Медиативная оговорка может стать обязательной, а урегулированием споров займется искусственный интеллект. Понятие слова спор

Медиативная оговорка может стать обязательной, а урегулированием споров займется искусственный интеллект

Альтернативные способы разрешения споров в силу ряда своих особенностей — устойчивый тренд последних десятилетий. Медиация все больше проникает в нашу жизнь. Не обошли этот институт стороной и достижения цивилизации последних лет. Вместе с развитием цифровых технологий происходит расширение понятия и практики примирительных процедур за счет разработки и применения систем онлайн-разрешения споров. Последние обеспечивают новые возможности доступа к справедливости и правосудию. Об этом шел разговор на круглом столе, организованном в рамках Санкт-Петербургского юридического форума.

Современная медиация — это способ разрешения споров, в котором можно выделить такую характерную черту, как максимальная обращенность к интересам и потребностям самих сторон. Что это значит? Примирительные процедуры подразумевают создание условий для автономной выработки решений и формулирования договоренностей; отсутствие давления со стороны, что способствует аутентичности принимаемых решений и добровольному исполнению медиативного соглашения. Большое значение в медиации имеет высокая исполняемость достигнутых договоренностей, особенно на фоне того, что реальное исполнение судебных решений, выносимых арбитражными судами в России, к примеру, колеблется в пределах 10—15%. Немалую роль в институте медиации играет и конфиденциальность как хода переговоров, так и их итогов — мало кто рад публичным разбирательствам с полосканием «грязного белья» на глазах у любопытствующей публики. Но эта же конфиденциальность препятствует широкому распространению информации об успешных примирительных процедурах. И иной раз создается впечатление, что медиация находится где-то в стороне от правоотношений, что далеко не так. Попытку если не сорвать, то хотя бы приподнять «медиативную вуаль» предприняли участники круглого стола «Альтернативные способы разрешения споров и цифровое правосудие».

Практика США: юристы против медиаторов

Обсуждение перспектив развития медиации открыла Лила Лав, профессор Школы права Кардозо (США), кстати, опытный и успешный медиатор. Вольно или невольно, но она, процитировав известное высказывание Альберта Эйнштейна, сформулировала главный принцип, которому нужно следовать в ходе примирительных процедур: «Невозможно решить проблему на том же уровне, на котором она возникла. Нужно стать выше этой проблемы, поднявшись на следующий уровень».

В США, привела пример Л. Лав, институт медиации достаточно развит: например, в Нью-Йорке они рассматривают 80—90% «споров между хозяйствующими субъектами». Но там же, в Соединенных Штатах в последнее время наблюдается и достаточно негативная тенденция — юристы зачастую противодействуют привлечению медиаторов, пытаясь представить процедуру как некую разновидность традиционного арбитража или судебного разбирательства.

В России же, в отличие от США, большему распространению медиации мешают совсем другие обстоятельства. Не последнее из них, по мнению заместителя министра юстиции Дениса Новака, — низкая стоимость судебной тяжбы для спорящих сторон. Из-за относительно невысоких затрат на судебное разбирательство у сторон нет стимула обращаться к медиатору. «Наше законодательство и практика его применения не нашли оптимальную модель, при которой работала бы медиация», — подчеркнул замминистра.

Приоритетная задача — не судиться, а мириться

Говоря о проблемах института медиации в нашей стране, Д. Новак не без горечи заметил: «В России при слове медиатор большинство граждан подумает о приспособлении для игры на гитаре». Только в последние годы у граждан, да и у юристов, начало постепенно возникать понимание того, что медиация — мощный сегмент альтернативного разрешения споров, который к тому же позволяет разрешить спор с меньшими издержками даже в российских условиях. Задача медиатора — не разрешить по закону возникший спор, а дать сторонам возможность поговорить друг с другом и выработать решение неожиданным образом. Они могут пойти на уступки даже не в рамках спора, а в других своих отношениях. Задача медиатора заключается отнюдь не в том, чтобы быть судьей, а в том, чтобы помочь сторонам говорить друг с другом.

Развитие института медиации становится приоритетной в свете задачи снижения загруженности «традиционной» судебной системы. Д. Новак напомнил, что совсем недавно даже Верховный суд РФ озаботился проблемой чрезмерной нагрузки на российские суды. Напомним, что в январе текущего года Пленум ВС РФ представил на суд общественности законопроект, который призван помочь гражданам и предпринимателям урегулировать споры без участия суда. Изменения, затрагивающие сразу три процессуальных кодекса — Гражданский процессуальный, Арбитражный процессуальный и Кодекс административного судопроизводства, — заставят суды активнее содействовать сторонам в использовании примирительных процедур на любой стадии процесса по ходатайству стороны или по предложению суда (подробнее см. «Верховный суд взялся за примирительные процедуры: появятся судебные примирители и медиация по административным делам», «ЭЖ-Юрист» № 5, 2019).

Д. Новак пошел еще дальше, предложив рассмотреть возможность прямо предусмотреть в законе обязательность медиативной оговорки, которую стороны должны включать в договор. Впрочем, пока это только предложение «поразмышлять на тему». При внесении таких изменений важно не перегнуть палку и не сделать из медиативной оговорки подобие досудебного претензионного порядка. Д. Новак предлагает такую процедуру: суды не будут автоматически возвращать исковое заявление, если была пропущена процедура медиации. Вместо этого судья, который взялся за дело, должен будет узнать, есть ли возражение другой стороны против рассмотрения спора в судебном порядке. Если такие возражения будут, судья оставит иск без рассмотрения, а если нет — разрешит спор по существу, не обращая внимания на оговорку.

Замминистра также в ходе круглого стола рассказал, что недавно в Минюсте был образован целый отдел, рабочая группа по вопросам альтернативного урегулирования споров. «Наша задача в ближайшее время — проработать совершенствование законодательства в области применения процедур медиации», — заявил он.

В каком направлении это совершенствование будет развиваться, стало ясно из второй части выступления Д. Новака.

Примирение с помощью цифровых технологий

Д. Новак напомнил, что в декабре 2017 г. Правительственной комиссией под председательством Д.А. Медведева был утвержден План мероприятий по нормативному регулированию программы «Цифровая экономика».

Данным планом предусмотрено, в частности, создание электронной системы альтернативных механизмов разрешения споров — электронного арбитража и онлайн-разрешения споров. В связи с этим предусматривалось внесение изменений в Закон о защите прав потребителей, Закон о медиации, Закон об арбитраже (третейском разбирательстве). Поскольку действующее законодательство о третейском разбирательстве содержит все необходимые возможности для развития электронного арбитража, в этой части нормативное совершенствование не требуется, так что основных изменений следует ожидать в двух других законах. Сегодня подавляющая часть споров, которые планируется разрешать с помощью этих инструментов, возникает в процессе покупок в интернет-магазинах. Поэтому к основному исполнителю создания электронной системы альтернативных механизмов разрешения споров (Минюсту) добавлен соисполнитель — Роспотребнадзор.

Денис Новак отметил, что спор, возникший в виртуальном пространстве, логично и разрешать в онлайн-режиме. «Когда мы стали обсуждать эту тему, выкристаллизовались два направления, — рассказал чиновник. — Первое — создание таких специализированных технологических платформ, которые бы содержали определенные алгоритмы выдачи рекомендуемых решений при поступлении той или иной жалобы в электронном виде (причем это происходило бы без участия третьего лица). И второе – создание платформ, которые все-таки позволяли бы привлечь в качестве медиатора третье лицо».

Безусловно, уже сейчас можно спрогнозировать возникновение вопроса о нейтральности таких платформ. «Если мы даем возможность с помощью технологических алгоритмов разрешать споры, то очевидно, что такой алгоритм должен соответствовать принципу нейтральности, чтобы не предлагать решения, выгодные одной из сторон», — пояснил замминистра юстиции. Нужен ли контроль таких платформ со стороны государства? Пока правительство склоняется к положительному ответу. По мнению Д. Новака, есть два возможных пути: допуск таких платформ или их разработчиков через лицензирование либо «не регулировать допуск на входе, а реагировать на поступающие жалобы», отстраняя платформы, принципы действия которых не будут соответствовать определенным стандартам.

Замминистра юстиции сообщил, что на данный момент подготовлено техническое задание на исследование, в рамках которого этот и другие вопросы, касающиеся регулирования разрешения споров в режиме онлайн, необходимо будет решить. «Это права и обязанности сторон спора, а также тех самых нейтральных лиц, которые будут привлекаться к участию в споре; это общие требования к функционалу технологических платформ; это вопросы о том, в каких спорах будут применяться системы онлайн-разрешения споров», — пояснил он, отметив, что начать нужно со споров с участием потребителей, а в будущем, возможно, применять эти системы в отношении предпринимательских споров.

Электронные технологии — в реальную жизнь

Из того, что рассказывал на круглом столе заместитель министра юстиции до сего момента, неизбежно вытекает следующий вопрос. Раз уж цифровые технологии достигли такого уровня развития, что способны подменить собой человека в самых разных сегментах, не логично было бы онлайн-медиацию применить не только к интернет-торговле и к правоотношениям, возникающим в цифровой парадигме, но и к обычным, так сказать, традиционным сферам? В конце концов, на том же ПМЮФ’2019 мы стали свидетелями исторического баттла между роботом и высококвалифицированным юристом, и не сказать, что машина, в итоге проигравшая, в профессиональном плане уступила человеку с разгромным счетом. Так можно ли распространить онлайн-примирение на споры в реале?

Можно, считает Д. Новак, именно поэтому, внося изменения в законодательство, следует учитывать возможность использования цифровых «примирителей» в традиционной практике. Такой инструмент обладает высоким потенциалом, уверен замминистра, и если будет создан удобный правовой и технологический механизм, предприниматели будут заинтересованы в применении подобных платформ. В особенности, если компьютерный алгоритм сможет заслужить доверие и предоставить решения, близкие к тем, которые выносят традиционные суды.

Зарубежные эксперты высказываются за онлайн

Современная цивилизация стоит на том рубеже, когда применение «цифрового правосудия» является насущной необходимостью. В этом убежден Итан Катч, основатель и директор Национального центра технологии и разрешения споров (США). «Сейчас возникают миллионы онлайн-конфликтов — не только в связи с мошенничеством, но и в ходе заключения сделок, транзакций», — рассказал И. Катч. Одни только разбирательства, связанные с мелкими покупками, которые совершают в интернет-магазинах миллионы человек, могут парализовать судебную систему любой страны, — такие споры являются достаточно мелкими для того, чтобы их рассматривали суды, но общее их количество не позволяет игнорировать их в принципе. Кстати говоря, разработанная И. Катчем для компании eBay система позволяет разрешать более шестидесяти миллионов споров каждый год.

Смотрите еще:  Железнодорожный районный суд г. Ленинский мировой суд участок 6 воронеж

Для рассмотрения конфликтов между потребителями и интернет-магазинами у современных традиционных судов попросту нет соответствующих условий. Если не внедрить системы разрешения таких споров онлайн, уверен И. Катч, то невозможно будет получить экономику роста. Как же перейти к системе разрешения нового вида споров? Прежде всего, необходимо совершить этот переход в умах. Решения, уверен спикер, находятся не в книгах и не в судах. В строительство зданий судов по всему миру вложены миллиарды долларов, а что нужно для онлайн-разрешения споров? Задачи в основном носят технологический характер. Как смартфон может заменить суды? Компьютеры в значительной мере выполняют работу медиаторов и других участников процесса разрешения споров. Посудите сами. Медиаторы работают над разрешением дел путем контроля, взаимодействия и связи. Им необходимо и обрабатывать, и передавать информацию. Но ведь те же самые действия производят и компьютеры, только гораздо быстрее, точнее, чем люди, и в больших объемах. Обработка и передача информации — самый распространенный процесс для вычислительных машин. Дело остается за малым — поставить эти компетенции машин на службу человеку, разработать соответствующее программное обеспечение. Подобные системы онлайн-медиации могут разрешить миллионы дел в год. Они обрабатывают информацию, выстраивают доверие, структурируют информацию, упрощают ее, делают ее более удобной для удаленного разрешения споров. Ведь большинство разбирательств, в которых уже сегодня применяются системы онлайн-примирения, являются денежными спорами. Денежные споры вообще легче решаются, нежели те, которые связаны с разрывом отношений, нарушением обязательств.

Да, говорит И. Катч, мы пока находимся на начальном этапе, но необходимо наращивать практику разработки онлайн-систем для альтернативного разрешения споров, увеличивать свою пользовательскую базу. Иначе цифровой мир задохнется в потоке разбирательств, недопонимания и обманутых ожиданий.

В подтверждение своей позиции И. Катч привел слова Ричарда Сасскинда, президента общества Society for Computers and Law, профессора Оксфордского университета, Университетского колледжа Лондона, Стратклайдского университета и Грэшем-колледжа, автора книги «Есть ли у юристов будущее?», человека, который создал онлайновый суд в Великобритании. Он пишет о том, что онлайн-разрешение споров станет прорывной технологией, которая коренным образом бросит вызов работе современных литигаторов и судей. И в долгосрочном плане она станет основным способом разрешения споров. Но не самых сложных и не на самые крупные суммы.

С важностью онлайн-урегулирования споров согласился и американский профессор Дэниэль Рейни, который не смог присутствовать на Форуме лично и обратился к участникам онлайн, записав видеообращение. «С электронной коммерцией количество споров возрастает, и людей нельзя привлечь к разрешению всех таких споров», — заявил Д. Рейни. По его словам, к внесудебному разрешению споров в области электронной торговли можно привлечь искуственный интеллект. А в будущем, пророчит профессор, эти технологии смогут занять свое место и в судебной системе — это позволит значительно улучшить ситуацию с доступностью правосудия.

Движение медиаторов началось в США в 1976 году как поиск альтернатив для судебных тяжб и еще тогда получило название «Альтернативные способы разрешения споров» (Alternative dispute resolution), или ADR. Но сегодня эту аббревиатуру все чаще расшифровывают как Аppropriate dispute resolution, то есть — надлежащее разрешение споров. Иными словами, все чаще в понятие медиации закладывается более широкий смысл, чем альтернатива судебному заседанию. Возможно, онлайн-медиация — именно тот инструмент, который кардинально изменит всю систему судопроизводства. И кто знает, не случится ли это уже завтра.

?Почему спорить совершенно бесполезно?

Спорить — пожалуй, самое приятное человеческое времяпрепровождение после еды, питья и процесса размножения. Никакая человеческая деятельность, физическая или умственная, дома или на работе, с друзьями или недругами, у нас или в Древней Греции, никогда не обходилась без споров и конфликтов. Умение договариваться и искать компромисс — только посредством неимоверного усилия воли и разума над вечно бунтующим духом раздора, насилием над своим «я».

«В споре рождается истина» — латинская поговорка.
«Споры погубили мир» — другая латинская поговорка.
«Спорить — в самой природе человека. А природа человека есть самообман и заблуждение». И. Ткачев.

Включите телевизор, откройте газету, зайдите в Интернет. Политические ток-шоу, научные диспуты, семейные разборки, журналистская полемика… И как венец всему — Великий Скандал в ореоле спора и несогласия. Отовсюду вы услышите и узрите столкновение мнений и опытов, позиций и принципов, характеров и темпераментов самых разных людей. Сдержанное интеллигентское и необузданное хамское, выверенное логическое и бушующее эмоциональное, красноречивое молчаливое и с мордобоем без границ. Кажется, что насколько человеку свойственно ошибаться, настолько и свойственно спорить.

Для упрощенного сравнения спорящих можно было бы разделить на три категории.

  1. Начинающие, уверенные в своей исключительной правоте, когда есть мое мнение и мнения неправильные — все остальные.
  2. Опытные — когда есть понимание, что «я чего-то не знаю», у каждого своя правда, но отступать я не привык.
  3. И многоопытные — когда есть понимание, что есть истина, а есть спор, который в стороне от истины.
  4. Однако есть и мнение над всеми тремя категориями, что спорить — хоть логично и аналитически, хоть с приведением множества аргументов в свою пользу, хоть еще как — совершенно бесполезно, и можно только разве из спортивного интереса и упражнения полемического мускула и тренировки мозга, но никак не на полном серьезе. И вот почему. К. Шиптя, «Дебаты»
    Фото: Источник

    Причина 1: даже когда обе стороны спорят об одном, каждая из сторон спорит о чем-то своем.

    Какой-то философ сказал, что если бы люди умели вначале договариваться о значении слов, то в мире не было бы войн. Иными словами, каждый имеет в виду что-то свое, даже если оба спорят об одном и том же, на одном и том же языке.

    На самом деле люди плохо понимают друг друга, если вообще стремятся к этому. Как правило, они стремятся к тому, чтобы поняли их — это еще одна из императивных характеристик человека, и редко стремятся к тому, чтобы понять кого-то, кроме себя. Даже когда две женщины из одной страны и схожего социального статуса спорят о таком общем, как воспитание детей, каждая подразумевает что-то свое, исходя из своих предпосылок, воспитания, комплексов, опыта, своего бессознательного.

    И даже если они после долгого спора сойдутся на чем-то одном, договорятся, то их договоренность продлится не дольше пяти минут, так как у каждой из сторон всплывут свои, индивидуальные взгляды на такой общий предмет, как воспитание. Или, наоборот, они могут делать вид, что, в общем, они полностью разделяют методы воспитания своей соседки, но в глубине души все же не могут согласиться с тем, что дочке надо учиться играть на фортепиано и ходить на танцы, а не в модельное агентство, например, или заплетать волосы в косу, а не покороче подстричь, потому что так модно. А. Кулле, «Возвращение блудного сына», 1882 г.
    Фото: Источник

    Причина 2: проблема отцов и детей, или разница в возрасте.

    Разница в возрасте — уже достаточно веская причина отсутствия взаимопонимания сторон. Трудно искренне договориться и истинно согласиться друг с другом, когда между вами 10?20?30 лет разницы и вы принадлежите к разным поколениям с разными установками, целями и идеалами.

    У того, кто помоложе — недостаток житейского опыта, и в голове и на языке сырая, неопробованная теория с множеством еще несовершенных собственных ошибок, категоричность и бескомпромиссная правдивость.

    У того, кто постарше — осторожный практический опыт, закостенелость и ограниченность собственных частных конклюзий в парадигме своей уходящей эпохи. Некая коллизия широкой, но маложизнеспособной теории и узкой практики в духе отдельного отрезка времени, еще неразбитых иллюзий и горьких разочарований.

    И отсюда молодые могут из уважения соглашаться с теми, кто постарше, или, напротив, именно по той же причине не соглашаться. А те, кто старше, могут искренне не понимать молодых, их проблемы и цели, или делать вид, что понимают, но разница в возрасте и времени жизни будет накладывать свой отпечаток непонимания и подкидывать поводы для спора.

    Здесь может помочь разве что действительно выше среднестатистического интеллект с обеих сторон по-над временем, допускающий ту самую разницу в возрасте и поколениях, но и общность в желаниях и целях, общих интересах и общей природе человека, невзирая на времена и возраст. В. Яковлев, «Спор об искусстве», 1946 г.
    Фото: art-catalog.ru

    Причина 3: разница полов.

    Извечный спор между мужчинами и женщинами. Мужчины знают все про женщин, женщины — все про мужчин. Тот факт, что мужчины с Марса, женщины с Венеры — мы изначально разные, по рождению, физиологии, психологии и воспитанию, и что у нас изначально разные представления, в силу половой принадлежности, в споре не очень помогает. Мы с остервенелым упорством доказываем раз за разом, кто из нас не прав.

    И здесь споры — скорее как неосознанная сексуальная игра между полами «кто кого»: она ищет укрощающего самца, он — подчиняющуюся самку; она испытывает, провоцирует его, проверяя на выдержку и терпение, а он дразнит, распаляет ее, тем самым распаляясь сам. И т. д.

    Интеллектуального, с приближением к истине, искусства спора между мужчинами и женщинами, кажется, быть не может, так как оба говорят совершено на разных языках, подразумевают разные вещи и стремятся к разным целям. Если, конечно, не объединяются общей целью, которая объединяет всех мужчин и женщин, или оба уже давно не постклимактерического возраста, когда разум свободен от бушующих гормонов и ищет именно ее, истину. Д. Хейтер, «Споры по цвету кожи»
    Фото: Источник

    Причина 4: стереотипность, или неспособность выйти за рамки мышления своего социума, времени и опыта своих поколений.

    Пожалуй, не возраст и не пол, а именно неумение мыслить за рамками своих устоявшихся перцепций и заблуждений — самое большое препятствие для поиска истины в споре.

    Спор коммунистов и капиталистов, представителей западной цивилизации и цивилизации восточной, материалистов и романтиков, милитаристов и пацифистов, верующих и атеистов, владельцев собак и тех, кого собаки покусали, и т. д… Все эти люди — изначально отчего-то убежденные в правильности именно своей позиции и не стремящиеся понять своих оппонентов, а заинтересованные скорее в том, чтобы еще больше укрепить и продвинуть свои позиции.

    Спор может быть хорош как защита своих бастионов и продвижение своих идей, как поиск сексуального партнера или спорт. Но часто он совершенно бесполезен как средство рождения какой-либо истины.

    Спор рождает не истину, а ссоры. Почему и как этого избежать?

    Мы не умеем спорить, не обижая друг друга. А уж если есть серьезное расхождение во взглядах – то просто клочья летят. Как научиться спорить правильно?

    Епископ Пантелеимон. Фото: Павел Смертин

    Нужно напоминать себе, что оппонент тоже стремится к доброй цели

    — Владыка, я не раз видела, как вы модерируете дискуссии на острые социальные темы, и на удивление все шло «без кровопролития». Поделитесь секретом: как сделать так, чтобы споры проходили мирно?

    — Когда люди, с которыми ты ведешь дискуссию, тебе дороги, когда ты понимаешь, что с человеком тебя объединяет гораздо больше, чем разъединяет, что в нем есть не только обеспокоенность проблемой, но и такое же стремление к доброй цели, как и в тебе, ты будешь стараться найти компромиссное решение, чтобы любая дискуссия, проясняя ваши расхождения, помогала лучше понять друг друга, обогащала вас, а не приводила к распаду ваших отношений.

    А самое главное — отстаивать свои взгляды, сохраняя мир внутри себя, в своей душе. Это второе важнее первого. В житии преподобного Максима Исповедника рассказывается о том, как он отстаивал истину перед тремя патриархами, перед людьми, которые потом – это историческая наука иногда отрицает, но в «Житии» об этом написано – отрубили ему кисть правой руки, вырезали ему язык. И он при этом говорит с ними смиренно, мирно, спокойно, с любовью. Это удивительный пример.

    Третье: очень важно разобраться, что на самом деле хотят сказать оппоненты. Нужно учитывать, что человек, который имеет противоположную точку зрения, видит то, о чем идет спор, совсем иначе. Он не враг, просто он видит предмет спора с другой стороны. Очень часто люди, употребляя одни и те же слова, имеют в виду совершенно разные вещи. Надо выяснить, в каком значении они употребляют эти слова, что они хотят сказать .

    Поэтому спорить с ними о Ленине бессмысленно. Это значит плевать им в душу, оскорблять самое святое, что у них есть. Какой в этом смысл? Можно построить с ними разговор по-другому, если они доверяют свидетельствам, документам. Можно рассказать о фактах, спросить, что они об этом думают ?

    Выпустить пар, но не реагировать на него

    Изображение с сайта saatchiart.com

    Если хочешь, чтобы из спора что-то вышло, то полезно всех выслушать, сбить пену или, как это называется, выпустить пар. А уже потом спокойно поговорить. Не реагировать на этот пар.

    Как в споре действует дьявол

    Адриан ван Остаде, «Ссора» (1653). Изображение с сайта christies.com

    Конечно, в этой ситуации действует дьявол. В наше время люди не чувствуют присутствие дьявола в себе и в мире. Но в таких спорах его присутствие совершенно очевидно.

    Какой-то святой, когда ему говорили, что России нужны умные люди, говорил: «Умных людей у нас хватает. Каждый умный и каждый знает, как и что делать. Не хватает дураков, которые бы понимали свою ограниченность и советовались бы с другими».

    Есть такое понятие как «смиренномудрие». Это мудрость без гордости; мудрость, которая осознает свою недостаточность перед Богом; мудрость, соединенная с любовью к ближнему; мудрость, которая преклоняется перед опытом и знанием святых. Настоящая мудрость – смиренна.

    Наше время – это время, когда каждый человек считает, что правильно только его мнение. Мало людей, которые относятся к себе критически. Много людей, у которых, как у пациентов психбольницы, нет критики по отношению к самим себе, к своим мыслям и идеям.

    Спорить ли о вере?

    М.В.Нестеров, «Соловки» (1917). Изображение с сайта wikipedia.org

    — Иногда не хочется спорить, потому что думаешь: сейчас опять все перессорятся. И уходишь от этих споров, в том числе по вопросам веры. Получается, что просто ради того, чтобы не напрягать свои нервы, избегаешь высказываться. Разве это правильно?

    — В соцсетях много дискутируют сейчас по вопросам веры. Обсуждают, нужны ли духовники, нужен ли пост, нужно ли послушание. А священников в этих спорах участвует мало. Как будто не слышно их голоса.

    Если у человека есть какие-то сомнения, вопросы, если он хочет узнать твою точку зрения, это одно. А если он хочет утвердиться в своем мнении, конечно, не стоит с ним спорить.

    Я отказался от задачи кого-то в чем-то переубедить. Я плохой спорщик. Придумывать аргументы, отвечать на выпады, выдвигать новые подтверждения своей точки зрения – это надо уметь, как уметь фехтовать. Я могу что-то рассказать из своего опыта, но спорить мне сложно.

    Но с другой стороны, говорить с людьми неверующими я очень люблю. Мне это бывает очень интересно. Почему так? Потому что человек очень часто верит в Бога, но сам этого не понимает. Например, агностики. Они в чем-то правы. Я агностикам всегда говорю: «Бог непознаваем в своем существе. Вы абсолютно правы в главном, что это до конца непознаваемо». Или, когда человек утверждает, что Бога нет, я ему говорю: «Я тоже не верю в того «бога», в которого не верите вы». Потому что он отрицает не того Бога, который есть, а ложное понятие о Боге, по тем или иным причинам сложившееся в его голове. Пройдя путь от неверия к вере, я очень сочувствую таким людям.

    — В Евангелии говорится: блаженны миротворцы. Что такое – быть миротворцем в обычной жизни?

    — Миротворцы бывают разные. Бывает начальник, которому надо объединить свою команду. Чем он более широких взглядов, тем он может привлечь больше людей с разными взглядами и объединить их. Это такой талант, конечно. Бывают семьи, где братья дерутся чуть ли не до крови, но мать их примиряет, учит уступать друг другу.

    Настоящие миротворцы – это люди смиренные. Преподобный Дорофей говорит, что смиренные ни на кого не раздражаются и сами никого не раздражают. То есть там, где есть подлинное смирение, там нет не только раздражения на другого, но само поведение смиренного человека никого не раздражает.

    Миротворец — это человек, который умеет молчать, которому не важны те мелкие расхождения, о которых спорят. Не зря говорят, что слово – серебро, а молчание – золото. Важнее что-то более высокое, более существенное. Такой человек объединяет людей на другом, высоком уровне, а мелкие спорные вопросы он может свести на нет, призвав потерпеть, понять другого.

    Спор рождает не истину, а ссоры

    Почему и как этого избежать?

    Дискуссии на социальные темы не исключение — взять хоть споры о бэби-боксах или приемном родительстве. Иногда кажется, что цель спорящих – морально уничтожить противника или хотя бы заставить замолчать. Ведь нужно, чтобы истина восторжествовала, а она у каждой стороны своя! Возможно ли вести принципиальные споры мирно, и как это делать, обсуждаем с епископом Орехово-Зуевским Пантелеимоном, руководителем Отдела по благотворительности Русской Православной Церкви.

    Нужно напоминать себе, что оппонент тоже стремится к доброй цели

    — Владыка, я не раз видела, как вы модерируете дискуссии на острые социальные темы, и на удивление все шло «без кровопролития». Поделитесь секретом: как сделать так, чтобы споры проходили мирно?

    Каждый из нас сегодня не такой, каким был вчера и каким будет завтра. Столкнувшись по какой-то проблеме сегодня, мы завтра можем увидеть, что эта проблема совершенно не важна или решается каким-то другим образом. Поэтому так важен мир.

    Обязательно в споре надо самому себе напоминать, что оппонент тоже стремится к доброй цели. Это первое.

    Третье: очень важно разобраться, что на самом деле хотят сказать оппоненты. Нужно учитывать, что человек, который имеет противоположную точку зрения, видит то, о чем идет спор, совсем иначе. Он не враг, просто он видит предмет спора с другой стороны. Очень часто люди, употребляя одни и те же слова, имеют в виду совершенно разные вещи. Надо выяснить, в каком значении они употребляют эти слова, что они хотят сказать.

    У меня был такой случай. Я шел по улице, а рядом шла демонстрация коммунистов, которые пели песни про Ленина. И я вдруг понял, что для них Ленин — какой-то совершенно другой человек. Этот не тот человек, которого я знаю из книг Солженицына, из документов, которые у нас есть, из его выступлений против Церкви. У них совершенно другой Ленин. Он для них такой, про которого мы в детстве песню пели: «всем народам мира дорогой и близкий… великий человек». Они его как дети своим дедушкой считают.

    Поэтому спорить с ними о Ленине бессмысленно. Это значит плевать им в душу, оскорблять самое святое, что у них есть. Какой в этом смысл? Можно построить с ними разговор по-другому, если они доверяют свидетельствам, документам. Можно рассказать о фактах, спросить, что они об этом думают?

    Выпустить пар, но не реагировать на него

    — Нужно помнить, что спор не должен стать войной, потому что, когда люди вступают в войну, начинают действовать законы войны. В процессе спора появляется образ врага. А с врагом все позволено.

    Поэтому очень важно не видеть в спорящем врага и не подозревать другого человека в этих вражеских настроениях и чувствах.

    Я честно говоря, не понимаю изречения «в споре рождается истина». У греческих мудрецов, наверное, была какая-то договоренность друг с другом. Это было для них какое-то спортивное состязание, типа футбола. У них была технология, как вести спор. Они при ведении спора придерживались правил, которые все соблюдали.

    Я помню, в школе читал Платона, и мне очень понравилось, как он доказывал истину. Я решил попробовать на своем однокласснике. Но он стал подсмеиваться надо мной, вести себя совсем не так, как оппоненты Сократа. И я оказался в дураках.

    Необходимо учитывать, что сейчас у людей нет единой системы понятий. Мы все как будто живем на разных планетах. Один русский святой говорил, что будет такое время, когда будет столько вер, сколько голов. В наше время у каждого своя собственная идея, свое собственное представление обо всем. Нет общей концепции.

    Мир перенасыщен информацией, в большинстве своем ложной. Мы являемся ее потребителями и сознание каждого в разной степени заражено этой ложью, которая льется на нас со всех сторон. Эта ложь очень разнообразна. Часто противоборствующие стороны стараются получше и поискуснее обмануть друг друга, а не доказать истину.

    Как в споре действует дьявол

    Очень часто сейчас и нет цели друг друга услышать. Есть желание утвердиться в своем мнении, люди ведут спор с этой целью. Они уже знают истину. Их цель – высказаться и еще больше себя в своей истине убедить.

    Причем иногда спорящие даже понимают, что другого человека не убедят. У них даже не стоит такой задачи – убедить другого человека в чем-то. Ведь если ты хочешь убедить, нужно действовать по-другому: поумнее, поспокойнее. Но часто задача – только выпустить на других этот пар страстной раздраженности, обиженности, гнева.

    Спорить ли о вере?

    — Иногда не хочется спорить, потому что думаешь: сейчас опять все перессорятся. И уходишь от этих споров, в том числе по вопросам веры. Получается, что просто ради того, чтобы не напрягать свои нервы, избегаешь высказываться. Разве это правильно?

    — Я думаю, что иногда нельзя молчать. Надо отстаивать истину и свидетельствовать о ней. Иногда то, что мы говорим, не воспринимается другими людьми сразу, но может быть воспринято потом. Иногда такие споры заставляют человека подумать, изменить свое мировоззрение.

    В течение жизни мое мировоззрение поменялось с крайне атеистического на религиозное. Эта перемена произошла во мне не сразу. Я сначала спорил, не соглашался, слышать не мог слово «Бог». Оно у меня ассоциировалось с антирелигиозным образом, который мне был внушен в детстве. Потом я стал употреблять слово «Божество», оно не вызывало плохих ассоциаций. Теперь для меня слово, звучание которого я не переносил, стало близким, родным и любимым. Не зря, наверное, спорили со мной мои друзья, заставляя меня снова и снова задумываться о его смысле.

    Я помню, как в бытность мою студентом семинарии, меня смутила чрезмерная строгость описаний подвигов покаяния у одного святого отца. Когда я поделился этими мыслями с очень известным священником, он меня поддержал и сказал, что подобный аскетизм противоречит Евангелию. Я исповедовался в Лавре у одного иеромонаха и стал доказывать ему этот тезис. Он не согласился, но говорил со мной спокойно, мирно, с любовью и был очень терпелив, выслушивая мои замечания. Далеко не сразу я понял свою неправоту. Теперь, встречаясь с этим известным духовником, я всегда благодарю его и за его любовь, и за его строгость и верность святоотеческому преданию.

    — Я тоже не люблю высказываться, когда вижу, что человек, который сидит передо мной или с которым я переписываюсь, имеет свое устоявшееся мнение и менять его не собирается. Такого человека не переубедишь словами. В таких случаях лучше, конечно, помолчать.

    Но с другой стороны, говорить с людьми неверующими я очень люблю. Мне это бывает очень интересно. Почему так? Потому что человек очень часто верит в Бога, но сам этого не понимает. Например, агностики. Они в чем-то правы. Я агностикам всегда говорю: «Бог непознаваем в своем существе. Вы абсолютно правы в главном, что это до конца непознаваемо». Или, когда человек утверждает, что Бога нет, я ему говорю: «Я тоже не верю в того «бога», в которого не верите вы». Потому что он отрицает не того Бога, который есть, а ложное понятие о Боге, по тем или иным причинам сложившееся в его голове. Пройдя путь он неверия к вере, я очень сочувствую таким людям.

    — В Евангелии говорится: блаженны миротворцы. Что такое – быть миротворцем в обычной жизни?

    С людьми, которые понимают других, легче жить. Они не требуют того, чего требует человек, не понимающий другого человека. Очень важно уметь понимать других людей. Не столько разбираться в, может быть, мелком предмете спора, сколько просто чувствовать и понимать других людей.

    Полемика — это словесная война

    Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Нередко в философской литературе, в научных переписках учёных или в прессе некоторые глубокие или содержательные мысли (тезисы) обсуждаются и подкрепляются аргументами в форме словесного поединка.

    Например, диалоги Платона и Сократа, Демосфена и Цицерона, Эйнштейна и Бора. Это и есть не что иное, как полемика – одна из разновидностей спора.

    По значению слово близко и к дискуссии, и к диспуту, но имеет свои определённые черты. Попробуем глубже разобраться, что такое полемика, какой она бывает и в чём её основные отличия от других видов спора.

    Полемика — что это (значение слова)

    В русский язык слово «полемика» пришло из греческого: «polemikos», означающее «военный, враждебный».

    Т.е. полемика – это агрессивное столкновение спорящих сторон (словесное или в письменном виде), имеющее цель доказать любыми способами свою позицию («На войне все средства хороши»).

    В толковом словаре Ушакова приводится следующее значение слова полемика – это спор, в основном при обсуждении каких-нибудь важных вопросов в философской, литературной, художественной или политической сферах. Например, «Среди критиков Европы разгорелась жаркая полемика о том, как правильно писать поэмы».

    Каждый из участников полемики обосновывает и аргументирует собственные положения, критикуя и опровергая утверждения соперника.

    Отличия и сходства полемики с другими видами спора

    Полемика, наряду с диспутом и дискуссией, является одной из форм спора, поэтому имеет с ними общие черты:

  5. наличие спорного вопроса, определенного тезиса, по которому возникает разногласие между сторонами;
  6. содержательная (смысловая) связность переговоров, живой интерес к аргументам противника;
  7. поочерёдное выступление участников;
  8. методы, применяемые для обоснования собственной точки зрения и опровержения доводов оппонента, ограничены и не выходят за рамки разумного.
  9. Полемика кардинально отличается от дискуссии тем, что в ней всегда присутствует борьба, определенная степень состязательности и враждебности.

    Если задача дискуссии – это поиски истины, достижение общего компромисса по спорному вопросу, то основная цель полемики — утверждение одной из противоборствующих позиций. В этом она схожа с диспутом.

    Но диспут – это публичный спор, а полемика может происходить без свидетелей или даже в письменном виде (журнальная, газетная, литературная).

    Примерами полемики в современном мире служат:

  10. споры на форумах в интернете;
  11. обсуждения в комментариях к видео либо статьям;
  12. ток-шоу на телевидении;
  13. статьи в сетевых СМИ;
  14. агитация на митингах.
  15. В полемике, как и в любом виде спора, недопустимо применять ложные, абсурдные аргументы или подменять тезисы, но разрешается:

    1. навязывать свой сценарий обсуждения темы;
    2. проявлять внезапность в использовании аргументов;
    3. захватывать инициативу;
    4. выбирать подходящее время для изложения решающих доводов.

    В полемическом споре всегда бывает победитель – тот, кто убедительнее говорит (или пишет), кто смелее и наглее, умеет расположить к себе слушателя (читателя).

    Особенности полемики

    Одной из особенностей полемики является то, что её участники, время и место проведения могут быть произвольными: любой желающий вступает в спор в удобный для него момент и в подходящем месте.

    Сегодня может высказаться один участник, через день – второй, через неделю – третий и т.д. Обсуждение проблемы может продолжаться в течение длительного времени, иногда длится веками! Могут спорить незнакомые друг с другом лица, которые не видят и не слышат друг друга. Участники даже могут быть совершенно некомпетентны в той области, в которой возник вопрос.

    Часто у полемизирующих соперников при выяснении спорного момента нет чётко определенной позиции, нет тезисов и аргументов, есть только разногласия, враждебность и агрессия по отношению друг к другу. Они вообще могут плохо понимать, что стараются доказать и ради чего бьются.

    Бывает, что оппоненты (кто это?) формулируют конечную цель спора в разных словах, не имея тезисов. Например, кто-то говорит, что новый нашумевший кинофильм не произвёл на него впечатления.

    Его оппонент, возражая ему, утверждает, что лента имеет миллионный бюджет, что режиссер-постановщик этой картины хороший человек, к тому же киностудия, на которой он был снят, имеет отличную репутацию. Один говорит «про Фому», а другой «про Ерёму» – мнения разделились, возникла спорная ситуация, но нет ни темы, ни тезиса.

    Победа в полемике приносит удовлетворение одной из противоборствующих сторон, доказывая интеллектуальное превосходство над соперником.

    Но победа неверной точки зрения, добытая вследствие слабости оппонента, может повлечь за собой непредсказуемые последствия и ответственность за них.

    Прежде чем принять выигравшую в полемическом споре позицию за верную, надо тщательно взвесить все аргументы и доводы, посоветоваться с компетентными по данному вопросу людьми.

    Смотрите еще:  Получение гражданства РФ по браку. Как получить гражданство россии после вступления в брак