Правовое регулирование наследования по закону в России и за рубежом: сравнительный анализ. Первые родственники на наследство

Правовое регулирование наследования по закону в России и за рубежом: сравнительный анализ

(Абраменков М. С.) («Наследственное право», 2008, N 3)

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НАСЛЕДОВАНИЯ ПО ЗАКОНУ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Абраменков М. С., старший преподаватель кафедры права Димитровградского филиала Ульяновского государственного университета, кандидат юридических наук.

Практически все национальные правовые системы знают два основных порядка наследования, первый из которых основан на законе, а второй — на выраженной в установленной форме воле наследодателя. Представляется правильной точка зрения тех исследователей, которые считают, что термин «наследование по закону» является в достаточной степени условным, так как оба названных порядка перехода имущества умершего к иным лицам основаны исключительно на предписаниях наследственного права . Следовательно, основным критерием дифференциации здесь следует считать наличие или отсутствие выраженной в определенном гражданским законодательством порядке воли наследодателя в отношении своего имущества. ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2002. —————————————————————— На это обращает внимание, в частности, А. А. Рубанов (см.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова. М.: Юристъ, 2003. С. 49).

Наследование по закону имеет место в тех случаях, когда завещание отсутствует (не составлено), признано недействительным полностью или в части, охватывает не все наследственное имущество и др. Правила, регламентирующие данную разновидность наследования, строятся на основе двух основных принципов — индивидуального и социального . ——————————— См.: Шилохвост О. Ю. Проблемы правового регулирования наследования по закону в современном гражданском праве России: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2006. С. 3.

Индивидуальное начало проявляется в том, что к числу наследников относятся прежде всего наиболее близкие родственники и члены семьи наследодателя. Само собой разумеется, что в основе определения круга таких лиц лежат господствующие в данном обществе представления о семейных отношениях, вследствие чего перечень лиц, призываемых к наследованию по закону, далеко не одинаков в различных национальных правовых системах. Указанные лица, как правило, распределяются по нескольким группам (очередям, ветвям, разрядам, парантеллам и пр.), построенным по иерархическому принципу. Принадлежность лица к той или иной группе определяет для него не только объем прав на имущество наследодателя, но и саму возможность призываться к наследованию. Лица, принадлежащие к одной группе (очереди, разряду, классу и пр.), могут призываться к наследованию лишь при условии полного отсутствия лиц, отнесенных законом к более высокой по иерархии ступени. Исторически сложились две основные системы определения кровного родства наследодателя и наследников — римская и германская. Первая система, как явствует из ее названия, восходит к классическому римскому праву и основывается на числе рождений, отделяющих наследодателя и наследника (это число обычно именуется степенью родства), при этом рождение самого наследодателя в это число не входит. Последовательность степеней образует линию. Линии могут быть прямыми, объединяющими лиц, происходящих друг от друга (нисходящими — от наследодателя к его потомкам или восходящими — от наследодателя к его предкам), и боковыми, объединяющими лиц, имеющих общего предка . Эта система принята, в частности, в России и Франции. Германская система родства принимает во внимание близость колена в линии родственников, происходящих от общего родоначальника. Например, правнук будет считаться принадлежащим к собственному колену наследодателя, племянник — к отцовскому, дядя — к дедовскому. Данная система применяется в Германии и Швейцарии. ——————————— Например, родители наследодателя находятся по отношению к нему в первой степени родства по прямой восходящей линии, дети — в первой степени родства по прямой восходящей линии, родные братья и сестры — во второй степени по боковой линии и т. д.

Говоря о различиях в регулировании порядка наследования по закону, присутствующих в позитивном праве разных государств, следует в качестве предварительного замечания общего характера указать на то, что в законодательстве разных стран неодинаков круг лиц, которые являются законными наследниками. Так, действующее российское регулирование распределяет наследников умершего по очередям, причем после вступления в силу части третьей Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) число очередей значительно увеличилось. Кровные родственники наследодателя призываются к наследованию в следующем порядке: в первую очередь — дети, супруг и родители наследодателя (внуки наследодателя и их потомки — по праву представления); во вторую очередь — полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя, его дедушка и бабушка как со стороны отца, так и со стороны матери (племянники и племянницы наследодателя — по праву представления); в третью очередь — полнородные и неполнородные братья и сестры родителей наследодателя — его дяди и тети (двоюродные братья и сестры наследодателя — по праву представления); в четвертую очередь — родственники третьей степени родства — прадедушки и прабабушки наследодателя; в пятую очередь — родственники четвертой степени родства — дети родных племянников и племянниц наследодателя (двоюродные внуки и внучки) и родные братья и сестры его дедушек и бабушек (двоюродные дедушки и бабушки); в шестую очередь — родственники пятой степени родства — дети двоюродных внуков и внучек наследодателя (двоюродные правнуки и правнучки), дети его двоюродных братьев и сестер (двоюродные племянники и племянницы) и дети его двоюродных дедушек и бабушек (двоюродные дяди и тети). В основу седьмой очереди наследования законодатель положил отношения свойства, т. е. отношения родственников одного из супругов с родственниками другого супруга. В нее входят пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя. Особую группу наследников составляют нетрудоспособные иждивенцы наследодателя (ст. 1143 — 1145, 1148 ГК РФ), которые при наличии условий, установленных законом, могут составлять самостоятельную восьмую очередь наследования. ——————————— СЗ РФ. 2001. N 49. Ст. 4552.

Не ставя своей задачей в рамках настоящей работы детальный анализ доктринальных позиций по вопросу о целесообразности такого расширения круга лиц, призываемых к наследованию при отсутствии завещания, ограничимся указанием на то, что, как верно отмечается в литературе, «безграничное расширение круга наследников по закону может привести к переходу наследственной массы столь далеким наследодателю родственникам, с которыми он при жизни не только не поддерживал никаких отношений, но и о существовании которых он, вполне вероятно, не имел никакого понятия, равно, впрочем, как и наследники о наследодателе (так называемые смеющиеся, или веселящиеся, наследники). Естественно, что воля наследодателя никак не могла быть направлена на посмертное облагодетельствование таких «наследников»; обратное должно было бы быть прямо выражено завещанием» . ——————————— Белов В. А. Круг наследников по закону // Вестник МГУ. Серия 11 «Право». 2002. N 1. С. 65 — 66.

Согласно ст. 731 Гражданского кодекса Франции (далее — ФГК) наследство переходит в силу закона к родственникам и супругу умершего. При отсутствии пережившего супруга, имеющего право наследовать, родственники умершего распределяются по системе разрядов (ordres). К первому разряду относятся дети наследодателя и их нисходящие, ко второму — родители наследодателя, его братья и сестры и нисходящие этих последних, к третьему — восходящие наследодателя, кроме его родителей, к четвертому — боковые родственники наследодателя до шестой степени родства включительно, кроме его братьев и сестер и их нисходящих. Наличие хотя бы одного родственника предыдущего разряда устраняет от наследования всех родственников следующих разрядов (ст. 734). Внутри каждого разряда родственники более близкой степени родства отстраняют дальних, а родственники одинаковой степени делят наследство между собой поровну (ст. 744 ФГК). Учитывается также право представления (ст. 751 — 755 ФГК). ——————————— Гражданский кодекс Франции 1804 г. (по состоянию на 4 апреля 2006 г.) // http://195.83.177.9/code/liste. phtml? lang=uk&c;=22.

В Германии и Швейцарии категории наследников и очередность их призвания к наследованию устанавливаются по парантеллам. Парантелла — группа кровных родственников, происходящих от общего предка и его нисходящих родственников. Следует указать, что сам термин «парантелла» немецкому законодателю неизвестен, вместо него употребляется термин «очередь» (Ordnung). В германском праве наследники распределяются по очередям-парантеллам следующим образом (§ 1924 — 1931 Германского гражданского уложения (далее — ГГУ)): первая парантелла — потомки наследодателя; вторая парантелла — родители наследодателя и их потомки; третья парантелла — дед и бабка наследодателя и их нисходящие родственники; четвертая парантелла — прадеды, прабабки наследодателя и их нисходящие родственники; пятая и следующие парантеллы — прапрадеды и прапрабабки наследодателя и их нисходящие родственники. Закон не устанавливает препятствий к формированию и дальнейшего числа парантелл. Каждая парантелла призывается к наследованию лишь при отсутствии родственников предшествующей парантеллы. ——————————— См.: Германское гражданское уложение 1896 г. (по состоянию на 19 февраля 2007 г.) // http://www. gesetze-im-internet. de/bundesrecht/bfrg/gesamt. pdf.

Швейцарское законодательство о наследовании во многом повторяет немецкую модель. Родственники наследодателя разделены на три парантеллы. К первой из них относятся потомки умершего, при этом дети наследуют в равных долях. К их нисходящим имущество переходит по праву представления (ст. 457 Гражданского кодекса (далее — ШГК)). Схожим образом строится наследование во второй и третьей парантеллах, куда входят родители наследодателя и его дедушки и бабушки соответственно (ст. 458 — 460 ШГК). ——————————— См.: Гражданский кодекс Швейцарии 1907 г. (по состоянию на 1 июля 2007 г.) // http://www. admin. ch/ch/d/sr/2/210.de. pdf.

Закон Болгарии о наследовании включает в круг наследников по закону всех родственников по прямой линии и до шестой степени родства по боковой. Наследники призываются к наследованию в порядке, установленном законом. Это в первую очередь дети наследодателя, а при их отсутствии — их нисходящие. Родители наследодателя призываются к наследованию при отсутствии нисходящих родственников. Если после смерти наследодателя остались только восходящие родственники второй или более отдаленных степеней, то они и призываются к наследованию. Следующая очередь наследников — братья и сестры. Если не осталось восходящих родственников второй или более отдаленной степени, братьев и сестер либо нисходящих родственников, к наследованию призываются родственники по боковой линии до шестой степени родства включительно. При этом более близкий по степени родства наследник исключает наследника более отдаленной степени родства. Переживший супруг наследует вместе с той очередью наследников, которая призывается к наследованию. ——————————— См.: Закон Народной Республики Болгария «О наследовании» 1949 г. (по состоянию на 20 июля 2007 г.) // http://lex. bg/laws/ldoc. php? >

Система очередности призвания наследников к наследованию по закону, аналогичная болгарской, установлена и в других законодательных системах. Согласно ст. 931 ГК Польши в первую очередь к наследованию призываются дети наследодателя и переживший супруг; при отсутствии нисходящих родственников наследодателя наследуют супруг, родители, братья и сестры наследодателя; если нет нисходящих родственников, родителей, братьев и сестер и их нисходящих, все имущество наследует супруг; при отсутствии нисходящих родственников наследодателя и супруга наследниками являются родители, братья и сестры и их нисходящие родственники. При наличии детей супруг наследует не менее 1/4 наследственной массы. Единственным наследником супруг признается только в случае, когда отсутствуют нисходящие наследодателя, его родители, братья и сестры . ——————————— См.: Наследственное право / Под ред. К. Б. Ярошенко. М., 2005. С. 396 — 397.

Гражданское законодательство Японии закрепляет следующую очередность наследования: 1) к наследникам первой очереди относятся дети наследодателя. При этом не проводится разграничения между родными и усыновленными, между законнорожденными и внебрачными детьми. На принадлежность детей к наследникам первой очереди не влияет также их возраст, пол и семейное положение. Усыновление детей и приобретение ими статуса наследников усыновителей не отражаются на их положении как наследников родных родителей. При этом не имеет значения общая фамилия с наследодателем или совместное проживание с ним. Равным образом это относится и к факту наличия японского гражданства; 2) при отсутствии детей и лиц, замещающих детей в порядке наследования по праву представления (включая и случаи отказа детей от принятия наследства при наличии внуков), к наследованию в качестве наследников второй очереди призываются кровные родственники наследодателя по прямой восходящей линии (пп. 1 п. 1 ст. 889 ГК Японии, далее — ЯГК). При этом различия между родными родителями и усыновителями не проводится. При наличии в данной категории кровных родственников лиц, находящихся с наследодателем в различной степени родства, к наследованию призываются те, которые по степени родства находятся ближе к наследодателю. Так, при наличии только матери и родителей отца к наследованию призывается мать. При отсутствии отца и матери к наследованию с самого начала призываются их родители. В данном случае не признается принцип наследования по праву представления. Например, при наличии родной матери и усыновителей все они являются сонаследниками; 3) при отсутствии наследников второй очереди к наследованию в качестве наследников третьей очереди призываются братья и сестры наследодателя (пп. 2 п. 1 ст. 889 ЯГК). При наличии нескольких братьев и сестер все они являются сонаследниками одной очереди. В случае смерти части или всех братьев и сестер, а также утраты ими наследственных прав к наследованию призываются их кровные родственники по прямой нисходящей линии на основе наследования по праву представления. ——————————— См.: Сакаэ Вагацума, Тору Ариидзуми. Гражданское право Японии (В двух книгах). Книга вторая. М.: Прогресс, 1983.

Как видим, даже поверхностный обзор законодательных решений позволяет недвусмысленно заключить, что присутствующее в различных национальных правовых системах распределение законных наследников по категориям и последовательность этих категорий в аспекте призвания их к преемству в имуществе умершего не совпадают. Однако при анализе содержания конфликтов законов в сфере материально-правового регулирования наследования ограничиться лишь указанной констатацией было бы неверно. Характеризуя соответствующие законоположения, следует особо отметить, что в праве разных государств не одинаков наследственно-правовой статус тех субъектов, которые относятся к одной и той же категории наследников. Именно на последнем обстоятельстве следует остановиться подробнее, так как оно позволяет наиболее четко выявить основу возникновения коллизий в области материально-правового регулирования наследования по закону. Так, практически все континентальные правовые системы при классификации кровных родственников наследодателя как имеющих право на его имущество на первом месте называют нисходящих умершего, прежде всего детей (ст. 1142 ГК РФ, ст. 734 ФГК, § 1931 ГГУ, ст. 457 ШГК, ст. 5 Закона Болгарии «О наследовании», ст. 931 ГК Польши, п. 1 ст. 889 ЯГК). При этом наследственные права данной категории наследников в одних государствах основаны лишь на биологическом происхождении от наследодателя, в то время как в других поставлены в зависимость от того, был ли ребенок рожден в браке или вне брака, а также является он родным или усыновленным ребенком умершего. В частности, российское право не делает различия между детьми, рожденными в браке или вне его, в аспекте их имущественных прав, в том числе таковых наследственных: согласно ст. 47 Семейного кодекса РФ (далее — Кодекс, СК РФ) права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке. Кроме того, ст. 30 Кодекса устанавливает, что признание брака недействительным не влияет на наследственные права детей, родившихся в таком браке. Это положение распространяется и на те случаи, когда ребенок родился от этого брака после признания брака недействительным. Таким образом, отечественное право вообще не знает такого понятия, как «незаконнорожденный (внебрачный) ребенок». ——————————— СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

Смотрите еще:  Договор дарения от коммерческой организации. Договор дарения от коммерческой организации

В отношении наследственных прав усыновленных детей российское законодательство устанавливает, что «усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению» (п. 1 ст. 137 СК РФ, п. 1 ст. 1147 ГК РФ). С одной стороны, в соответствии с правилом, закрепленным в п. 2 ст. 1147 ГК РФ, усыновленный и его потомство не наследуют по закону после смерти родителей усыновленного и других его родственников по происхождению, а родители усыновленного и другие его родственники по происхождению не наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства. Приведенная норма корреспондирует с предписаниями п. 2 ст. 137 СК РФ, согласно которым усыновленные дети утрачивают имущественные и личные неимущественные права и освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям (родственникам). С другой стороны, отечественное законодательство установило несколько исключений из данных правил. Во-первых, согласно п. 3 ст. 137 СК, при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина. В этом случае усыновленный и один из его родителей, с которым сохранены имущественные и личные неимущественные отношения, могут наследовать друг после друга. Второе исключение установлено в п. 4 той же статьи: если один из родителей усыновленного ребенка умер, то по просьбе родителей умершего родителя (дедушки и бабушки ребенка) могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права и обязанности по отношению к родственникам умершего родителя, если этого требуют интересы ребенка. В полном соответствии с указанными нормами семейного законодательства п. 3 ст. 1147 ГК РФ закрепил правило о том, что в случае, когда усыновленный по решению суда сохраняет отношения с одним из родителей или другими родственниками по происхождению, усыновленный и его потомство наследуют по закону после смерти этих родственников, а последние наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства. При этом не исключается возможность наследования друг после друга усыновленным (его потомством) и усыновителем (его родственниками). Таким образом, российское право дает возможность усыновленному ребенку сохранять имущественные, в том числе наследственные, отношения как с семьей, членом которой он становится в результате усыновления, так и с семьей, к которой он принадлежит в силу кровного происхождения. В то же время в правовом регулировании порядка наследования усыновленных лиц существует целый ряд нерешенных вопросов и проблем, которые, вне всякого сомнения, имеют значение не только для «внутригосударственных» наследственных отношений, но и для таковых, юридически связанных с несколькими национальными правопорядками. Эти проблемы касаются прежде всего определения круга родственников, с которыми в силу п. 3 и 4 ст. 137 СК РФ у усыновленного могут сохраниться имущественные, а следовательно, и наследственные отношения . И хотя указанные вопросы своими корнями уходят в семейное законодательство, связаны с его несовершенством и колебаниями судебной практики, представляется необходимым дать им оценку именно с позиций наследственных правоотношений. ——————————— См.: Шилохвост О. Ю. Наследование по закону в российском гражданском праве. М.: Норма, 2006. С. 146 — 192.

Ссылка гражданского закона на СК РФ в части оснований и условий сохранения усыновленным отношений со своими родственниками по происхождению, позволяющего усыновленному наследовать после этих родственников (п. 3 ст. 1147 ГК РФ), в доктрине однозначно воспринимается как ссылка на п. 3 и 4 ст. 137 СК РФ, в соответствии с которыми инициаторами сохранения отношений с усыновленным могут выступать его отец или мать, а в случае их смерти — родители умершего родителя (дедушка или бабушка ребенка) . ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2002. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к разделу V Гражданского кодекса Российской Федерации М. В. Телюкиной включен в информационный банк согласно публикации — «Законодательство и экономика», 2002, NN 8, 9, 10, 11. —————————————————————— См.: Сергеев А. П., Толстой Ю. К., Елисеев И. В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья / Под ред. А. П. Сергеева. М., 2002. С. 93; Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова. С. 175 — 177; Телюкина М. В. Наследственное право: Комментарий Гражданского кодекса Российской Федерации // СПС «Гарант»; Виноградова Р. И., Дмитриева Г. К., Репин В. С. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. В. П. Мозолина. М.: Норма, 2002. С. 87; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н. И. Марышева, К. Б. Ярошенко. М., 2004. С. 113 — 116; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л. П. Ануфриева. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 124 — 127.

Как уже было отмечено выше, в соответствии с п. 3 ст. 137 СК РФ при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина. В силу п. 3 ст. 1147 ГК РФ в этом случае усыновленный сохраняет право наследования по закону после своей матери или своего отца. Семейный кодекс, как видим, допускает сохранение отношений усыновленного с одним из родителей по его желанию, но не с родственниками этого родителя. Таким образом, буквальное толкование п. 3 ст. 137 СК РФ приводит к выводу о том, что юридические отношения с другими родственниками усыновленного со стороны соответствующего родителя не сохраняются и ребенок не может наследовать после своих родных братьев и сестер, бабушки и дедушки, дяди и тети и т. д. Правда, в доктрине семейного права указанные положения толковались расширительно в аспекте сохранения соответствующих прав и обязанностей и в отношении всех родственников данного родителя . В области наследственного права аналогичной позиции придерживается М. Л. Шелютто . ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (под ред. И. М. Кузнецовой) включен в информационный банк согласно публикации — БЕК, 1996. —————————————————————— См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И. М. Кузнецова. М.: Юристъ, 2000. С. 339 (автор — И. М. Кузнецова). См.: Наследственное право / Под ред. К. Б. Ярошенко. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 137.

Сторонником иного, буквального, толкования анализируемых положений семейного законодательства выступает А. Л. Маковский, считающий, что «закон совершенно определенно устанавливает возможность сохранения родственных отношений с родителями ребенка, но не с родственниками по линии этого родителя», а потому наследование усыновленного и его потомков в таких случаях возможно «после смерти родителя (но не других его кровных родственников)» . Позицию А. Л. Маковского в литературе разделяют М. В. Антокольская , З. Г. Крылова и Т. Д. Чепига, признающие наследственные права усыновленного только в отношении «одного из родителей, сохранившего отношения с ребенком» . Аналогичный взгляд поддерживался и судебной практикой . Итак, какой же из вариантов толкования отвечает подлинному намерению законодателя? ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2002. —————————————————————— Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова. М.: Юристъ, 2003. С. 176. См.: Антокольская М. В. Семейное право. М.: Юристъ, 2001. С. 336. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л. П. Ануфриева. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 125. См.: п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. N 9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 9.

Прежде всего диспозиция п. 3 ст. 137 СК свидетельствует о том, что она рассчитана на случаи, когда ребенок был усыновлен одиноким лицом, а не семейной парой. Таким образом, как личные, так и имущественные права усыновленного ограничиваются отношениями с родственниками своего единственного усыновителя, которым закон придает значение отношений с кровными родственниками, включая отношения, связанные с наследованием имущества. Ребенок, усыновленный одиноким усыновителем, сможет наследовать только после родных детей, родителей, братьев и сестер усыновителя и других его кровных родственников. В таких условиях сохранение отношений усыновленного с одним из своих родителей призвано обеспечить не только личные неимущественные права ребенка, но и его имущественные интересы, в том числе право унаследовать имущество после своего родителя. Представляется, что в данном случае нет никаких препятствий для того, чтобы, сохраняя отношения с отцом или матерью, ребенок сохранял отношения и со своими братьями и сестрами, дедушкой и бабушкой, дядями и тетями и т. д. Такой подход позволяет восполнить семейный круг ребенка, неполнота которого ввиду усыновления его одиноким усыновителем может неблагоприятно отразиться не только на его воспитании и развитии, но и на его благосостоянии. Какие-либо разумно понимаемые правовые препятствия для такого восполнения семейного круга ребенка, как представляется, отсутствуют, когда усыновитель и родитель, с которым сохраняются отношения, являются лицами разного пола. Кроме того, достаточной гарантией от неблагоприятных последствий сохранения отношений с одним из родителей является не только судебный порядок усыновления сам по себе, но и необходимость специального указания о сохранении таких отношений в решении суда (п. 5 ст. 137 СК РФ) . Следовательно, сохранение усыновленным прав и обязанностей в отношении одного из своих родителей в соответствии с п. 3 ст. 137 Семейного кодекса Российской Федерации применительно к наследственным отношениям должно означать, что такой усыновленный может наследовать не только по линии одинокого усыновителя и его кровных родственников, но и по линии всех своих кровных родственников со стороны родителя, с которым этот усыновленный сохраняет отношения по решению суда. Для практического воплощения указанной рекомендации необходимо внести соответствующие изменения в п. 3 ст. 137 СК. ——————————— См.: Шилохвост О. Ю. Указ. соч. С. 166.

В соответствии с п. 4 ст. 137 СК РФ если один из родителей усыновленного ребенка умер, то по просьбе родителей умершего родителя (дедушки или бабушки ребенка) могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права и обязанности по отношению к родственникам умершего родителя, если этого требуют интересы ребенка. Указание п. 4 ст. 137 СК РФ на сохранение усыновленным прав и обязанностей «по отношению к родственникам умершего родителя» в доктрине семейного права иногда толкуется как указание на сохранение отношений усыновленного только с его бабушкой и дедушкой . В литературе наследственного права аналогичной позиции придерживаются Ю. К. Толстой, А. Л. Маковский и М. Л. Шелютто, признающие наследственные права усыновленного только в отношении дедушки или бабушки со стороны умершего родителя . При этом основным доводом А. Л. Маковского является недопустимость сохранения судом «по просьбе одного лица (дедушки или бабушки усыновленного)» родственных отношений и вытекающих из них наследственных прав усыновленного «по отношению к любым другим родственникам его умершего родителя — дяде, тете, двоюродным братьям и сестрам и т. д.». В то же время судебная практика придерживается буквального толкования п. 4 ст. 137 СК РФ, подразумевая под «родственниками умершего родителя», в отношении которых по решению суда могут быть сохранены права и обязанности усыновленного, не только дедушку или бабушку, но и «тетю, дядю, других близких родственников» . За буквальное толкование п. 4 ст. 137 СК РФ, а следовательно, и за признание наследственных прав усыновленного в отношении всех кровных родственников со стороны его умершего родителя в литературе выступают, в частн ости, Р. И. Виноградова и В. С. Репин, М. В. Телюкина, З. Г. Крылова и Т. Д. Чепига . ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (под ред. И. М. Кузнецовой) включен в информационный банк согласно публикации — БЕК, 1996. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2002. —————————————————————— См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И. М. Кузнецова. С. 339. См.: Сергеев А. П., Толстой Ю. К., Елисеев И. В. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья / Под ред. А. П. Сергеева. С. 93; Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова. С. 176 (автор — А. Л. Маковский); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н. И. Марышева, К. Б. Ярошенко. С. 116 (автор — М. Л. Шелютто). Пункт 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. N 9 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления». —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к разделу V Гражданского кодекса Российской Федерации М. В. Телюкиной включен в информационный банк согласно публикации — «Законодательство и экономика», 2002, NN 8, 9, 10, 11. —————————————————————— См.: Виноградова Р. И., Дмитриева Г. К., Репин В. С. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. В. П. Мозолина. С. 87; Телюкина М. В. Наследственное право: Комментарий Гражданского кодекса Российской Федерации. С. 97; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л. П. Ануфриева. С. 126.

Смотрите еще:  Нотариус собрание ооо. Нотариус собрание ооо

Позиция второй группы исследователей представляется верной по тем же мотивам, которые требуют признания наследственных прав усыновленного в отношении всех его кровных родственников со стороны одного из родителей в случае, когда просьба о сохранении отношений исходит от этого родителя. Прежде всего это интересы усыновленного, требующие, как уже указывалось, восполнения семейно-имущественных отношений в тех случаях, когда ребенок усыновлен одиноким усыновителем и должен довольствоваться отношениями с родственниками по линии этого усыновителя. Таким образом, допуская при определенных условиях сохранение прав и обязанностей усыновленного по отношению к одному из родителей, закон не может и не должен препятствовать сохранению этих прав и обязанностей по отношению к родственникам со стороны такого родителя, тем более что в силу усыновления ребенка одиноким усыновителем юридической замены родственников усыновленного по линии родителя, которому закон разрешает просить о сохранении отношений с усыновленным, соответствующей линией супруга усыновителя не происходит. В зарубежном праве наследственные права детей умершего регламентируются несколько иначе. В частности, французское законодательство вплоть до последнего времени существенно ограничивало наследственные права детей, рожденных вне брака. Так, до принятия Закона от 3 января 1972 г. N 72-3 внебрачный ребенок мог претендовать на наследство лишь после определенной линии — отца, матери, своих братьев и сестер. Считалось, что он не имеет ни деда, ни бабушки, ни дяди, ни тети, ни племянниц и т. д. Внебрачный ребенок, происходящий от супружеской измены, вообще не мог претендовать на наследство после своих отца и матери. Закон предоставлял ему лишь алименты, которых он не мог к тому же истребовать, если отец или мать обучили его какому-либо ремеслу . С принятием Закона 1972 г. внебрачные дети были приравнены к детям, рожденным в браке, в отношении наследства отца, матери, других восходящих родственников, а также братьев и сестер. ——————————— См.: Байзигитова А. М. Очередность наследования по закону в Российской Федерации и зарубежных странах: Дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2004. С. 80.

Наконец, существенные изменения в аспекте имущественных прав внебрачных детей были внесены в ФГК Законом от 4 июля 2005 г. N 2005-759, вступившим в силу 1 июля 2006 г. В соответствии со ст. 309 ФГК, в редакции упомянутого Закона, «все дети, чье происхождение законным образом установлено, имеют в отношениях со своим отцом и своей матерью одинаковые права и обязанности. Они становятся членами семьи каждого из родителей». При этом согласно ст. 310.1 ФГК происхождение устанавливается в силу закона, в силу добровольного признания гражданского состояния ребенка или ввиду признания его общественностью, подтвержденного специальным актом. Оно может быть также установлено по решению суда. В отношении усыновленных детей французский закон устанавливает прежде всего, что усыновленный перестает принадлежать к семье своих кровных родственников, кроме случаев, когда один супруг усыновляет ребенка другого супруга (ст. 356 ФГК). Следовательно, усыновленный ребенок не имеет права наследовать после своих кровных родственников. В германском праве уравнивание наследственных прав внебрачных детей и детей, рожденных в браке, также получило законодательное закрепление сравнительно недавно — после принятия в 1997 г. специального Закона «О наследственном равноправии» (усыновленные дети были уравнены в правах с законнорожденными в 1977 г.) . До вступления в силу этого акта наследование внебрачными детьми имело некоторые особенности. ——————————— См.: Байзигитова А. М. Указ. соч. С. 85.

Так, внебрачный ребенок, которому исполнился 21 год, но не исполнилось 27 лет, имел право потребовать от отца предварительной денежной компенсации наследства. Сумма компенсации составляла тройной размер содержания, которое отец должен был в среднем выплачивать своему ребенку ежегодно за последние пять лет, когда ребенок имел право на полное содержание. Если отец в силу своих профессиональных возможностей, имущественного положения и с учетом иных своих обязательств не был в состоянии выплатить ребенку причитающуюся сумму или если таковая являлась весьма незначительной для ребенка, то размеры компенсации должны были составлять приемлемую сумму — не менее однократного и не более двенадцатикратного размера денежного содержания. Эти требования погашались истечением срока давности в три года после того, как ребенку исполнится 27 лет. Указанные положения сохраняют свое действие и после вступления в силу Закона «О наследственном равноправии» в случаях, если наследодатель умер до 1 апреля 1998 г. или до этого времени компенсация наследства не была полностью выплачена . ——————————— См.: Байзигитова А. М. Указ. соч. С. 84 — 85.

В Англии до принятия Акта «О реформе семейного права» 1987 г. права внебрачных детей были существенно ограничены. В соответствии с действовавшими нормами только законное родство могло служить основанием наследственных прав. Поэтому внебрачные дети не призывались к наследованию. Из этого правила существовало лишь одно исключение: внебрачный ребенок наследовал после своей матери, как если бы он был законнорожденным, если она умирала, не оставив завещания и не имея законнорожденных детей. В настоящее время узаконенные дети, в соответствии с Актом «О легитимации» 1976 г., обладают теми же правами при получении наследства лица, умершего без завещания, что и законнорожденные дети. Согласно ст. 5 и 10 Акта легитимация внебрачных детей происходит в результате вступления родителей ребенка в брак или в случае признания отцовства. Что касается неузаконенных детей, то в соответствии с Актом «О реформе семейного права» при наследовании по закону они имеют те же права, что и узаконенные (ст. 1, 18 Акта), если смерть наследодателя произошла после 4 апреля 1988 г. В соответствии со ст. 18 Акта если отец внебрачного ребенка не сочетался законным браком с его матерью, то в случае открытия наследства после внебрачного действует презумпция смерти отца или любого другого лица, действующего от имени отца. Эта норма была введена в действие в целях облегчения деятельности личного представителя по поиску возможных наследников. Согласно ст. 39 Акта «Об усыновлении» 1976 г. усыновленные дети приравниваются к законнорожденным детям своих усыновителей и наследуют по закону после смерти своих усыновителей и их родственников, так же как усыновитель и его родственники наследуют после смерти усыновленного. Усыновленный и его потомство не наследуют после смерти своих родственников по происхождению. В США до принятия специального законодательства об усыновлении суды применяли так называемое правило о посторонних к усыновлению, зафиксированное, в частности, в решениях судов Монтаны 1906 г. и Массачусетса 1954 г. Обоснованием данных решений служил тезис о том, что усыновление не может порождать для усыновленного наследственные права в отношении тех лиц, которые в усыновлении не участвовали. Следовательно, усыновленный мог наследовать только усыновителю, но не родственникам последнего. В настоящее время усыновленные дети в своем правовом положении приравнены к родным детям умершего. Суды также признавали наследственные права усыновленного по отношению к его биологическим родителям. Современное законодательство штатов решает этот вопрос иначе: в большинстве из них действует правило, согласно которому усыновление разрывает какие бы то ни было отношения между ребенком и его биологическими родителями. В Единообразном наследственном кодексе установлено, что усыновление ребенка супругом одного из биологических родителей никак не сказывается на взаимных имущественных правах ребенка и другого биологического родителя (§ 2-109). По степени близости к наследодателю с его нисходящими конкурирует переживший супруг. Он может быть включен в одну из очередей наследников, как это имеет место, например, в РФ или Польше (ст. 1150 ГК РФ; ст. 931 ГК Польши), или может призываться к наследованию наряду с соответствующей очередью («скользящая», или «плавающая», очередь). При этом его доля в имуществе зависит от того, какая очередь (разряд, парантелла) призывается совместно с ним к наследованию: чем отдаленнее класс призываемых лиц, тем больше доля пережившего супруга (ст. 756 — 758.5 ФГК; § 1931 — 1932 ГГУ; ст. 462 ШГК; ст. 890 ЯГК; ст. 9 болгарского Закона о наследовании). В частности, в германском праве переживший супруг не включается ни в одну из парантелл. Он наследует наряду с родственниками, входящими в состав первых трех парантелл. Если переживший супруг призывается к наследованию вместе с первой парантеллой, то он имеет право на 1/4 имущества; со второй парантеллой — на 1/2 (в Швейцарии — 1/4); с третьей парантеллой — на 1/2 доли имущества, приходящейся на наследников (деда и бабку наследодателя). При отсутствии родственников, входящих в первые три парантеллы, переживший супруг наследует имущество в полном объеме. В праве Японии наследственные права пережившего супруга регламентируются достаточно подробно. Прежде всего при призвании к наследованию каждой из указанных очередей наследников лицо становится сонаследником, а при отсутствии наследников всех трех очередей является единоличным наследником (ст. 890 ЯГК). Наследственная доля пережившего супруга изменяется в зависимости от того, наследники какой очереди призываются к наследованию. В то же время размер наследственной доли пережившего супруга устанавливается абсолютно и не зависит от числа лиц, призываемых к наследованию. При призвании наследников первой очереди законная наследственная доля пережившего супруга устанавливается в размере 1/2, наследников второй очереди — 2/3, наследников третьей очереди — 3/4 наследственного имущества. Кроме того, поскольку наследственные права пережившего супруга имеют отличный от наследственных прав всех (за исключением детей) кровнородственных наследников характер, никакие обстоятельства, возникшие в связи с кровнородственными наследниками согласно принципу независимости статуса пережившего супруга, не влияют на наследственные права последнего. С этой точки зрения отказ одного из кровнородственных сонаследников от принятия наследства не отражается на наследственной доле пережившего супруга. Если же при отказе от принятия наследства всеми наследниками одной очереди к наследованию призываются наследники следующей очереди, наследственная доля пережившего супруга увеличивается. В странах «общего права» переживший супруг занимает привилегированное положение по сравнению с остальными членами семьи наследодателя: его права на наследственное имущество устанавливаются не только в идеальных долях, но и в абсолютных цифрах (так называемые первые фунты, первые доллары), которые периодически пересматриваются. Очередность наследования в законодательстве англосаксонских стран устанавливается только применительно к случаям отсутствия пережившего супруга. В частности, английское право устанавливает, что в этом случае к наследованию призываются: 1) дети наследодателя и их нисходящие; 2) родители; 3) полнородные братья и сестры и их нисходящие; 4) неполнородные братья и сестры и их нисходящие; 5) деды и бабки; 6) полнородные дяди и тетки; 7) неполнородные дяди и тетки. Совершеннолетние нисходящие и родители наследодателя получают имущество в собственность, остальные — на правах доверительной собственности. В большинстве штатов США наследственное право базируется в основном на тех же принципах, что и английское право: переживший супруг получает фиксированную сумму «первых долларов», а также определенную часть имущества. В частности, согласно § 102 Единообразного наследственного кодекса переживший супруг получает первые 50000 долларов и половину всего наследства. Во Флориде сумма «первых долларов» составляет 20000 долларов. Одной из тенденций развития современного частного права является признание наличия семейно-правовых и как следствие этого — наследственно-правовых отношений не только в рамках традиционной семьи, но и при фактическом сожительстве, а также в однополых союзах. В частности, пережившему сожителю предоставляются права на имущество умершего партнера, причем объем таких прав может быть близок к правам законного супруга или даже полностью совпадать с ним . Возникает вопрос: возможно ли признание в России наследственных прав пережившего сожителя, возникших на основании того иностранного закона, который относит сожительство к числу оснований возникновения права наследования ab intestat? ——————————— См.: Медведев И. Г. Международное частное право и нотариальная деятельность. 2-е изд. М.: Волтерс Клувер, 2005. С. 121 — 122.

Отечественное законодательство о наследовании признает наследственные права, возникшие только из законного брака. Приравнивание фактических брачных отношений к зарегистрированному браку противоречило бы основам российского правопорядка, хотя в литературе встречаются и иные мнения . ——————————— См.: Медведев И. Г. Указ. соч. С. 121 — 122.

Еще более сложной является проблема признания наследственных прав лиц, состоящих в однополом партнерстве (данный институт известен праву Дании, Норвегии, Швеции, Исландии, Нидерландов, Германии, Франции и Бельгии), особенно если учесть, что подобные случаи имели место в практике российских нотариусов . ——————————— См.: Медведев И. Г. Указ. соч. С. 124 — 125.

Со своей стороны автор настоящей работы полагает, что наследственные права однополых партнеров ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны в Российской Федерации ввиду их очевидного противоречия отечественному публичному порядку . ——————————— Речь идет о недопустимости призвания таких лиц к наследованию по закону в качестве переживших супругов. В случае наследования по завещанию решение проблемы может быть иным: если в завещании в качестве наследника названо лицо без указания на то, что оно наследует как партнер-супруг умершего, то наследственные права данного лица могут быть признаны в России.

Характеризуя особенности конструирования в различных национальных правовых системах правил о наследовании прямыми восходящими родственниками наследодателя, представляется целесообразным остановиться на порядке призвания к преемству в имуществе умершего его родителей. Ныне действующее российское регулирование включает их, так же как и усыновителей, в первую очередь наследования, наравне с детьми и пережившим супругом наследодателя. В литературе отмечается, что «включение родителей в круг наследников по закону первой очереди является одной из особенностей российского наследственного права, что, видимо, отражает традиционно большую, чем в Западной Европе, близость отношений между детьми и родителями» . Примечательно, что во многих национальных законодательствах родители умершего не включаются в первый разряд (очередь, класс, парантеллу) наследников (ст. 734 ФГК; § 1925 ГГУ; ст. 458 ШГК; ст. 889 ЯГК; ст. 6 болгарского Закона о наследовании; ст. 931 ГК Польши). Как уже отмечалось ранее, в Англии родители наследодателя также не относятся к числу ближайших родственников: при наличии пережившего супруга и детей умершего родители вообще не призываются к наследованию, а если детей нет, то права родителей на имущество зависят от его стоимости. При отсутствии пережившего супруга родители умершего наследуют во вторую очередь. Сходным образом регламентируются наследственные права родителей умершего и в США. ——————————— Сегалова Е. А. Перспективы развития наследования членов семьи // Хозяйство и право. 1999. N 3. С. 55.

Смотрите еще:  Надзорная жалоба по гражданскому делу. Надзорная жалоба по гражданскому делу срок

Таким образом, российское право в отличие от ряда зарубежных законодательств относит родителей наследодателя к числу приоритетных наследников. Проводя сравнительный анализ правил о наследовании по закону в Российской Федерации и зарубежных государствах, нельзя не упомянуть одну из новелл, введенных в отечественное законодательство с принятием части третьей ГК РФ. Речь идет о норме, закрепленной в п. 3 ст. 1145 ГК РФ. В соответствии с данным правоположением при отсутствии наследников первой — шестой очередей к наследованию в порядке седьмой очереди призываются пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя. Очевидно, что данное правило будет иметь прямое отношение и к тем случаям, когда наследственные отношения связаны с несколькими национальными правовыми системами. Дело в том, что законодательство зарубежных стран, как правило, не относит вышеназванных лиц к числу наследников, так как они не состоят в родстве с наследодателем. В то же время в литературе отмечается, что отношения между наследодателем и указанными субъектами могут быть даже ближе, чем с кровными родственниками . В силу этого на практике может сложиться ситуация, когда при связи наследственных отношений с двумя и более правопорядками отчим (мачеха) или пасынок (падчерица), с которыми умерший поддерживал тесные, по существу семейные, отношения, не смогут наследовать в его имуществе в силу того, что соответствующее иностранное законодательство не знает такой категории наследников . В итоге имущество наследодателя может перейти к тем лицам, с которыми он вообще не поддерживал родственных отношений, или даже стать выморочным. ——————————— См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л. П. Ануфриева. С. 118 (авторы комментария к ст. 1145 — З. Г. Крылова и Т. Д. Чепига). Несомненно, что сложности при призвании данных лиц к преемству в имуществе умершего будут иметь место и при регулировании наследственных отношений «внутригосударственного» характера, так как законодатель отнес отчима, мачеху, пасынков и падчериц к неоправданно отдаленной очереди наследников, отдав приоритет таким категориям родственников, о существовании которых наследодатель мог даже и не знать.

Российское законодательство включает в круг законных наследников еще одну категорию лиц — нетрудоспособных иждивенцев наследодателя (ст. 1148 ГК РФ), чего практически не встречается в зарубежном наследственном праве. Правовые конструкции, составляющие данный институт отечественного права, характеризуются наличием неточностей и пробелов, затрудняющих их действие в рамках отечественного правопорядка и практически абсолютно исключающих возможность призвания к наследованию по закону нетрудоспособных иждивенцев наследодателя в том случае, если соответствующие отношения будут регулироваться иностранным законом . ——————————— См.: Шилохвост О. Ю. Указ. соч. С. 193 — 269.

По сравнению с ранее действовавшим регулированием в ГК РФ прежде всего были ужесточены условия признания к законному наследованию нетрудоспособных иждивенцев из числа родственников шестой и последующих степеней . Кодекс установил различные условия призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев в зависимости от того, входят ли эти иждивенцы в число лиц, относящихся к наследникам по закону первой — седьмой очередей, или не входят. В первом случае иждивенцы, не входящие в ту очередь, которая призывается к наследованию, должны быть нетрудоспособными ко дню открытия наследства и находиться на иждивении наследодателя не менее года до его смерти (п. 1 ст. 1148 ГК РФ). Во втором случае иждивенцы, не входящие ни в одну из установленных законом семи очередей, для призвания к наследованию должны помимо нетрудоспособности и нахождения на иждивении наследодателя в течение года еще и проживать совместно с наследодателем (п. 2 ст. 1148 ГК РФ). Следовательно, даже при отсутствии каких-либо иных законных наследников иждивенец, не проживавший с наследодателем в течение года до открытия наследства, не сможет претендовать на наследственное имущество, которое в качестве выморочного перейдет к государству. ——————————— Один из первых проектов части третьей ГК (см.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья: Проект // Российская газета. 1997. 8 фев.) предусматривал еще более жесткие условия наследования нетрудоспособных иждивенцев. Во-первых, предусматривалась квота 1/4 часть наследственного имущества, в пределах которой допускалось наследование иждивенцев, причем как проживавших совместно с наследодателем, так и тех из них, для которых в силу близости родства требование непременного совместного проживания не предусматривалось (ст. 1192). Кроме того, иждивенцы были исключены из числа наследников, имевших право на получение определенной части наследства (обязательной доли) несмотря на содержание завещания наследодателя, в котором эти наследники не были упомянуты (ст. 1193).

В обоих случаях нетрудоспособные иждивенцы наследуют «вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию» (п. 1 и 2 ст. 1148 ГК РФ). Причем во втором случае, при отсутствии других наследников по закону, нетрудоспособные иждивенцы наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди (п. 3 ст. 1148 ГК РФ). Целесообразность дифференциации нетрудоспособных иждивенцев умершего на группы не получила в литературе однозначной оценки. Например, против введения критерия совместного проживания последовательно высказывается Б. Л. Хаскельберг . Главное его возражение заключается в том, что лишение законом наследственных прав тех иждивенцев, которые не относились к числу законных наследников первой — седьмой очередей и не проживали совместно с наследодателем, не соответствует воле наследодателя, «если бы он хотел и мог ее выразить». Другой контраргумент заключается в необоснованности, по мнению исследователя, с нравственной точки зрения наделения наследственными правами кровных родственников вплоть до пятой степени родства, которые могли и не подозревать о существовании наследодателя, при отказе в признании наследственных прав иждивенцев, хотя и не проживавших с наследодателем, но находившихся на его иждивении. Наконец, Б. Л. Хаскельберг критикует положения п. 2 ст. 1148 ГК РФ о совместном проживании и с точки зрения обеспеченности населения жильем, отмечая, что «проживание отдельно от наследодателя может объясняться неблагополучными жилищными условиями умершего, не позволявшими предоставить иждивенцу крышу над головой». ——————————— См.: Хаскельберг Б. Л. Наследование по закону нетрудоспособными иждивенцами // Российская юстиция. 2003. N 7. С. 23, 24.

Противоположной точки зрения придерживается О. Ю. Шилохвост. По его мнению, вряд ли можно считать оправданным ущемление наследственных прав родственников или иных близких лиц, проживавших совместно с наследодателем (что может объясняться стесненными условиями проживания наследодателя), в пользу лиц, с наследодателем не проживавших, хотя бы и получавших от него содержание. Совместное проживание как раз и служит достаточной гарантией против того, чтобы при наличии более близких наследников посторонние лица, не проживавшие с наследодателем, призывались бы к наследованию, умаляя наследственные права тех, кто в качестве родственника либо в качестве члена семьи проживал с наследодателем. Во всяком случае, совместное проживание должно служить безусловным признаком близости соответствующего лица наследодателю, которая, при условии нахождения этого лица на иждивении наследодателя не менее года до открытия наследства, обеспечивает его призвание к наследованию по закону. Допустив совместное проживание постороннего лица или очень отдаленного родственника, наследодатель уже частично выразил свою волю, и для признания наследственных прав иждивенца эта воля должна быть разумно восполнена, что и закрепляет п. 2 ст. 1148 ГК РФ . ——————————— См.: Шилохвост О. Ю. Указ. соч. С. 256.

Непродуманность подходов, заложенных в ст. 1148 ГК РФ, может быть также проиллюстрирована следующими констатациями. Нормативные конструкции, заложенные в данной статье, практически исключают возможность призвания к наследованию внуков умершего. Допустим, что у наследодателя А. были дети Б. и В., а у последнего были дети Г. и Д., находившиеся на иждивении умершего. После смерти А. они, лишившись определенной части средств к существованию, тем не менее не могут быть призваны к наследованию: согласно п. 1 ст. 1148 ГК РФ призываются наследники второй — седьмой очередей, а внуки к ним не относятся, и, кроме того, в соответствии с п. 2 призываются лица, вообще не связанные с наследодателем узами брака, родства или свойства, проживающие с ним. Таким образом, не имея возможности наследовать по праву представления, так как жив их родитель, внуки умершего оказываются в положении значительно худшем, нежели его дальние родственники или чужие ему лица. В литературе указанная проблема не была обойдена вниманием, однако имеющиеся мнения не характеризуются единообразием. Так, А. Л. Маковский полагает, что внуки наследодателя должны призываться к наследованию на основании п. 2 ст. 1148, а М. Л. Шелютто относит их к категории лиц, обозначенных в п. 1 той же статьи . Сопоставляя данные утверждения, необходимо отметить, что текстуальное выражение норм, содержащихся в ст. 1148 ГК РФ, недвусмысленно свидетельствует о том, что внуки наследодателя по действующему закону лишены возможности наследовать в качестве нетрудоспособных иждивенцев. Исправить положение возможно только посредством внесения изменений в ГК РФ с тем, чтобы данная категория лиц могла наследовать на основании п. 1 ст. 1148 Кодекса . ——————————— —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации (под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Юристъ, 2002. —————————————————————— См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А. Л. Маковского, Е. А. Суханова. С. 183. См.: Наследственное право / Под ред. К. Б. Ярошенко. С. 149. См., например: Чепига Т. Д. Наследственное право в ГК России // Закон. 2004. N 12. С. 95.

Характеризуя порядок наследования нетрудоспособными иждивенцами, нельзя не отметить еще одно важное обстоятельство. Как справедливо замечает Б. Л. Хаскельберг, одним из негативных практических последствий действия ст. 1148 ГК РФ может стать конкуренция наследственных прав отдаленных родственников, ничего не знавших о наследодателе, и лиц, хотя бы и чужих ему по крови, но не только близко знавших наследодателя, но и получавших от него содержание по крайней мере в течение года. К сожалению, такая ситуация неизбежна во всех случаях, когда основанием законного наследования будут какие-либо иные признаки, кроме близости родства. Вопрос заключается в том, какой степенью разумно ограничивается представление наследодателя о своей родне. И в какой степени такое родство уже не должно приниматься в соображение для наделения родственников наследственными правами. Далее необходимо решить, какой признак семейной и родственной близости должен превалировать при столкновении притязаний на наследство кровных родственников и нетрудоспособных иждивенцев. Ранее действовавшее законодательство (ст. 532 ГК РСФСР 1964 г. ) признавало наследственные права кровных родственников, как правило, до второй (внуки, братья, сестры, дед и бабушка), редко — до третьей (правнуки) степени родства при безграничных наследственных правах посторонних лиц (иждивенцев), лишь бы они были нетрудоспособными и находились на содержании наследодателя не менее года до открытия наследства. ——————————— Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407; 1974. N 51. Ст. 1346; 1987. N 9. Ст. 250.

ГК РФ 2001 г. перешел в другую крайность. Безоговорочный приоритет отдан кровному родству: родственники до пятой степени родства включительно наследуют, несмотря ни на какие дополнительные признаки, будь то знакомство, проживание, нетрудоспособность и иждивение. Относящиеся к этим родственникам нетрудоспособные иждивенцы получают наследственные права преимущественно даже перед более близкими родственниками. Зато не входящие в число наследников первой — седьмой очередей нетрудоспособные иждивенцы получают право наследования только при условии совместного проживания. Справедливость, безусловно, требует, чтобы наследственные права нетрудоспособных иждивенцев второй группы, т. е. не относящихся к числу кровных родственников наследодателя в достаточных для наследования степенях, дифференцировались в зависимости от того, с кровными родственниками какой степени они призываются к наследованию и делят поровну наследственное имущество наследодателя. Как указывает О. Ю. Шилохвост, при наличии наследников первой — третьей очередей наследственные права нетрудоспособных иждивенцев второй группы вполне разумно и справедливо оговорить теми условиями, которые содержатся сегодня в п. 2 ст. 1148 ГК РФ, т. е. в том числе и совместным проживанием. Что касается наследования нетрудоспособных иждивенцев наравне с наследниками четвертой — седьмой очередей, то, по мнению данного автора, его не следовало бы оговаривать совместным проживанием или не требовать этого проживания непременно в течение года. Наконец, наследование нетрудоспособных иждивенцев в качестве восьмой очереди (т. е. при отсутствии предшествующих семи очередей), возможно, вообще не следует связывать с совместным проживанием, считая достаточным признаком предполагаемой воли наследодателя содержание их не менее года до открытия наследства. При таком подходе, возможно, удалось бы обеспечить более справедливое и разумное соотношение наследственных прав кровных родственников и посторонних лиц, получавших при жизни наследодателя помощь, составлявшую постоянный и основной источник их существования . В противном случае может оказаться, что имущество отойдет государству в качестве выморочного даже при наличии лиц, которых наследодатель длительное время содержал, выразив тем самым волю на призвание их к наследованию. В отсутствие более близких наследников нет оснований для применения дополнительного критерия в виде совместного проживания, к которому закон прибегает для ограждения прав кровных родственников от притязаний совершенно посторонних лиц. ——————————— См.: Шилохвост О. Ю. Указ. соч. С. 257 — 258.

С учетом того, что, как уже указывалось выше, законодательство большинства зарубежных государств не знает наследования нетрудоспособных иждивенцев, в случае связи наследования с несколькими национальными правовыми системами имущественные интересы указанных лиц будут существенно ущемлены или вовсе аннулированы.