КС проверит порядок взыскания судебных расходов с административного истца, проигравшего дело. Возмещение судебных расходов третьему лицу судебная практика

КС проверит порядок взыскания судебных расходов с административного истца, проигравшего дело

14 ноября КС РФ рассмотрел дело о проверке конституционности ст. 112 КАС РФ, которая, по мнению заявителей, не соответствует положениям Конституции РФ, поскольку допускает взыскание судебных расходов на оплату услуг представителя с истцов, проигравших дело о признании незаконным решения госоргана.

Заявители жалобы, граждане Наталья Баланюк, Николай Лаврентьев, Илья Попов и Владимир Чернышев являются участниками инициативной группы петербуржцев «Спасем Александрино», выступающей против уплотнительной застройки. Ранее они обратились в суд с административным иском к Комитету по градостроительству и архитектуре г. Санкт-Петербурга, оспаривая распоряжения об утверждении градостроительных планов земельных участков. К участию в деле в качестве заинтересованного лица на стороне административного ответчика был привлечен застройщик ООО «Воин-В».

Районный суд г. Санкт-Петербурга удовлетворил требования заявителей частично, однако впоследствии его решение было отменено апелляцией, которая отказала в удовлетворении административного иска.

Впоследствии ООО «Воин-В» обратилось в суд за возмещением судебных расходов на сумму свыше 90 тыс. руб. В обоснование своих требований застройщик ссылался на факт заключения им договоров об оказании юридических услуг в рамках административного судопроизводства. Городской суд Санкт-Петербурга взыскал с административных истцов 40 тыс. руб. (по 10 тыс. руб. с каждого из них).

По мнению заявителей, ст. 112 КАС РФ не соответствует положениям Конституции РФ, поскольку допускает взыскание судебных расходов на оплату услуг представителя с истцов, проигравших дело о признании незаконным решения госоргана.

В своем выступлении Владимир Чернышев пояснил, что петербургские застройщики всеми силами противятся деятельности их инициативной группы, в том числе путем завышения собственных судебных издержек за счет привлечения многочисленного штата высокооплачиваемых юристов и адвокатов. Все это делается, по словам гражданина, для предъявления проигравшей стороне по делу завышенной суммы судебных расходов в целях ее разорения. Кроме того, он указал, что крупные компании могут заявить убытки несоизмеримо большие в сравнении с теми, что понесла инициативная группа.

По мнению заявителя, неравные силы в борьбе между крупными хозяйственными организациями, обладающими огромными финансовыми возможностями, и небольшой группой лиц, защищающей неимущественные права и сохранение благоприятной окружающей среды и культурного наследия города, нарушают баланс правовых интересов. Владимир Чернышев считает, что оспариваемая статья КАС РФ не позволяет административным истцам обращаться в суд за защитой нарушенных прав, поскольку проигрыш дела чреват для них дополнительными серьезными финансовыми затратами, тем более что они и так участвуют в судебных процессах сугубо за свой счет.

В своей речи Николай Лаврентьев подверг сомнению необходимость привлечения госорганом-ответчиком общества «Воин-В» в качестве заинтересованной стороны и объем работы специалистов в области права, привлеченных застройщиком для участия в деле. Так, по его словам, представленный компанией отзыв на административный иск во многом повторяет отзыв, подготовленный Комитетом по градостроительству и архитектуре, а апелляционная жалоба застройщика идентична жалобе Комитета. Также Николай Лаврентьев отметил, что в рассматриваемом случае административные истцы выступали в защиту публичных интересов, а застройщик преследовал только частный интерес по постройке здания на конкретном участке. Помимо прочего, заявитель отметил особенности гражданского, арбитражного и административного судопроизводства, подчеркнув недопустимость их смешивания в части защиты объектов прав.

Илья Попов отметил, что заявители в судебных тяжбах преследовали охрану федеральных и региональных памятников культуры, а также объектов всемирного наследия в г. Санкт-Петербурге, эффективную деятельность по защите которых должны осуществлять госорганы. По его словам, инициативная группа граждан фактически выполняла такую работу, отстаивая публичные интересы неопределенного круга лиц, однако теперь вынуждена оплачивать судебные расходы привлеченного к делу заинтересованного лица.

В своем выступлении Наталья Баланюк пояснила, что апелляционная инстанция, в отличие от первой, не вызывала заявителей в суд и не выслушала их позицию. Она также отметила, что для одного из административных истцов сумма издержек в 10 тыс. руб. является существенной в силу его пенсионного статуса. Кроме того, заявительница, которая имеет высшее строительное образование и 20-летний стаж работы в указанной сфере, посетовала на уплотнительную застройку города, которая ведется в нарушение строительных, санитарных и иных норм. Также она указала на правовую беззащитность граждан-заявителей, выступающих в защиту общественных интересов и культурных объектов в силу наличия оспариваемой нормы.

Полномочный представитель Госдумы в Конституционном Суде Марина Беспалова отметила, что судебные расходы заинтересованных лиц, участвующих в деле на стороне выигравшего спор лица, могут быть возмещены, поскольку их фактическое процессуальное поведение способствовало принятию соответствующего судебного решения.

Правовой статус заинтересованного лица в рамках административного судопроизводства сопоставим со статусом третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования в гражданском и арбитражном процессах. Соответственно, однородные правоотношения должны регулироваться законодательством одинаковым образом. Указанный подход нашел свое отражение не только в практике Конституционного Суда РФ, но и в Постановлении Пленума ВС РФ № 1 от 21 января 2016 г.

По словам Марии Беспаловой, привлечение третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, к судебному процессу служит конституционной гарантией права на судебную защиту, что также подтверждалось правовой позицией КС РФ. Указанные лица несут судебные расходы и имеют право на их компенсацию за счет другой стороны. Поэтому оспариваемая норма соответствует Конституции РФ, в противном случае нарушался бы принцип юридического равенства сторон по делу.

Полпред Госдумы не согласилась с доводами заявителей о необоснованности взыскания с административных истцов судебных расходов заинтересованного лица на оплату юруслуг, отметив, что такие расходы взыскиваются судом в разумных пределах и только в той части, которая подтверждается материалами дела. По ее мнению, спорная норма не устанавливает какие-либо излишние обременения для граждан, а, наоборот, предотвращает подачу неосновательных судебных исков.

Кроме того, она сообщила о том, что Госдумой уже принят во втором чтении разработанный Верховным Судом РФ законопроект № 383208-7 о реформе процессуального законодательства. Согласно поправкам, при возмещении судебных издержек, понесенных заинтересованными лицами, участвующими в деле на стороне, в пользу которой принят судебный акт, суд будет учитывать их процессуальное поведение, способствующее принятию судебного акта.

Полномочный представитель Совета Федерации сенатор Андрей Клишас отметил полезный характер деятельности заявителей по осуществлению общественного контроля в градостроительной сфере. В то же время он пояснил, что административно-процессуальным законодательством иностранных государств нигде не предусмотрено полное освобождение частных лиц от возмещения судебных расходов. Кроме того, действующие нормы КАС РФ позволяют учесть все особенности участия гражданина в таком деле. При этом Андрей Клишас указал на нарушение прав заявителей в данном конкретном случае, так как они не могли предположить возникновение таких расходов при подаче административного иска. В то же время он отметил, что оспариваемая статья не противоречит Конституции РФ.

Полномочный представитель Президента РФ Михаил Кротов считает, что механизм реализации судебной защиты имеет универсальный характер и не предполагает каких-либо различий по типу судебного производства и характеристики рассматриваемого дела. По его словам, все участвующие в споре лица должны осознавать возможность несения существенных судебных издержек. Критерием же присуждения судебных расходов является именно вывод суда о правомерности или неправомерности заявленных истцом требований.

Михаил Кротов полагает, что все процессуальные ученые солидарны в том, что возмещение судебных расходов обусловлено не процессуальным статусом лица, в пользу которого принято судебное решение, а вынужденным характером понесенных имущественных затрат. Высшие судебные инстанции вынуждены были сформировать ряд правовых позиций о необходимости компенсации затрат, понесенных третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований, и заинтересованными лицами в терминологии административного процесса. В этой связи полпред Президента РФ отметил, что ст. 112 КАС РФ соответствует Конституции РФ, поскольку она позволяет отсекать необоснованные судебные споры.

Полномочный представитель Верховного Суда РФ Юрий Иваненко пояснил, что заинтересованные лица в рамках административного судопроизводства защищают свои права, которые также могут быть нарушены. Пленум ВС РФ подтвердил право таких лиц на судебную защиту и компенсацию судебных издержек в строго определенных законом случаях. Такой подход является универсальным для всех трех видов судопроизводства – гражданского, арбитражного и административного. Также он указал на возможность уменьшения судами судебных расходов с учетом всех обстоятельств конкретного дела.

Спорная статья, по мнению Юрия Иваненко, соответствует нормам Конституции РФ, а правоприменительная практика по оспариваемой норме основана на ее единообразном применении согласно смыслу, вложенному в нее федеральным законодателем.

Полномочный представитель Генерального прокурора РФ Татьяна Васильева пояснила, что ВС РФ предлагает использовать два различных критерия по определению судебных расходов: первый – для участвующих в деле сторон, второй – для заинтересованных и третьих лиц в зависимости от их процессуального поведения и его соотношения с принятым судебным решением. Она согласилась с предыдущими ораторами в части того, что ст. 112 КАС не противоречит конституционным положениям, сославшись на ряд судебных актов КС и ВС и однородность судебной практики по применению оспариваемой статьи.

В то же время полпред Генпрокурора отметила необходимость дальнейшего совершенствования законодательства с учетом рассматриваемого в Госдуме законопроекта. С ней согласилась полпред Минюста России Мария Мельникова, которая считает, что административный истец должен осознавать возможность участия в деле заинтересованных лиц и сознательно допускать возможность несения им дополнительных финансовых затрат. Она отметила, что оспариваемая норма права соответствует Конституции РФ.

Председатель КС РФ Валерий Зорькин сообщил, что решение будет принято позже в закрытом заседании.

ВС: Оплата юруслуг заемными средствами – не повод для отказа в возмещении судебных расходов

27 мая Верховный Суд РФ рассмотрел жалобу по делу № А40-56428/2012 о взыскании участником судебного процесса судебных расходов с госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» в рамках банкротства банка.

В июне 2012 г. ОАО «МИ-БАНК» был признан банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим должника была назначена госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов».

Впоследствии арбитражный суд взыскал убытки с экс-председателя правления банка-банкрота Михаила Кудрявцева в пользу должника на сумму 389 млн руб. Апелляция оставила в силе решение суда первой инстанции. Кассация отменила судебные акты нижестоящих инстанций и отправила обособленный спор на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суд отказал в удовлетворении заявления. Вторая инстанция взыскала с Михаила Кудрявцева и бывшего председателя совета директоров банка в лице Гитаса Анилиониса 60 млн руб. убытков. Кроме того, с Михаила Кудрявцева в пользу банка были взысканы убытки в размере 389 млн руб. В дальнейшем кассация отменила постановление апелляции и оставила в силе решение суда первой инстанции.

Далее Гитас Анилионис обратился в суд с заявлением о взыскании с конкурсного управляющего банка судебных расходов на сумму 1,4 млн руб. В обоснование своих требований гражданин сослался на заключение им соглашения об оказании квалифицированной юридической помощи с КА «Тарло и партнеры», которая оказала ему услуги на вышеуказанную сумму. Для оплаты оказанной юридической помощи гражданин занял деньги у двух частных лиц по соответствующим договорам займа, указанные лица перечислили адвокатской коллегии необходимые денежные средства.

Арбитражный суд удовлетворил заявленные требования частично, взыскав с банка в пользу Гитаса Анилиониса 500 тыс. руб. Апелляция поддержала решение суда первой инстанции. Суды сочли, что в материалах дела имеются доказательства оплаты юридических услуг лишь на сумму 831 тыс. руб., а оказание услуг на сумму 1,4 млн руб. не доказано. С учетом специфики дела, количества судебных заседаний и подготовленных процессуальных документов сумма 831 тыс. руб. была уменьшена до 500 тыс. руб.

Со ссылкой на ст. 807 ГК РФ суды отметили, что стороны вправе договориться о том, что заем предоставляется путем оплаты третьему лицу. С даты такой оплаты деньги переходят в собственность заемщика, который распоряжается ими и исполняет свое обязательство перед третьим лицом. Действующее законодательство не запрещает производить оплату услуг денежными средствами, полученными в качестве займа.

Окружной суд отменил судебные акты нижестоящих судов и отказал в удовлетворении требования. Кассационная инстанция исходила из того, что право на возмещение судебных расходов возникает при условии фактического несения стороной затрат. Со ссылкой на п. 5 Обзора Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121 кассация отметила, что факт оплаты услуг представителя третьим лицом в счет исполнения денежного обязательства не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании судебных расходов. Однако для признания таких расходов понесенными именно заявителем требуется, чтобы лицо, оплатившее расходы, являлось должником заявителя по каким-либо обязательствам. В силу отсутствия таких отношений между заимодавцами и заемщиком кассация вынесла решение не в пользу заявителя.

В поданной в Верховный Суд кассационной жалобе Гитас Анилионис просил отменить постановление суда округа, ссылаясь на существенное нарушение норм материального и процессуального права. По мнению заявителя, суд округа неправильно применил положения ГК РФ, регулирующие отношения займа, а также ст. 421 («свобода договора») Кодекса. Исходя из принципа свободы договора, в спорных договорах займа оговорено, что заем предоставляется путем оплаты третьему лицу. Сумма займа, переданная заимодавцем указанному заемщиком третьему лицу, считается переданной заемщику, который таким образом исполняет свое обязательство перед третьим лицом.

При таких обстоятельствах оплата, перечисленная в пользу КА «Тарло и партнеры» заимодавцами за оказанные заявителю услуги, является расходами, понесенными непосредственно Гитасом Анилионисом, и, соответственно, он вправе требовать их возмещения. Заявитель необоснованно лишился возможности компенсации значительных судебных расходов, при этом его обязательство по возврату суммы займа заимодавцам сохранилось.

В ходе судебного заседания в Верховном Суде 27 мая представители сторон поддержали свои доводы. Так, управляющий партнер АБ «Тарло и партнеры» Алексей Попов отметил, что Гитас Анилионис фактически понес расходы за счет заимодавцев, перечисливших деньги коллегии адвокатов, как если бы он сам перечислил денежные средства напрямую коллегии. «Гражданин сам находится под угрозой банкротства, ему нужно погашать свои долги перед заимодавцами», – отметил адвокат.

По его мнению, раз денежные средства были получены коллегией адвокатов, у заемщика возникли обязательства перед заимодавцем. «В противном случае ставится под сомнение возможность заключения договоров займа для несения судебных расходов», – отметил Алексей Попов.

Представитель одного из заимодавцев также поддержала доводы представителя заявителя.

Представители госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» и банка возражали против удовлетворения кассационной жалобы. По их мнению, судебные расходы должны быть понесены самим заявителем, расширительное толкование указанного правила недопустимо. Заявитель не праве претендовать на возмещение судебных расходов, так как оплатившее сумму лицо должно являться должником заявителя, однако между заявителем и заимодавцами отсутствовали какие-либо денежные обязательства.

Рассмотрев материалы дела и выслушав доводы сторон, Верховный Суд вынес определение об отмене постановления окружного суда, оставив в силе решение первой и апелляционной инстанций. После изготовления мотивированного решения оно будет проанализировано экспертами «АГ».

Комментируя решение ВС, Алексей Попов отметил, что оно очень важно для правоприменительной практики и самого юридического сообщества. «Оно также имеет важное значение для тех лиц, которые не в состоянии сами оплачивать юридическую помощь и вынуждены прибегать к поддержке третьих лиц. Ранее подобные случаи не вызывали проблем на практике, но, поскольку данное дело дошло до Верховного Суда, актуальность такого решения налицо. Кроме того, судебные расходы на 500 тыс. руб. – это довольно крупная сумма для дел по взысканию таких издержек», – отметил адвокат.

По его словам, некоторые неверно представляют само понятие судебных расходов, ведь в указанную сумму включаются различные суммы понесенных издержек (например, аренды офиса, интернет-связи). «Само по себе правосудие – это довольно дорогостоящий процесс, поэтому необоснованные иски должны влечь за собой определенные негативные последствия. Финансирование судебных расходов может осуществляться и за счет третьих лиц, иное бы воспрепятствовало применению института займа и финансирования судебных расходов. То же самое касается и гонорара успеха», – отметил Алексей Попов.

Адвокаты создают инструменты, помогающие добиваться справедливости при взыскании расходов на оплату юридической помощи представителя

На конференции «Адвокатура. Государство. Общество» 18 декабря рассматривался большой блок вопросов, связанных с взысканием и возмещением судебных расходов на оказание квалифицированной юридической помощи адвокатом. Отмечено, что самой сложной является проблема определения размера подлежащих взысканию судебных расходов, поскольку процессуальное законодательство использует оценочную категорию «разумность», четкие критерии отсутствуют. В связи с этим признана необходимость проведения исследований стоимости оказания адвокатами юридической помощи по судебному представительству и установления региональными адвокатскими палатами рекомендованных размеров оплаты конкретных видов юридической помощи.

Как уже сообщалось, организованная Федеральной палатой адвокатов РФ XIII ежегодная научно-практическая конференция «Адвокатура. Государство. Общество» состоялась 18 декабря. Около 150 участников, среди которых были адвокаты из более 70 субъектов РФ, представители юридической науки и зарубежные гости, обсудили такие темы, как проблемы взыскания и возмещения судебных расходов на оказание квалифицированной юридической помощи адвокатом; деятельность адвоката в суде присяжных; использование новых технологий в деятельности адвокатуры.

Правовое регулирование и критерии разумности

Работа сессии, посвященной проблемам взыскания и возмещения судебных расходов на оказание квалифицированной юридической помощи адвокатом, началась докладом адвоката АП г. Москвы Валерии Романовой «Правовое регулирование взыскания и возмещения судебных расходов на оказание юридической помощи адвокатом». Она подробно проанализировала понятие, структуру, регулирование судебных расходов; сложности, которые возникают при их взыскании; обоснованность судебных расходов; размер подлежащих взысканию судебных расходов; критерии для определения разумного размера судебных расходов; вопросы, связанные с «гонораром успеха».

Смотрите еще:  Если водитель изобличен в пьяной езде в 2019 году повторно. Третий раз лишение прав за пьянку

К судебным расходам – «денежным суммам, оплачиваемым лицами, участвующими в деле, или относимым на счет средств федерального бюджета в связи с производством по делу» – относятся государственная пошлина, а также судебные издержки, связанные с рассмотрением дела: денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, специалистам, свидетелям, переводчикам; расходы, связанные с проведением осмотра доказательств на месте; расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь; другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в суде.

Взыскание и возмещение судебных расходов на оказание квалифицированной юридической помощи адвокатом регулируются гл. 9 АПК РФ, гл. 7 ГПК РФ, постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» (далее – Постановление № 1), информационным письмом Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах».

Состав субъектов при взыскании судебных расходов она классифицировала следующим образом: право на взыскание судебных расходов имеют стороны (соучастие, процессуальный истец), третьи лица, заявляющие и не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора; лица, о правах и обязанностях которых принят судебный акт; возмещают судебные расходы участвующее в деле лицо, не в пользу которого вынесен судебный акт; государство (в случае возмещения за счет средств бюджета).

К основным сложностям при взыскании судебных расходов Валерия Романова отнесла снижение суммы взыскания, признание сложных дел простыми, отказ во взыскании судебных расходов, отказ во взыскании дополнительных расходов.

Говоря об обоснованности взыскания судебных расходов, она напомнила о том, что Европейский суд по правам человека еще в 1980-е гг. сформировал позицию, согласно которой для определения обоснованности взыскания судебных расходов необходимо установить, были ли они осуществлены, были ли они необходимы, были ли они разумны в количественном отношении. При этом в своей практике ЕСПЧ, в отличие от российского законодательства и правоприменительной практики, фактически исходит из презумпции, что расходы были понесены. В 2016 г. Пленум Верховного Суда РФ указал, что суд отказывает в принятии к производству или прекращает производство в отношении заявления о взыскании судебных расходов, если вопрос уже был рассмотрен, то есть повторное заявление расходов в случае их последующей оплаты не может быть осуществлено.

Валерия Романова привела перечень документов, которые используют адвокаты для доказывания обоснованности судебных расходов: соглашение с доверителем; акты приема-передачи услуг; документы, подтверждающие факт оплаты услуг по оказанию квалифицированной юридической помощи; документы, подтверждающие сложность дела и необходимость участия нескольких представителей; рейтинги компаний соответствующего уровня; письма от компаний соответствующего рейтингового уровня с указанием размера вознаграждения за ведение аналогичных дел.

Самым сложным она назвала вопрос о размерах подлежащих взысканию судебных расходов. Процессуальное законодательство использует оценочную категорию «разумность»: судебные расходы на оказание квалифицированной юридической помощи адвокатом возмещаются в разумных пределах (ч. 2 ст. 110 АПК РФ, ч. 1 ст. 100 ГПК РФ).

Верховный Суд РФ в Постановлении № 1 приводит общее правило о том, что суд не вправе произвольно уменьшать размер взыскиваемых расходов, если другая сторона не заявляет возражений, но при этом уточняет, что суд вправе уменьшить размер, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный характер. Кроме того, согласно п. 13 Постановления № 1 разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги; разумность судебных издержек на оплату услуг представителя не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в деле. Это положение, по словам Валерии Романовой, вызвало общественный резонанс и спровоцировало подачу компанией ООО «Шелл Нефть» жалобы в Конституционный Суд РФ, в принятии которой было отказано определением от 29 марта 2016 г. № 677-ОО.

По поводу обоснованности размеров судебных расходов в сравнимых обстоятельствах постоянно возникают споры, сказала Валерия Романова, и привела такой пример. Компания из Санкт-Петербурга, интересы которой представляла адвокат из Санкт-Петербурга, выиграв дело в Калужской области, в заявлении о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя указала их размер согласно расценкам, принятым в Санкт-Петербурге. Но суд решил, что, поскольку дело рассматривалось в Калужской области, при определении разумности расходов на оплату услуг представителя должны применяться тарифы, принятые в этом регионе. В итоге сумма взыскиваемых расходов была уменьшена втрое.

Данное дело вызывает вопрос, как определять размер взыскиваемых судебных расходов в случаях, когда по крупным хозяйственным спорам, рассматриваемым в регионах, привлекаются адвокаты из столицы, Тем не менее есть практика, что в случае, если интересы двух компаний в регионе представляют адвокаты из столицы, то для определения размера взыскиваемых сумм могут использоваться расценки, применяемые в столичном регионе.

Валерия Романова привела примеры дел, по которым были взысканы крупные суммы расходов, в том числе в период с апреля 2012 г. по 2016 г.: по делу «Арудж Холдингс Лимитед» против ООО «Билла» взыскиваемая сумма составила 39 151 000 руб., присужденная – 33 168 000 руб.; по делу ОАО «Коллективное сельскохозяйственное предприятие «Химки» против Администрации городского округа Химки Московской области и ООО «ИКЕА Ханим Лтд.» – соответственно 13 965 160 руб. и 13 965 160 руб.; по делу ОАО «Аэропорт «Внуково» против ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово» – 9 570 969 руб. и 8 000 000 руб.

При этом она перечислила критерии, которые адвокатам рекомендуется использовать для определения разумного размера судебных расходов:

– категория спора (особенности предмета рассматриваемых требований и правовых вопросов, заявленных в деле, в том числе необходимость анализа норм иностранного права);

– сложность дела (количество фактических линий доказывания, защиты или представления интересов доверителя (например, в случаях применения обеспечительных мер, истребования доказательств, оспаривания действий приставов/следственных органов);

– объем материалов судебного дела (документов и доказательств, с которыми работал адвокат, а также томов судебного дела);

– длительность дела (количество судебных заседаний и длительность рассмотрения дела, в том числе анализ производства в судебных инстанциях, вовлеченных в рассмотрение дела);

– количество адвокатов (количество адвокатов, вовлеченных и необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи по рассматриваемому делу);

– стоимость на рынке (стоимость юридической помощи, оказываемой адвокатами сходного уровня квалификации и рейтингового уровня, в том числе с позиции стороны, не уверенной в результатах рассмотрения дела);

– риски доверителя (прямые и косвенные риски для доверителя, связанные с результатами рассмотрения дела).

В заключение Валерия Романова рассмотрела вопросы, связанные с «гонораром успеха», который она определила как «соглашение между адвокатом и доверителем, размер вознаграждения в котором ставится в зависимость от результата, которого пытается добиться клиент, прибегнув к помощи профессионального помощника».

Долгое время суды придерживались позиции, выраженной в том числе Конституционным Судом РФ в постановлении от 23 января 2007 г. № 21-П, – включение условия о «гонораре успеха» в договор об оказании правовых услуг невозможно, поскольку судебное решение не может быть объектом гражданских прав и предметом гражданско-правовых договоров. Тем не менее в информационном письме ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121 было совершенно четко установлено, что единственное условие для взыскания судебных расходов заключается в том, что они фактически понесены, независимо от того, каким образом структурировано вознаграждение. Например, в упомянутом деле против ООО «Билла» часть вознаграждения рассчитывалась с учетом «гонорара успеха» и была взыскана.

Однако в дальнейшем в 2015 г. коллегия ВС РФ по экономическим спорам сформулировала позицию, согласно которой «гонорар успеха», выплачиваемый не за дополнительные услуги, а за услуги, уже оплаченные на основании почасовых ставок адвокатам, не может быть взыскан в составе судебных расходов, поскольку представляет собой исключительно премиальное условие между доверителем и адвокатом. К настоящему времени, по словам Валерии Романовой, Верховный Суд других резонансных позиций по этому вопросу не сформулировал.

По ее мнению, основная ценность такого способа оплаты, как «гонорар успеха», заключается в том, что он расширяет возможности реализации прав на квалифицированную юридическую помощь и на судебную защиту для определенных категорий лиц. В связи с этим она высказалась в поддержку содержащегося в законопроекте № 469485-7 предложения дополнить Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» положениями о «гонораре успеха», что создаст основания для взыскания этого вида вознаграждения в составе судебных расходов на оказание квалифицированной юридической помощи адвокатом.

Говоря о практическом значении четкого правового регулирования вопросов взыскания и возмещения таких расходов, она выделила три составляющие: развитие рынка юридических услуг благодаря возможности привлечения наиболее квалифицированных специалистов; создание механизма для борьбы со злоупотреблением правом в виде подачи необоснованных исков; создание дополнительных возможностей для защиты лицом своих материальных требований.

Исследование рынка юридических услуг

Начатую Валерией Романовой тему критериев для определения разумного размера подлежащих взысканию судебных расходов на оплату помощи представителя применительно к конкретным регионам продолжил управляющий партнер экспертной группы «VETA» Илья Жарский, рассказавший об исследовании рынка юридических услуг как об инструменте улучшения практики взыскания судебных расходов.

Он сообщил, что экспертная группа «VETA» уже в течение трех лет занимается исследованием рынка юридических услуг, проводя в различных регионах анкетирование практикующих юристов и адвокатов относительно стоимости юридической помощи по судебному представительству в гражданском и арбитражном процессе. Результаты такого опроса показывают, какие расценки сложились в регионе для конкретных категорий дел, и могут быть представлены суду в обоснование размера расходов, подлежащих взысканию. Исследования проводились в Москве, Санкт-Петербурге, Тюмени, Московской, Нижегородской, Ленинградской областях, и в некоторых регионах, например в Нижегородской области, суды уже начали самостоятельно использовать их результаты в своей практике.

Комментируя выступление Ильи Жарского, президент ФПА РФ Юрий Пилипенко заметил, что такое исследование может серьезнейшим образом повлиять на размер взысканных судебных издержек.

Напомним, что Федеральная палата адвокатов РФ совместно с экспертной группой «VETA» реализуют новый проект, целью которого является исследование стоимости оказываемой адвокатами юридической помощи по судебному представительству. 7 декабря ФПА РФ разослала в адвокатские палаты анкеты, содержащие вопросы о состоянии рынка юридических услуг регионов в 2019 г. в этом году (например, предлагается указать стоимость часа оказания юридической помощи в случае почасовой оплаты, минимальную стоимость вознаграждения по типовому делу, возможность согласия на «гонорар успеха»), с просьбой распространить направленную информацию среди адвокатов и адвокатских образований, а также принять меры для максимального охвата анкетируемых лиц и стимулирования их участия в исследовании.

По итогам анкетирования и опроса адвокатов в указанных субъектах РФ будет определена средняя стоимость представительства адвоката по различным категориям споров, разрешаемых в арбитражных судах и судах общей юрисдикции. Такой анализ планируется проводить ежегодно, с тем чтобы создать инструмент, позволяющий добиваться справедливости при взыскании расходов, затраченных стороной на оплату юридической помощи представителя.

В обсуждении проблем, связанных с взысканием и возмещением судебных расходов на оказание квалифицированной юридической помощи адвокатом, приняли участие член Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам, президент АП Воронежской области Олег Баулин, вице-президент АП Калининградской области Евгений Галактионов, адвокат АП Тверской области Алексей Иванов, адвокат АП Республики Адыгея Николай Чигорин, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин.

Олег Баулин продолжил тему критериев для определения разумного размера судебных расходов на оплату помощи представителя, подлежащих взысканию с противоположной стороны. При обосновании разумности таких расходов адвокаты используют систему доказательственных фактов из судебной практики, ориентируются на разъяснения высших судебных инстанций, в частности на упоминавшееся Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. № 1. Кроме того, адвокаты ссылаются на принимаемые адвокатскими палатами рекомендуемые минимальные ставки гонорара за оказание юридической помощи. В АП Воронежской области такие рекомендации есть, и суды учитывают их при вынесении решений.

По мнению Олега Баулина, задачу адвокатов по обоснованию разумности размера расходов на оказание юридической помощи в спорах с местными судами облегчила бы разработка Федеральной палатой адвокатов РФ минимальных ставок (с учетом специфики регионов).

Евгений Галактионов поддержал позицию Олега Баулина о том, что в адвокатских палатах субъектов РФ должны утверждаться минимальные ставки вознаграждения адвокатов. По мнению вице-президента АП Калининградской области, определение расценок должно основываться на трех принципах: актуальность, реальность, действенность. Он полагает, что идея популяризации расценок, устанавливаемых адвокатскими палатами, должна исходить не от регионов, а от Федеральной палаты адвокатов РФ, – все адвокаты должны знать минимальную, максимальную и среднюю величину гонорара.

Евгений Галактионов сообщил, что арбитражные суды Калининградской области уже используют при взыскании судебных издержек расценки, утвержденные АП Калининградской области. Он также высказал предложение о внесении изменений в Кодекс профессиональной этики адвоката, согласно которым поводом для реагирования адвокатского сообщества должна являться необоснованная и немотивированная критика адвокатом суммы гонорара, полученного другим адвокатом.

Комментируя предложение о разработке Федеральной палатой адвокатов РФ минимальных ставок и обосновании их применительно к российским регионам, президент ФПА РФ Юрий Пилипенко сказал, что этот вопрос несколько лет назад рассматривался Советом ФПА РФ. Тогда был сделан вывод, что только в регионах можно обозначить минимальные или рекомендуемые расценки, но время идет, и, возможно, стоит вновь вернуться к этому вопросу. Вместе с тем, добавил Юрий Пилипенко, с учетом особенностей судебной практики возникает опасение, что подобные разработки на уровне ФПА РФ не принесут пользы адвокатам, поскольку суды станут применять минимальные расценки как единственно возможные.

Алексей Иванов высказал мнение о том, что подлежащие взысканию судебные расходы на оплату услуг представителя должны быть увеличены. По его словам, произвольное судебное снижение судебных расходов, которое имеет место сейчас, не отражает действительных расходов граждан и организаций на оплату услуг представителей. Как полагает Алексей Иванов, повышенный размер судебных расходов на оплату услуг представителя, во-первых, повлияет на размер гонораров адвокатов, поскольку они смогут предлагать доверителям повышенные ставки, обосновывая это возможностью последующего возмещения. Во-вторых, он повлияет на качество юридической помощи, поскольку доверитель, выплачивая повышенный гонорар, заинтересован в получении определенного результата и взыскании в дальнейшем судебных издержек, а следовательно, будет более тщательно относиться к выбору представителя.

Алексей Иванов вслед за Валерией Романовой напомнил о позиции Европейского суда по правам человека, которая отличается от позиции российских судов в части признания судебных расходов. Так, ЕСПЧ признает не только те расходы, которые уже понесены и о которых есть соответствующие подтверждающие документы, но и те расходы по договору, которые будут обязательно понесены в будущем.

Николай Чигорин рассказал, что в Адвокатскую палату Республики Адыгея поступает большое количество сообщений от адвокатов о немотивированном занижении судами расходов на оплату услуг представителей. Он обратил внимание на определения Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2010 г., 21 декабря 2004 г., 20 октября 2005 г., где указывается, что необходимо создавать условия, при которых соблюдался бы баланс процессуальных интересов и обязанностей сторон. Он также напомнил о подходе ЕСПЧ о разумности и справедливости судебных издержек и расходов и отметил, что этот принцип носит субъективный и оценочный характер.

Николай Чигорин поддержал высказанное другими участниками конференции мнение о том, что при определении разумности размеров расходов на представителей необходимо рассчитывать сложившуюся в регионе стоимость, рекомендованную адвокатскими палатами субъекта РФ. При этом он отметил, что обязать суды руководствоваться такой стоимостью невозможно. В то же время, по его словам, есть положительные изменения в данном вопросе – существует практика судов о применении ставок по регионам. В большей степени ее применяют арбитражные суды, в меньшей степени – суды общей юрисдикции.

Борис Золотухин в своем выступлении акцентировал внимание на оплате труда адвокатов, участвующих в качестве защитников в уголовном процессе. Он сообщил, что в настоящее время адвокатское интернет-сообщество по вопросу допустимости отказа адвоката от защиты в случае неоплаты доверителем юридической помощи выработало две позиции – московскую и питерскую. Московская позиция исходит из допустимости этих действий, тогда как питерская, напротив, основывается на том, что подобные действия недопустимы и адвокат должен продолжить защиту, взяв ее на себя как поручение по назначению, причем назначить его должен судья. Борис Золотухин считает, что вторая позиция не учитывает сегодняшние реалии, поскольку адвоката назначает не следователь и не суд, а адвокатская палата, и именно она должна решать, стоит ли данному адвокату дальше участвовать в деле, или нет.

Также спикер обратил внимание на отсутствие в ст. 46, 47 УПК РФ положений об обязанности следователя разъяснить обвиняемому, что приговором суда с него могут быть взысканы расходы на помощь адвоката по назначению. По его мнению, в УПК РФ следует внести изменения, согласно которым следователь обязан давать обвиняемому такие разъяснения. Кроме того, в случае, если приговором суда расходы на адвоката взысканы, но не выплачены ему, следует законодательно установить довзыскание после выплат.

Смотрите еще:  Ночные прогулки на теплоходе по Неве (развод мостов). Экскурсия на катере на развод мостов

Советник ФПА РФ, адвокат АП Воронежской области, управляющий партнер адвокатской конторы «Бородин и партнеры» Сергей Бородин рассказал о международном опыте возмещения судебных расходов. Адвокат Коллегии адвокатов Азербайджанской Республики Мухтар Наги оглы Мустафаев поделился практикой взыскания и возмещения судебных расходов на оказание квалифицированной юридической помощи адвокатом в своей стране.

Сергей Бородин сообщил, что в судопроизводстве США основным является правило о том, что каждая сторона несет бремя своих расходов. Исключения из данного правила, в частности, установлены следующие: 1) проигравшая сторона несет расходы, если об этом договорились в соглашении по результатам рассмотрения спора; 2) наличие соответствующего законодательства штата, предусматривающего, что в случае того или иного спора проигравшая спора несет расходы. Также в законодательстве о возмещении судебных расходов США важным является правило, согласно которому взыскание судебных расходов может быть произведено с той стороны, которая недобросовестно повела себя в процессе.

В законодательстве Великобритании действует правило «Победитель взыскивает с побежденного». Исключениями являются дела, имеющие публичное значение. Также в Великобритании суд может взыскать судебные расходы с лица, которое не было стороной, но оказывало влияние на принятие стороной решения о начале судебного разбирательства или финансировало судебный процесс. Судебные расходы могут быть взысканы с юриста, ненадлежащим образом представляющего своего клиента.

Говоря о законодательном регулировании возмещения судебных расходов в Германии, Сергей Бородин сообщил, что в Германии действует закон об оплате услуг адвокатов, в котором установлены четкие тарифы. Правило, предусмотренное этим законом, относится к победившей стороне. Проигравшая сторона возмещает выигравшей стороне расходы на адвоката в том размере, который указан в законе.

Во Франции с адвоката могут быть персонально взысканы судебные расходы, если он превысил пределы данного ему поручения. Адвокат, участвующий в процессе по назначению, в случае выигрыша дела вправе потребовать взыскания судебных расходов в размере обычной компенсации с проигравшей стороны. Возмещению подлежат любые расходы, которые считаются урегулированными в соответствии с Кодексом судебной этики и сложившимися обычаями.

Мухтар Наги оглы Мустафаев информировал участников конференции, что согласно Закону об адвокатах и адвокатской деятельности Республики Азербайджан оплата стоимости оказываемой адвокатом юридической помощи осуществляется на основании заключенного между сторонами договора с учетом осуществления адвокатом адвокатской деятельности на индивидуальной основе и в составе адвокатских отделений, созданных адвокатами в соответствии с законодательством Республики Азербайджан. Юридическая помощь, оказываемая адвокатам лицам, задержанным по административным и уголовным делам, не имеющим достаточных средств для оплаты услуг адвоката в суде, осуществляется за счет государства без всяких ограничений. По гражданским делам при отсутствии у истца средств суд сам назначает адвоката.

Мухтар Наги оглы Мустафаев также сказал, что размер и порядок оплаты услуг адвоката устанавливается Кабинетом министров, который утверждает нормы оплаты в час. По его словам, до недавнего времени ставка составляла 1 доллар 18 центов. Распоряжением президента Республики Азербайджан от 22 февраля 2019 г. Кабинету министров было поручено повысить эту ставку в три раза, и в настоящее время она составляет 3 доллара 50 центов.

Подводя итоги сессии, президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что вынесенная на обсуждение тема «более чем сложная». «По всей видимости, она требует дальнейшего обсуждения, дальнейшей совместной работы», – сказал он в заключение.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Конституционного Суда РФ от 21.01.2019 № 6-П

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 января 2019 г. N 6-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
СТАТЬИ 112 КОДЕКСА АДМИНИСТРАТИВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАН
Н.А. БАЛАНЮК, Н.В. ЛАВРЕНТЬЕВА, И.В. ПОПОВА
И В.А. ЧЕРНЫШЕВА

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,
с участием граждан Н.А. Баланюк, Н.В. Лаврентьева, И.В. Попова и В.А. Чернышева, полномочного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации М.П. Беспаловой, представителя Совета Федерации — председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству А.А. Клишаса, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.В. Кротова,
руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности статьи 112 КАС Российской Федерации.
Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба граждан Н.А. Баланюк, Н.В. Лаврентьева, И.В. Попова и В.А. Чернышева. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителями законоположение.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Н.С. Бондаря, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание представителей: от Верховного Суда Российской Федерации — судьи Верховного Суда Российской Федерации Ю.Г. Иваненко, от Министерства юстиции Российской Федерации — М.А. Мельниковой, от Генерального прокурора Российской Федерации — Т.А. Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

1. Согласно статье 112 КАС Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах; если сторона, обязанная возместить расходы на оплату услуг представителя, освобождена от их возмещения, указанные расходы возмещаются за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета.
Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда от 13 июля 2016 года отменено вынесенное по административному исковому заявлению граждан Н.А. Баланюк, Н.В. Лаврентьева, И.В. Попова и В.А. Чернышева решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 29 марта 2016 года в той части, в какой этим решением было удовлетворено требование административных истцов о признании незаконным одного из двух оспоренных ими распоряжений Комитета по градостроительству и архитектуре Санкт-Петербурга об утверждении градостроительных планов земельных участков; в административном иске в целом отказано.
Привлеченное к участию в деле в качестве заинтересованного лица на стороне административного ответчика ООО «Воин-В», чье обращение послужило основанием для подготовки градостроительных планов земельных участков, направило в суд заявление о возмещении расходов на оплату услуг представителей в размере 90 230 рублей, указав, что оно, не имея штатного юриста, было вынуждено в целях отстаивания своих прав, которые могли быть затронуты решением суда о признании оспоренных правовых актов недействующими полностью или в части, заключить договоры об оказании юридических услуг и принимало активное участие в судебном процессе. Определением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 18 апреля 2017 года в удовлетворении данного заявления отказано со ссылкой на то, что такие расходы в силу статей 38, 106 и 112 КАС Российской Федерации могут быть взысканы только в пользу стороны по административному делу, а не заинтересованного лица; иной подход вел бы к нарушению баланса интересов в ущерб интересам гражданина как слабой стороны в соответствующих правоотношениях; доказательств же злоупотребления правом при обращении административных истцов в суд заинтересованное лицо не представило.
Отменяя это определение, судебная коллегия по административным делам Санкт-Петербургского городского суда с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 года N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», пришла к выводу, что судебные издержки, понесенные заинтересованным лицом, участвовавшим в деле на стороне, в чью пользу принят итоговый судебный акт по делу, могут быть возмещены, если такой акт фактически принят в защиту интересов заинтересованного лица, которое при этом активно осуществляло принадлежащие ему процессуальные права, способствуя принятию такого акта, в том числе в целях защиты своих интересов; в связи с этим заявление ООО «Воин-В» удовлетворено частично: с каждого из административных истцов взыскано в его пользу по десять тысяч рублей (апелляционное определение от 25 мая 2017 года).
По мнению заявителей, статья 112 КАС Российской Федерации противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 18, 19 (части 1 и 2), 45 (часть 1), 46 (часть 1), 55 (часть 2), 56 (часть 3) и 123 (часть 3), в той мере, в какой по смыслу, придаваемому данной норме правоприменительной практикой, она допускает взыскание с административных истцов — граждан, которым отказано в удовлетворении административного иска о признании решения государственного органа незаконным, расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, выступавшим в административном деле на стороне административного ответчика — государственного органа.
Таким образом, исходя из требований статей 3, 36, 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является статья 112 КАС Российской Федерации постольку, поскольку на ее основании решается вопрос о возмещении административными истцами расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, участвовавшим в административном деле об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти (органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностного лица, государственного или муниципального служащего) на стороне административного ответчика, в пользу которого принят итоговый судебный акт по административному делу.
2. Конституция Российской Федерации, признавая человека, его права и свободы высшей ценностью, определяющей смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваемой правосудием, гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод, включая возможность обжалования в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (статьи 2 и 18; статья 46, части 1 и 2). Будучи универсальным правовым средством государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, право на судебную защиту выполняет обеспечительно-восстановительную функцию в отношении всех других конституционных прав и свобод, что предопределено особой ролью судебной власти и вытекающими из статей 18, 118, 120 (часть 1), 125, 126 и 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации ее прерогативами по осуществлению правосудия, в том числе судебного контроля за законностью решений и действий (бездействия) субъектов публичной власти.
Право на судебную защиту, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, предполагает наличие гарантий, позволяющих реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего общеправовым требованиям равенства и справедливости. Вместе с тем из этого не следует возможность выбора гражданином по своему усмотрению способов и процедур судебной защиты, которые определяются федеральными законами с учетом особенностей отдельных категорий дел. Соответственно, на федеральном законодателе лежит обязанность по созданию полноценного законодательного механизма реализации права на судебную защиту. Отсутствие такого механизма влекло бы умаление этого права, поскольку связано с его непропорциональным ограничением, снижением его конституционных гарантий, т.е. нарушало бы статью 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 55 (часть 3) (постановления от 22 апреля 2011 года N 5-П, от 27 декабря 2012 года N 34-П, от 22 апреля 2013 года N 8-П, от 31 марта 2015 года N 6-П и др.).
Это в полной мере относится к возмещению судебных расходов как существенному элементу обеспечения посредством судебной защиты восстановления нарушенных или оспоренных прав, в том числе находящихся под защитой статьи 42 Конституции Российской Федерации.
3. Согласно Кодексу административного судопроизводства Российской Федерации, конкретизирующему конституционные установления, в состав лиц, участвующих в административном деле, включены стороны, заинтересованные лица, прокурор, а также органы, организации и лица, обращающиеся в суд в защиту интересов других лиц или неопределенного круга лиц (статья 37).
Применительно к производству по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих (глава 22 КАС Российской Федерации) административными истцами выступают гражданин, организация, иные лица, которые обратились в суд в защиту своих прав, свобод, законных интересов либо в интересах которых подано заявление прокурором, органом, осуществляющим публичные полномочия, должностным лицом, организацией или гражданином, либо прокурор, орган, осуществляющий публичные полномочия, или должностное лицо, иные органы, организации и лица, обратившиеся в суд для реализации возложенных на них контрольных или иных публичных функций, а административными ответчиками — орган, организация, лицо, наделенные государственными или иными публичными полномочиями и принявшие оспариваемое решение либо совершившие оспариваемое действие (бездействие) (статьи 38 и 218 КАС Российской Федерации).
Природа указанной категории административных дел такова, что подлежащие оспариванию в порядке главы 22 КАС Российской Федерации решения органов государственной власти могут выступать необходимым элементом правового режима осуществления гражданами и организациями тех или иных видов деятельности. Одновременно они могут затрагивать интересы других лиц, имеющих отношение к такой деятельности. В связи с этим не исключены ситуации, когда оспаривание решения органа публичной власти является, по существу, формой процессуального опосредования порождаемой этим решением коллизии между материальными интересами стороны по административному делу и лица, чьи права и обязанности могут быть затронуты при разрешении административного дела, в частности гражданина или организации, о правах и обязанностях которых принят (права и обязанности которых затрагивает) индивидуальный правовой акт, оспариваемый другими лицами в порядке административного судопроизводства. Такие граждане и организации имеют процессуальный статус заинтересованных лиц (статьи 37 и 47 КАС Российской Федерации) и в этом качестве участвуют в деле, будучи наделенными соответствующими правами и неся определенные обязанности.
Заинтересованные лица вправе до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение административного дела в суде первой инстанции, по собственной инициативе вступить в административное дело на стороне административного истца или административного ответчика, если этот судебный акт может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон, а равно могут быть привлечены к участию в административном деле по ходатайству лиц, в нем участвующих, или по инициативе суда. Заинтересованные лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности одной из сторон, за исключением права на изменение основания или предмета административного иска, отказ от иска и его признание, заключение соглашения о примирении, подачу встречного административного иска (части 2 и 3 статьи 47 КАС Российской Федерации).
Таким образом, заинтересованные лица, не имея самостоятельного материально-правового притязания относительно предмета спорного правоотношения, вместе с тем способны защитить собственные материально-правовые интересы, на которые судебный акт по делу может определенным образом повлиять, в том числе с учетом возможного в будущем спора между заинтересованным лицом и одной из сторон по административному делу. Для заинтересованного лица участие в административном деле приобретает значение способа отстаивания своих прав и свобод, если признание судом оспариваемого решения органа публичной власти незаконным может, помимо прочего, блокировать осуществляемую этим лицом деятельность, для которой наличие такого решения является обязательным.
3.1. Поскольку стороны и заинтересованные лица вправе вести административные дела в суде через представителей, постольку предполагается необходимость урегулирования порядка и условий возмещения расходов на оплату услуг представителя, понесенных сторонами и заинтересованными лицами.
Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации (глава 10) относит к судебным расходам, т.е. затратам, понесенным в целях реализации права на доступ к правосудию участниками процесса в ходе рассмотрения административного дела, государственную пошлину и издержки, которые связаны с рассмотрением дела и перечень которых не является исчерпывающим (статьи 103 и 106). При этом в сфере административного судопроизводства действует, если специально не оговорено иное, общий порядок распределения судебных расходов между сторонами, предполагающий, как это установлено частью 1 статьи 111 КАС Российской Федерации, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных статьей 107 и частью 3 статьи 109 данного Кодекса. К издержкам, связанным с рассмотрением административного дела, данный Кодекс относит и расходы на оплату услуг представителя (пункт 4 статьи 106), присуждаемые судом стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству с другой стороны в разумных пределах. Если же сторона, обязанная возместить расходы на оплату услуг представителя, освобождена от их возмещения, указанные расходы возмещаются за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета (статья 112).
Тем самым Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации прямо закрепляет возможность возмещения судебных расходов стороне в административном деле, в чью пользу состоялся итоговый судебный акт. Однако данный Кодекс, регулируя процессуальный статус заинтересованного лица и признавая, что оно пользуется правами и несет обязанности стороны, не позволяет однозначно распространить на него и положения о возмещении судебных расходов, поскольку такое возмещение не рассматривается буквально как процессуальное право стороны, а порядок возмещения судебных расходов, понесенных заинтересованным лицом, выступавшим на стороне, в пользу которой состоялся итоговый судебный акт, не имеет вступившего в силу на момент принятия настоящего Постановления специального законодательного урегулирования.
3.2. Обращаясь ранее к вопросам возмещения судебных расходов, Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал следующие правовые позиции.
Возмещение судебных расходов осуществляется той стороне, в пользу которой вынесено решение суда, и на основании того судебного акта, которым спор разрешен по существу. При этом процессуальное законодательство исходит из того, что критерием присуждения судебных расходов является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования. Данный вывод, в свою очередь, непосредственно связан с содержащимся в резолютивной части судебного акта выводом о том, подлежит ли иск удовлетворению, поскольку только удовлетворение судом требования подтверждает правомерность принудительной реализации его через суд и влечет восстановление нарушенных прав и свобод, что в силу статей 19 (часть 1) и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации и приводит к необходимости возмещения судебных расходов (определения от 19 октября 2010 года N 1349-О-О, от 21 марта 2013 года N 461-О, от 22 апреля 2014 года N 807-О, от 24 июня 2014 года N 1469-О, от 23 июня 2015 года N 1347-О, от 19 июля 2016 года N 1646-О, от 25 октября 2016 года N 2334-О и др.).
В случаях, когда возмещение судебных расходов законом не предусмотрено, лицо не лишено возможности добиваться возмещения причиненных ему убытков в самостоятельном процессе, если для этого имеются основания, предусмотренные статьей 15 ГК Российской Федерации, что соотносится с требованиями Конституции Российской Федерации, ее статьи 19 (часть 1) о равенстве всех перед законом и судом и статьи 35 (часть 1) об охране права частной собственности законом (определения от 20 февраля 2002 года N 22-О, от 25 февраля 2010 года N 317-О-О, от 25 ноября 2010 года N 1560-О-О, от 29 сентября 2011 года N 1150-О-О и др.).
Из права на судебную защиту вытекает общий принцип, в силу которого правосудие нельзя было бы признать отвечающим требованиям равенства и справедливости, если расходы, понесенные в связи с судебным разбирательством, ложились бы на лицо, вынужденное прибегнуть к судебному механизму обеспечения принудительной реализации своих прав, свобод и законных интересов, осуществление которых из-за действий (бездействия) другого лица оказалось невозможно, ограничено или сопряжено с несением неких дополнительных обременений. При этом не исключается дифференциация федеральным законодателем правил распределения судебных расходов, которые могут иметь свою специфику, в частности в зависимости от объективных особенностей конкретных судебных процедур и лежащих в их основе материальных правоотношений (Постановление от 11 июля 2017 года N 20-П).
По смыслу приведенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, возмещение судебных расходов ответчику (административному ответчику) и третьим лицам (заинтересованным лицам), вступившим в дело на его стороне, обусловливается не самим по себе процессуальным статусом лица, в чью пользу принят судебный акт, разрешивший дело по существу, а вынужденным характером затрат, понесенных лицом, которое было поставлено перед необходимостью участия в судебном разбирательстве, начатом по заявлению иного лица, обратившегося в суд для отстаивания своих прав, свобод и законных интересов. Соответственно, не может расцениваться как отступление от конституционных гарантий судебной защиты возмещение судебных расходов применительно к лицу, с правами и обязанностями которого непосредственно связано разрешение дела и которое участвовало в деле на стороне, в чью пользу принят судебный акт, если такие расходы, включая оплату услуг представителя, действительно были понесены, являлись необходимыми (вынужденными) и носят разумный характер.
4. Как следует из статей 1 (часть 1), 6 (часть 2), 17 (часть 3) и 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, принцип юридического равенства диктует необходимость формальной определенности, точности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования, поскольку юридическое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы. Законоположения, по своему содержанию или по форме не отвечающие указанным критериям, порождают противоречивую правоприменительную практику, создают возможность их неоднозначного толкования и произвольного применения и тем самым ведут к нарушению закрепленных статьями 45 и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации гарантий государственной, в том числе судебной, защиты прав, свобод и законных интересов граждан (постановления от 20 апреля 2009 года N 7-П, от 6 декабря 2011 года N 27-П, от 29 июня 2012 года N 16-П, от 14 мая 2013 года N 9-П и др.).
На основании статьи 126 Конституции Российской Федерации в целях обеспечения единства практики применения судами законодательства, регулирующего порядок возмещения судебных расходов по гражданским, административным делам, экономическим спорам, Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что к судебным издержкам относятся расходы, которые понесены лицами, участвующими в деле, включая третьих лиц, заинтересованных лиц в административном деле (статья 94 ГПК Российской Федерации, статья 106 АПК Российской Федерации и статья 106 КАС Российской Федерации). Судебные издержки, понесенные третьими лицами (статьи 42 и 43 ГПК Российской Федерации, статьи 50 и 51 АПК Российской Федерации), заинтересованными лицами (статья 47 КАС Российской Федерации), участвовавшими в деле на стороне, в пользу которой принят итоговый судебный акт по делу, могут быть возмещены этим лицам исходя из того, что их фактическое процессуальное поведение способствовало принятию данного судебного акта. При этом возможность взыскания судебных издержек в пользу названных лиц не зависит от того, вступили они в процесс по своей инициативе либо привлечены к участию в деле по ходатайству стороны или по инициативе суда (пункты 2 и 6 постановления «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»).
В судебной практике сложился тем самым единый правовой режим возмещения судебных расходов для третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора по гражданским делам, и заинтересованных лиц, участвующих в административных делах. Возможность возмещения понесенных ими судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, связывается с тем, способствовало ли их процессуальное поведение принятию судебного акта в пользу стороны, на которой они выступали, а на проигравшую сторону возлагается обязанность возместить соответствующие расходы.
Данный подход нашел отражение и в принятом в период рассмотрения Конституционным Судом Российской Федерации настоящего дела Федеральном законе от 28 ноября 2019 года N 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступающем в силу, как следует из его статьи 21, со дня начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, определяемого в соответствии с частью 3 статьи 7 Федерального конституционного закона от 29 июля 2019 года N 1-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и отдельные федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции», согласно которой решение о дне начала деятельности таких судов принимает Пленум Верховного Суда Российской Федерации и официально извещает об этом не позднее 1 октября 2019 года. Данным Федеральным законом (пункт 34 статьи 20) статья 111 КАС Российской Федерации дополнена частями 2.1 и 2.2, устанавливающими, что судебные издержки, понесенные заинтересованными лицами, участвовавшими в деле на стороне, в пользу которой принят судебный акт, могут быть возмещены указанным лицам, если их фактическое процессуальное поведение способствовало принятию этого судебного акта; если заинтересованное лицо обжаловало судебный акт и в удовлетворении его жалобы отказано, судебные издержки, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением соответствующей жалобы, могут быть взысканы с заинтересованного лица.
Между тем позиция о допустимости применения единого правового режима возмещения судебных расходов для третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора в гражданском деле, и заинтересованных лиц в административном судопроизводстве не исключает необходимости учета объективных особенностей рассмотрения дел об оспаривании в порядке главы 22 КАС Российской Федерации решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, имея в виду, что такое возмещение выступает процессуальным последствием для лица, правомерно, по его мнению, обратившегося в суд с административным исковым заявлением о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов (часть 1 статьи 4 КАС Российской Федерации), если его требование признано по итогам судебного разбирательства необоснованным.
Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации возлагает обязанность доказывания законности оспариваемых решений, действий (бездействия) на соответствующие орган, организацию и должностное лицо. Указанные органы, организации и должностные лица обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений. По таким административным делам административный истец, прокурор, органы, организации и граждане, обратившиеся в суд в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц, не обязаны доказывать незаконность оспариваемых ими решений, действий (бездействия), но обязаны: указывать, каким нормативным правовым актам, по их мнению, противоречат данные решения, действия (бездействие); подтверждать сведения о том, что оспариваемым решением, действием (бездействием) нарушены или могут быть нарушены права, свободы и законные интересы административного истца или неопределенного круга лиц либо возникла реальная угроза их нарушения; подтверждать иные факты, на которые административный истец, прокурор, органы, организации и граждане ссылаются как на основания своих требований (часть 2 статьи 62).
Обязанность органа публичной власти доказывать законность оспариваемых решений, действий (бездействия) проистекает из его обязанности соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы, в силу которой оценка законности и обоснованности того или иного решения или действия должна быть дана самим органом еще до его принятия или совершения, и в правовом государстве, каковым является Российская Федерации, данная обязанность не может быть перенесена на какое-либо иное лицо.
К тому же следует иметь в виду, что в соответствии с пунктом 7 статьи 6, частью 2 статьи 14 и частью 3 статьи 62 КАС Российской Федерации при осуществлении административного судопроизводства, в том числе по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти, суд — исходя из законодательного признания за ним активной роли, в частности исключающей при рассмотрении таких дел его связанность основаниями и доводами заявленных истцами требований, — обязан принимать предусмотренные названным Кодексом меры для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении любых административных дел. При данных обстоятельствах установление связи права заинтересованного лица на возмещение судебных издержек исключительно с тем, способствовало ли его фактическое процессуальное поведение принятию судебного акта в пользу стороны, на которой оно выступало (хотя его процессуальное поведение, несомненно, значимо для решения вопроса о возмещении понесенных им судебных расходов), может, по сути, рассматриваться как поощрение административного ответчика и суда к неисполнению возложенных на них обязанностей при производстве по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти и тем самым — побуждать заинтересованное лицо к принятию на себя всей полноты процессуального бремени доказывания законности оспоренных решений, действий (бездействия), чем может существенно осложнять определение оснований и условий возмещения ему понесенных судебных расходов, при условии, что они вынужденны и разумны.
Тем более недопустимы целенаправленные действия заинтересованного лица и административного ответчика, состоящие в увеличении расходов заинтересованного лица на представителя, с тем чтобы, возложив их в дальнейшем (в случае отказа в удовлетворении исковых требований) на административного истца, финансово обременить его в качестве своеобразной санкции за занятую при оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти позицию и тем самым воспрепятствовать его деятельности по защите своих прав, свобод и законных интересов, прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц путем оспаривания в судебном порядке решений, действий (бездействия) органа публичной власти, в том числе затрагивающих права заинтересованного лица. Соответственно, выявление судом при разрешении вопроса о судебных издержках признаков таких действий обязывает суд разрешить вопрос о разумности судебных расходов.
Иное означало бы, что в системе действующего административно-процессуального регулирования — даже с учетом сложившегося на основе судебного истолкования правового режима возмещения судебных расходов заинтересованных лиц, участвующих в административных делах, — не обеспечивается надлежащий уровень правовой определенности применительно к возмещению расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, участвующим на стороне административного ответчика — органа публичной власти в деле об оспаривании решений, действий (бездействия) данного органа, притом что сама по себе возможность такого возмещения не отступает от конституционных требований.
Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, в том числе в постановлениях от 23 февраля 1999 года N 4-П, от 28 марта 2000 года N 5-П, от 23 января 2007 года N 1-П, от 8 ноября 2012 года N 25-П, от 8 ноября 2016 года N 22-П и от 8 декабря 2017 года N 39-П, в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование применяемых нормативных положений. Это предполагает, что в процессе реализации дискреционных полномочий по определению норм, подлежащих применению в конкретном деле, суд должен следовать такому варианту их толкования и применения, при котором исключается возможность ущемления гарантированных Конституцией Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина.
Сам факт отсутствия в системе правового регулирования специальных норм, закрепляющих порядок возмещения расходов на оплату услуг представителя заинтересованному лицу, участвующему в административном деле на стороне административного ответчика — органа публичной власти при оспаривании его решений, действий (бездействия), не предопределяет такого применения статьи 112 КАС Российской Федерации, при котором соответствующая обязанность с неизбежностью ложилась бы на административного истца без учета специфики административного судопроизводства по данной категории дел. С необходимостью выработки критериев дифференцированного подхода к определению оснований и условий возмещения судебных расходов в административном судопроизводстве связано дальнейшее совершенствование правового механизма в этой сфере.
5. Таким образом, статья 112 КАС Российской Федерации не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку — по выявленному в настоящем Постановлении своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего административно-процессуального регулирования и с учетом сложившейся правоприменительной практики — она предполагает возможность присуждения судом с административного истца расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, участвовавшим в административном деле об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти на стороне административного ответчика, в пользу которого принят итоговый судебный акт по административному делу, когда фактическое процессуальное поведение заинтересованного лица способствовало принятию данного судебного акта.
Иное понимание статьи 112 КАС Российской Федерации не соответствовало бы природе и задачам административного судопроизводства, препятствовало бы обеспечению доступности правосудия и защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций в сфере административных и иных публичных правоотношений (статья 3 данного Кодекса), придавая издержкам административного истца непрогнозируемый характер и создавая преграду для доступа к правосудию лиц, обоснованно полагающих свои права нарушенными, но не обладающих достаточными материальными средствами, и тем самым порождая условия, снижающие уровень гарантий судебной защиты прав и свобод, ослабляющие судебный контроль над публичной властью.
Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, 71, 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

Смотрите еще:  Приказ андреева. Приказ андреева

1. Признать статью 112 КАС Российской Федерации не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку — по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего административно-процессуального регулирования и с учетом сложившейся правоприменительной практики — она предполагает возможность присуждения судом с административного истца расходов на оплату услуг представителя, понесенных заинтересованным лицом, участвовавшим в административном деле об оспаривании решений, действий (бездействия) органа публичной власти на стороне административного ответчика, в пользу которого принят итоговый судебный акт по административному делу, когда фактическое процессуальное поведение заинтересованного лица способствовало принятию данного судебного акта, при условии, что:
судебные расходы, понесенные на оплату услуг представителя, являлись необходимыми (вынужденными) и возмещаются в разумных пределах;
участие заинтересованного лица в административном деле на стороне административного ответчика является надлежащим способом защиты своих прав, свобод и законных интересов, а судебный акт по делу влечет юридические последствия для заинтересованного лица в виде сохранения или прекращения (сокращения, изменения содержания и объема) его прав и обязанностей;
расходы на оплату услуг представителя, понесенные заинтересованным лицом, не были обусловлены исключительно целью воспрепятствовать деятельности административного истца по защите своих прав, свобод и законных интересов, прав, свобод и законных интересов других лиц или неопределенного круга лиц путем оспаривания в судебном порядке решений, действий (бездействия) органа публичной власти, в том числе затрагивающих права заинтересованного лица.
2. Выявленный в настоящем Постановлении конституционно-правовой смысл статьи 112 КАС Российской Федерации является общеобязательным, что исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике.
3. Правоприменительные решения, принятые по делу граждан Баланюк Натальи Анатольевны, Лаврентьева Николая Владимировича, Попова Ильи Васильевича и Чернышева Владимира Анатольевича на основании статьи 112 КАС Российской Федерации в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.
4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» и на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Конституционный Суд
Российской Федерации