы, приседал, стоял, тебя могли по лицу ударить…

В общем, все, что они требуют, ты должен выполнить. Если не признаешься, что ты „пидорас“, сделают „пидорасом“, кинут на матрас и проведут членом по губам или помахают им перед лицом. Это могут сделать завхозы Жилин Владимир Иванович, Коврига Максим Сергеевич, Адаев Евгений Абузидович, Полозков Алексей, Назаров Сергей Александрович.

А Роман Юрьевич Мищенков, начальник оперотряда, может посадить голого осужденного на ремень, то есть привязать ремень к горлу и заставлять его лаять. Потом на карачках тащить его на поводке, как собаку, по коридору в КВР (комнату воспитательной работы) отряда. А там весь отряд стоит и смотрит.

На ремень Мищенков мог посадить заключенного за любой отказ. Например, Мищенков мог сказать: „Упал и отжался“. Осужденный ему говорит: „А в правилах внутреннего распорядка не написано, что я должен отжиматься“. И все, здоровье свое оставил.

До недавнего времени в девятом отряде не было видеокамер, их только недавно установили в коридоре. Только сейчас там перестали ходить по коридору в 90 градусов. В КВР отряда стоит камера, но она не работает. Там осужденных заставляют и приседать, и прыгать, и бьют их там активисты Жилин и Белоусов.

Меня шесть раз отправляли в адаптационный отряд. Я находился в первом отряде, ходил с тросточкой, потому что нога была сломана. Меня сотрудник отдела безопасности, куратор первого и второго отрядов капитан Капович Иван Сергеевич, избил, разбил мне все лицо за то, что он мне запрещал пить чай из алюминиевой кружки, а я ему сказал: „Иван Сергеевич, у нас в правилах внутреннего распорядка не записано, что нельзя алюминиевые кружки“. И после этого он отправил меня в адаптацию в девятый отряд. Там надо мной в первый день издевались, я не буду дальше рассказывать, у меня аж как-то до слез…

На следующее утро пришел начальник оперативного отдела Мищенков и заставил меня стоять с тросточкой по 16 часов в день. Если осужденные отказываются убираться в отряде (а убираться-тодолжен дневальный, ему же за это деньги платят, он же на ставке), то активисты заставляют их есть половые тряпки. Кто ел из заключенных тряпки? Например, Литвинов Виктор Петрович. Он приехал в колонию нормальным человеком, а сейчас он находится в „гареме“, куда его непосредственно загнал Жилин. Заключенный, который по приказу администрации или Жилина может „опустить“заключенного, это дневальный адаптации Драбудько Вячеслав Сергеевич.

Смотрите еще:  Как оригинально оформить детский фотоальбом. Фотоальбом наш малыш как оформить

скрученные полиэтиленовые пакеты, перемотанные скотчем. Вот ими и отбивают голову

В третьем отряде у инвалидов отбирают деньги, передачи. Это делает завхоз отряда Сотников Виктор, до него делали другие завхозы. И это все устраивает администрацию колонии. Администрация кормится тем, что они приходят на работу, им не нужно с собой брать ни сигареты, ни покушать, ни попить. Осужденному мамка привезла передачу, они у него отобрали полпередачи, унесли в дежурную часть. Могут ходить в магазин с инвалидами и там у них забирать чай, сигареты, еду. Отоваривались они на чеки инвалидов и в кафе-баре.

Когда я пожаловался старшему помощнику прокурора по надзору Ивану Марковичу на то, что меня по голове дубинкой избил начальник оперотдела Мищенков, то Маркович мне ответил: „Если ты будешь продолжать жаловаться, хоть одно слово где-то скажешь, ты будешь сидеть в ПКТ или в СУС (ПКТ — помещение камерного типа, а СУС — это строгие условия содержания)“.

А Мищенков за жалобы вызывал меня к себе в кабинет и отбивал башку пакетами. Это скрученные полиэтиленовые пакеты, перемотанные скотчем (пакеты эти делают в колонии, в пакетном цеху). Вот ими и отбивают голову.

Мищенков мне еще палец большой сломал на левой руке, даже гипс после этого не наложили. За то, что я сказал, что когда я освобожусь, то напишу жалобу заместителю прокурора по Омской области Тебеньковой Елене Михайловне.

В ИК-3 есть бомбоубежище, оно в том же помещении, где медчасть. И когда с проверкой колонии приезжала прокурор Тебенькова Елена Михайловна в мае 2017 года, то нас (на тот момент 24 человека) удерживали в бомбоубежище, чтобы мы не рассказали, что происходит на ИК-3, непосредственно про всех активистов: Жилина, Белова, Комарова, Макарова, Ковригу, Назарова и всех остальных. Удерживал нас непосредственно Мищенков Роман Юрьевич вместе с активистом Жилиным.

В ИК-3 просто беспредел. Если ты осужденный, то все, ты не человек, ты не гражданин, ты — животное. Для начальника колонии Турбанова Алексея Владимировича это все приемлемо, это все им поставлено, это все он диктует делать».

Опасный транзит. Все уголовные дела бывшего президента Порошенко

Госизмена и покушение на захват власти

21 мая Государственное бюро расследований открыло дело против Порошенко по заявлению экс-замглавы Администрации президента Андрея Портнова, вернувшегося на Украину после многолетнего отсутствия. Портнов потребовал привлечь Порошенко по «сепаратистским» статьям УК Украины: «Действия, совершенные с целью насильственной смены или свержения конституционного строя или захвата государственной власти, а также заговор с целью совершения таких действий» (ст. 109); «Государственная измена» (ст. 111), а также «Превышение военным служебным лицом власти или служебных полномочий» (ст. 426). Учитывая, что Порошенко являлся должностным лицом, если его вина по указанным статьям будет доказана в суде, ему грозит срок от 12 до 15 лет лишения свободы. Андрей Портнов. Справка

Основанием для таких громких обвинений послужил инцидент в Керченском проливе 25 ноября 2019 года, когда Военно-морские силы Украины устроили провокацию, пытаясь по приказу из Киева самовольно пересечь пролив. Итог — столкновение с погранслужбой РФ, арест украинских моряков. Позже президент Порошенко инициировал введение в стране военного положения.

По версии Портнова, данные действия экс-президент совершил умышленно, чтобы спровоцировать РФ на ответные действия. Это несло риск для жизни и здоровья украинских моряков и, возможно, человеческими жертвами. Антикоррупционная прокуратура возбудила уголовное дело против Порошенко

«П.А. Порошенко, действуя умышленно, в составе организованной группы лиц, владея всей полнотой информации о напряженной ситуации в Керченском проливе и сознавая высокую вероятность агрессивных действий Вооруженных сил Российской Федерации, полностью понимая риски своих действий в виде угрозы жизни, здоровью и свободе украинских военнослужащих, повреждения и утраты военной техники и оружия, приказал (или согласовал приказ) совершить переход корабельной группы ВМС ВС Украины из Черного моря в Азовское море через Керченский пролив, который находился под полным контролем значительно и очевидно превосходящих сил ВМФ Российской Федерации… По замыслу Порошенко и возглавляемой им организованной группы, спровоцированный инцидент должен был привести к резонансным последствиям и возможности утверждать об открытой агрессии Российской Федерации против Украины в Азовском море и, как следствие, о наличии повода для введения военного положения. В конечном результате введение военного положения должно было обеспечить отмену и перенос на неопределенное время выборов президента Украины», — утверждает Портнов в тексте своего заявления.

Он также подчеркнул в интервью сайту «Страна», что это заявление в правоохранительные органы в отношении Порошенко и его окружения далеко не последнее.

Махинации в энергетике

Второе дело открыла против Порошенко 22 мая Специализированная антикоррупционная прокуратура. Оно связано с мошенническими схемами в энергетике, с помощью которых через ряд облэнерго миллиарды расхищались в интересах Порошенко и замглавы фракции «БПП» Игоря Кононенко.

Все началось с того, что в Украину вернулся бывший директор компании «Энергомережа» Дмитрий Крючков, давший показания в НАБУ.

Возглавляя компанию «Энергомережа», Крючоков при участии Кононенко контролировал долги разных предприятий перед Запорожьеоблэнерго и Черкассыоблэнерго, контрольный пакет акций которых принадлежал государству. Забирая средства, компания не передавала их в бюджет, а выводила за рубеж. В частности, крупнейшим должником Запорожьеоблэнерго был Запорожский титано-магниевый комбинат (ЗТМК), частью которого вместе с государством владеет ныне олигарх Дмитрий Фирташ. Посредник предложил руководству предприятия вернуть часть долга, а именно 160,7 млн грн вместо полной выплаты 308,2 млн грн. На это было получено согласие. Подобным же образом поступили с компанией «Днепроспецсталь», правда, там «скидка» была не такая существенная — 36 млн грн вместо 38. Выплаченные средства в облэнерго не были получены. Аттракцион «Бегущий кабан». Кто и за что начал охоту на Порошенко

После ссоры с «патроном» в 2017 г. Крючков сорвал приватизацию крупнейшего энергетического предприятия «Центрэнерго» и бежал из страны. Несмотря на это, из энергетики продолжали «выкачивать средства». Ущерб от подобных схем исчисляется десятками миллиардов гривен.

Находясь в Германии, Дмитрий Крючков давал интервью украинским оппозиционным СМИ, где подробно раскрыл систему махинаций. По его словам, о них прекрасно был осведомлен президент Петр Порошенко, который также имел свою «долю». Он предоставил журналистам «Схем» пленки, где записаны его разговоры с Кононенко, братьями Суркисами, нардепом Игорем Котовицким.

«В пятницу вечером были у П. Дал добро. Лично… И контактное лицо будет Игорь Кононенко», — говорил Крючков Котовицкому.

А в разговоре с Игорем Суркисом он утверждал, что поедет к «Игорю Витальевичу» (Кононенко) с отчетом «за прошлый месяц» и отвезет «то, что ему надлежащее, где-то 430 с хвостиком». ГБР открыло дело на Порошенко

По словам Крючкова, он лично заносил на «Ленинскую кузницу» по 6-8 миллионов долларов прибыли ежемесячно.

Сейчас в САП ведут расследование по следующим фактам:

1) Преступная деятельность должностных лиц госпредприятия «Центрэнерго» (владеет тремя крупными ТЭС Украины) и Фонда госимущества. Управляющие компанией «Центрэнерго» с должностными лицами ФГИУ и представителями государственной власти распределили ключевые должности в «Центрэнерго» с целью хищения средств компании. Все эти действия координировались народным депутатом Игорем Кононенко и экс-президентом Украины Петром Порошенко.

2) Незаконное завладение имуществом «Центрэнерго» путем фиктивной оплаты государственного пакета акций. На деле 6 миллиардов гривен, которые нужно было заплатить за акции, предварительно вывели из самой же «Центрэнерго» и конвертировали через подконтрольные фирмы в течение 2016-2019 годов.

3) должностные лица «Центрэнерго» по сговору с поставщиками угля ООО «Укрвуглетрейдинг», ООО «Шахтерсктранс» закупили угля на 170 миллионов гривен по завышенной стоимости, используя фиктивные предприятия.

4) должностные лица Нижнеднестровской ГЭС и компании «Укргидроэнерго» обворовывали свои предприятия: так, ГЭС передала «Укргидроэнерго» имущества более чем на миллиард гривен. Также постоянно по завышенным ценам закупались товары и услуги. А частникам платилось за работы, которые не выполнялись. Размер убытков здесь превышает 2,2 млрд грн.

5) злоупотребление служебным положением должностными лицами «Черкассыоблэнерго» и предприятия «Азот».

Война на Донбассе

22 мая народный депутат «Оппозиционной платформы — За життя» Нестор Шуфрич подал заявления в ГПУ и СБУ из-за решения Порошенко в июне 2014 года прекратить перемирие, возобновив активные боевые действия против повстанцев Донбасса. На тот момент действительно существовала надежда на мирное решение конфликта, поскольку, несмотря на жертвы и разрушения, многие не хотели кровопролития.

«Пять лет назад по договоренности с Турчиновым мы вместе с Виктором Медведчуком были задействованы в организации переговорного процесса по урегулированию конфликта в Донбассе. По состоянию на 30 июня погибших было, по разным данным, 74-86, неофициально говорили о нескольких сотнях. Доллар был по 12, экономика Донбасса была интегрирована в экономику Украины. 23-27 июня состоялись две встречи контактной группы ОБСЕ-Украина-Россия с представителями так называемых ДНР и ЛНР. Украину официально представлял Леонид Кучма, Россию — посол РФ на Украине Михаил Зурабов, в обсуждении принимала представитель ОБСЕ Хайди Тальявини. Те базовые договоренности, которых удалось достигнуть, могли бы стать основой для урегулирования конфликта», — написал Шуфрич на Facebook.

Именно решение президента о прекращении перемирия, по словам нардепа, и привели к огромным жертвам, разрушению экономики и бедности.

«Последствия мы все знаем. Тысячи погибших — сколько точно, не знает никто. Экономика была уничтожена, люди стали беднее. После того, как Порошенко 5 лет назад принял это решение, я пообещал, что как только он прекратит пользоваться президентской неприкосновенностью, я буду обращаться в соответствующие инстанции, которые дадут правовую оценку его решению выйти из режима прекращения огня и дать команду Вооруженным силам Украины начать наступление. В своем заявлении в Государственное бюро расследований, СБУ и Генеральную прокуратуру я прошу дать правовую оценку его действиям», — заключил политик.

Пока данные заявления еще не рассмотрены, но на основании их Порошенко можно привлечь за организацию гражданской войны и незаконное использование ВСУ против своих сограждан.

На этом перечень преступлений, совершенных режимом при участии Порошенко не исчерпывается.

Вмешательство в деятельность судей

13 мая Генпрокуратура начала досудебное расследование по факту возможного вмешательства высших должностных лиц государства в деятельность судей во время заседания Совета национальной безопасности и обороны Украины 18 апреля по делу «ПриватБанка». Заявление подали судьи Окружного административного суда Киева против Порошенко, министра юстиции Павла Петренко и главы Нацбанка Якова Смолия.

18 апреля после решения суда, который удовлетворил иск олигарха Игоря Коломойского о незаконности национализации «ПриватБанка» Порошенко пугал украинцев экономическим коллапсом в случае избрания президентом Владимира Зеленского и возвращения банка Коломойскому. В тот же день было созвано экстренное заседание СНБО, где действующий глава государства поручил Службе безопасности Украины и Генеральной прокуратуре оценить наличие оснований для открытия уголовного дела на судей «за неправосудное решение». Беглый депутат Рады Онищенко: Зеленский должен арестовать Порошенко и его активы

Такие действия можно расценивать как давление, посягательство на независимость судов. ГПУ их квалифицировала по ч. 2 ст. 376 УК Украины (Вмешательство в деятельность судебных органов). Максимальное наказание за данное преступление — 3 года лишения свободы.

Расхищение средств в оборонке

Помимо вышеперечисленного необходимо вспомнить скандал с «Укроборонпромом»: журналист издания «Схемы» Денис Бигус выявил, что госпредприятие контрабандой через фирмы-прокладки закупало комплектующие для военной техники из России по завышенным ценам, в результате чего присваивало себе десятки миллионов гривен. Этот процесс курировал бизнес-партнер Порошенко Олег Гладковский вместе со своим сыном Игорем и несколькими друзьями.

В 2016-17 гг. «Укроборонпром» закупил российские детали для самолетов АН-26, заплатив в 5 раз больше, чем они стоят. Украине они обошлись в 14,38 млн грн, тогда как из Москвы отправлялись по стоимости 2,3 миллиона. При этом 80-процентный аванс разделили между собой вероятные участники схемы. Чистая прибыль от той сделки достигала 300 тысяч долларов. Из них 30 тысяч долларов получил Олег Гладковский, 10 тысяч — нынешний директор «Укроборонпрома» Павел Букин. Еще 46,6 тысячи получили непосредственные организаторы поставки — Игорь Гладковский и его бизнес-партнер Виталий Жуков. Декларация 6-го президента Украины. Зеленский — бедный миллионер в сравнении с Порошенко

Общая сумма, которую заработали участники схемы, составляет не менее 250 млн грн, поскольку государственные оборонные предприятия переплачивали за товар в 2-4 раза. При этом они настолько не опасались последствий своей деятельности, что даже перечисляли взятки должностным лицам через карты «Приватбанка». Немаловажно, что одной из фирм-прокладок выступал завод «Кузница на Рыбальском» (бывшая «Ленинская кузница)», до осени прошлого года находившийся в собственности президента Порошенко, а злоупотребления имели место в 2015-2017 гг. Завод Петра Порошенко «Кузница на Рыбальском». Справка

Нет сомнений, что и другие преступления бывшего президента вскоре трансформируются в очередные уголовные дела. Остается открытым вопрос, хватит ли у новой власти политической воли, чтобы довести их до логического завершения.