Контактная группа договорилась о подготовке к новому перемирию в Донбассе. Минский договор о прекращении огня

Контактная группа договорилась о подготовке к новому перемирию в Донбассе

anna-news

Родион Мирошник, официальный представитель ЛНР в политической рабочей подгруппе Минской контактной группы по урегулировании конфликта в Донбассе:

«До выборов в Раду ждать изменений вряд ли приходится»

Вопросы обеспечения безопасности были приоритетными на встрече в Минске, но предложение провести разведение сил и средств на участке в Станице Луганской, сделанное еще на прошлой встрече, приказало долго жить. После двухмесячного затишья украинская сторона организовала самообстрел. СММ ОБСЕ констатировали остатки от пуль, есть пару воронок от мин тоже, но сказать какого они происхождения, нет никакой возможности. Но раз есть факт, разведение отменяется! В середине апреля мы уже отказались от проекта очередного формального «пасхального перемирия». Толку от того, что есть некое соглашение о прекращении огня: ни ВСУ, ни Азовы с Айдарами их выполнять не собирались и не собираются.

От очередной встречи Контактной группы в Минске уже никто не ждал никаких прорывов, стало ясно, что президент новый, а риторика в отношении Минских соглашений прежняя –в духе Порошенко. Возможно, поэтому в отличие от 5 июня, когда все предвкушали кардинальные перемены, в этот раз Минск внимание прессы особо не привлек. Однако именно сейчас стали более понятны предложения украинской стороны, суть которых никаких иллюзий не оставляет.

О том, как проходила встреча в Минске 19 июня, рассказывает официальный представитель ЛНР в политической рабочей подгруппе на Минских переговорах Родион Мирошник:

— После предыдущей встречи 5 июня, ставшей первой для восстановленного в полномочиях Леонида Кучмы, более сдержанной стала не только тональность заявлений украинской стороны, но и суть сделанных ею предложений существенно сузилась,- считает Родион Мирошник

Смотрите еще:  Е-карта для студентов где оформить. Е-карта для студентов где оформить

— Леонид Кучма предложил снять экономическую блокаду с Донбасса, мы понимаем, что в обмен на это Киев потребует выполнения условий, на которые республики Донбасса просто не пойдут

Родион Мирошник, официальный представитель ЛНР в политической рабочей подгруппе Контактной группы на Минских переговорах

— Действительно, вслед за предложением поговорить о снятии экономической блокады, сразу последовали глобальные предусловия – верните под наш контроль все предприятия, платите налоги в украинский бюджет, а мы, так уж и быть, подумаем об отмене решения СНБО о введении экономической блокады. Не снимем, не отменим, а подумаем о снятии! Блокаду Киев ввел в одностороннем порядке, отказался от работы предприятий Донбасса с украинскими партнерами, от уплаты ими в украинский бюджет налогов тоже отказался без помощи со стороны республик. По сути, вынудил ЛНР и ДНР взять в управление заводы, брошенные их собственниками. Их не национализировали, не забрали в собственность, их взяли в управление с одной лишь целью — они должны работать, сохранять рабочие места и платить налоги в местные бюджеты. Не правда ли, Киев в лице Кучмы сделал очень перспективное предложение?

— Родион, а что касается политической части выполнения Минских соглашений? Есть ли хоть какая-то позитивная динамика?

— В вопросах политики украинская сторона заявила: давайте признаем выборы в республиках нелегитимными, структуры ЛНР и ДНР распустим, а после того, как как будут отменены Указы Путина об упрощенном получении российского гражданства жителями республик и признании республиканских документов, начнем диалог…Правда, непонятно зачем и непонятно с кем!

— Как я понимаю, в который раз не состоялась разведение сил в Станице Луганской. Кроме того, накануне встречи в Минске ВСУ начали активные обстрелы ДНР, согласитесь, на таком фоне трудно о чем-то договариваться…

— Да, вопросы обеспечения безопасности были приоритетными на встрече, но предложение провести разведение сил и средств на участке в Станице Луганской, сделанное еще на прошлой встрече, приказало долго жить. После двухмесячного затишья украинская сторона организовала самообстрел. СММ ОБСЕ констатировали остатки от пуль, есть пару воронок от мин тоже, но сказать какого они происхождения, нет никакой возможности. Но раз есть факт, разведение отменяется! В середине апреля мы уже отказались от проекта очередного формального «пасхального перемирия».

Толку от того, что есть некое соглашение о прекращении огня: ни ВСУ, ни Азовы с Айдарами их выполнять не собирались и не собираются. Наша сторона требует согласования дополнительных мер, обеспечивающих прекращения огня, а также наличие механизма от международных наблюдателей, которые могли бы однозначно ответить, кто нарушил режим прекращения огня. Если этого не будет, соглашение не имеет смысла, пару десятков раз уже проверяли!

— Получается, что после смены президента в риторике киевской стороны ничего не изменилось?

— Да, в общем итоге складывается впечатление, что после ухода Порошенко с Банковой, официальные позиции Киева никто не менял или не обсуждал с переговорщиками или вообще им было не до этого. Прямо к концу заседания Контактной группы был опубликован указ президента Зеленского о назначении представителей Киеве в рабочей группах на минских переговорах, до этого они были на птичьих правах.

Следующее заседание в Минске планируется провести 2 июля, возможно тогда уже официально назначенные представители приедут с какими-то адекватными предложениями. Хотя до выборов в Раду ждать изменений вряд ли приходится!

Кто разрубит «минский узел» Донбасса?

Очередной раунд переговоров в Минске не увенчался конструктивными договоренностями. Представителям ЛДНР не удалось согласовать с украинской стороной ни один из значимых вопросов. Договориться не удалось даже об очередном режиме «прекращения огня», принципиально ничем не отличающегося своими условиями от предыдущих ни по форме, ни по содержанию.

Вопрос, носящий сугубо ритуальный характер: предыдущее «прекращение огня». Оно должно было увенчаться разведением сил в районе станицы Луганской, но было сорвано в связи с нарушениями режима. Так же, как и предыдущие, заранее согласованные договоренности. Огонь никто прекращать не собирался: наоборот, на фронте наблюдается значительное увеличение интенсивности обстрелов.

Впустую прошли и переговоры о снятии экономической блокады и восстановлении торговых связей между Украиной и ЛДНР. Идея изначально противоречивая: Украине выгоднее закупать уголь по теневым схемам и формуле «Роттердам плюс», а ЛДНР невыгодно возвращать Украине ее активы. Кроме того, в Новороссии существуют люди, которым выгодно отправлять на Украину контрабандой уголь, а оттуда нелегально ввозить различные товары.

По словам украинского представителя в Минске экс-президента Леонида Кучмы, отмена экономической блокады ЛДНР возможна только в случае «возвращения расположенных там активов в украинское правовое поле». Стоит ли говорить, что возвращение украинским олигархам их собственности подавляющим большинством жителей Новороссии (и сочувствующими в РФ) было бы воспринято как предательство?

Вероятно, данная тема была поднята в качестве пилотного предложения украинской стороне проявить добрую волю и приверженность букве минских соглашений. Ответ не замедлил доказать, что официальный Киев (и его неофициальные хозяева) не готовы к миролюбивой риторике или смене политического курса.

Украина не только не демонстрирует готовности к примирению или реальному выполнению минских протоколов, но и наоборот, активно стягивают к линии разграничения тяжелую технику, отремонтированную или закупленную в странах бывшего Варшавского договора за последние годы. Интенсивность обстрелов увеличивается день ото дня, причем ВСУ возвращается к политике полнейшего игнорирования ОБСЕ: обстрелы из запрещенных Минском 120 и 152 калибров в последние недели стали обычным делом. В любой момент украинская сторона может накрыть Луганск и Донецк реактивной или ствольной артиллерией и, учитывая печальные экономические перспективы, Киев вполне может пойти на обострение ради того, чтобы отвлечь внимание общества и списать все проблемы на войну и «агрессора». Впрочем, учитывая отсутствие дисциплины в ВСУ и Нацгвардии Украины, а также их не слишком почтительное отношение к новому президенту, удар может быть нанесен благодаря частной инициативе или просто крупной попойке.

На этом фоне тревожным выглядит возвращение в Донецк экс-командира батальона «Восток» Александра Ходаковского. Осенью 2019 года, в преддверии выборов в ДНР, Ходаковскому без объяснения причин не разрешили пересечь границу между РФ и ДНР. Вероятно, для того, чтобы воспрепятствовать участию комбата в местной политике (от участия в выборах тогда «оттерли» и других кандидатов). Возвращение в Донецк не раз оказывавшегося в опале Ходаковского и его заявления о полной гармонии с республиканскими властями наводят на мысль о том, что командира «Востока» вернули из России в качестве последнего узнаваемого представителя ополчения времен становления непризнанных республик. Вероятно, в случае новой бойни Ходаковскому предстоит сыграть роль лидера, который сможет консолидировать вокруг себя ветеранов 2014-2015 годов, не слишком симпатизирующих службе в народной милиции. Мера достаточно своевременная и частично снимающая обвинения в полном «выдавливании» за пределы ЛДНР героев ополчения. Для полной ясности не хватает только возвращения Игоря Безлера.

Смотрите еще:  Правила установки газового счетчика в квартире. Требования к установке счетчика газа

С каждым днем становится все более очевидным, что трогательный флешмоб с требованиями к Зеленскому выполнять минские договоренности изначально был обречен. Украинский президент не только не хочет, но и, скорее всего, не может добиваться примирения с Донбассом или снижения активности ВСУ. Кстати, сейчас программу «ЗеленскийпризнайДонбасс#» сменил новый флешмоб, в рамках которого жители ЛДНР «разочаровываются» в шоу-президенте: в официальных СМИ полно заголовков типа «Заявление партии Зеленского о любви к Донбассу стало вершиной лицемерия — бухгалтер».

Миролюбивая риторика России и Новороссии сталкивается не только с дежурной бравадой, но и с достаточно агрессивными заявлениями. Вполне вероятно, что после выборов в Верховную раду Киев может в одностороннем порядке выйти из минских соглашений, вновь начав активные боевые действия – все это мы уже видели в октябре-декабре 2014 года. Скорее всего, это закончится потерей Украиной еще одного-двух городов на Донбассе, но что значат эти населенные пункты (и нескольких тысяч военнослужащих) в сравнении с возможностью принудить население еще туже затянуть пояса, что фактически неизбежно? Кроме того, очередная «агрессия России» вполне может послужить укреплению позиций Владимира Зеленского и нового правительства – сейчас они выглядят крайне шатко.

Чтобы разрубить гордиев узел минских соглашений, Киеву достаточно крупной провокации: после массового ликования по поводу выдачи российских паспортов, ни ЛДНР, ни Москве невыгодно проявлять излишнее долготерпение и подставлять щеку. Подобное миролюбие чревато серьезными имиджевыми потерями и утратой авторитета. Безусловно, сторонники минских протоколов будут тянуть до последнего, но Зеленскому и его соратникам достаточно просто продолжать выбранный курс.

Судя по всему, Новороссии самое время готовиться к масштабным боевым действиям, а Москве готовить текст очередного минского соглашения. Впрочем, хочется верить, что на этот раз будет избран какой-то более жизнеспособный и эффективный формат.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Возможно ли выполнение Минских соглашений в 2020 году?

Избирательная кампания на Украине не закончится на президентских и парламентских выборах в 2019 году. На 25 октября 2020 года запланировано проведение местных выборов, которые завершают цикл формирования власти на всех уровнях.

На фоне тупика в выполнении Минских соглашений и складывающегося среди переговорщиков понимания, что 2019 год скорее всего придется пропустить, поскольку избирательная кампания на Украине не будет способствовать выходу на траекторию устойчивого мирного урегулирования, западные дипломаты и эксперты начинают рассматривать 2020 год как едва ли не последнее окно возможностей для интеграции Донбасса, когда пропасть между Украиной и неподконтрольными территориями еще не стала непреодолимой.

Комплекс мер от 12 февраля 2015 года предписывает проведение на неподконтрольных Киеву территориях местных выборов по украинскому законодательству, на которых будут избраны всеми признанные органы власти отдельных районов Донецкой и Луганской областей. Местные выборы, в свою очередь, являются рубежной точкой, прохождение которой запускает процесс передачи Украине суверенитета над Донбассом, в том числе контроля над границей.

Поэтому 25 октября 2020 года кажется идеальной датой для того, чтобы синхронизировать политические процессы на Украине и в Донбассе, договорившись о проведении местных выборов в отдельных районах одновременно с местными выборами по всей стране, и таким образом сделать решающий шаг к выполнению Минских соглашений.

Выбор этой даты важен и с точки зрения общего настроя переговорщиков на достижение результата — как непосредственных участников конфликта, так и международных гарантов Минских соглашений. Главным преимуществом 25 октября 2020 года является то, что эта дата следует из естественной логики конституционного процесса на Украине, позволяя провести реинтеграцию Донбасса через понятную и удобную всем линию возвращения к общему календарю политической жизни со всей страной.

В то же время, если этот момент будет упущен, разумным выглядит аргумент о том, что в будущем участников конфликта действительно будет сложнее убедить в необходимости максимально мобилизовать усилия по реинтеграции вокруг произвольно выбранной в переговорах временной точки. Здесь можно напомнить, что при подписании минского Комплекса мер предполагалось, что местные выборы в Донбассе будут частью украинских местных выборов, которые в итоге состоялись 25 октября 2015 года. Однако несоблюдение соглашения о прекращении огня, срыв Киевом конституционной реформы и разногласия относительно закона о выборах в «нормандской четверке» завели имплементацию Минских соглашений в тупик. С тех пор переговорщики так и не смогли даже приступить к обсуждению более или менее реальных сроков проведения местных выборов в Донбассе.

Тем не менее, насколько бы рациональными ни казались описанные аргументы,
нужно понимать, что избрание 25 октября 2020 года как момента синхронизации Украины и Донбасса потребует от сторон конфликта создания в очень сжатые сроки условий, которые должны радикально изменить как текущую ситуацию в самой зоне конфликта, так и его политико-правовой каркас.

Не сильно углубляясь в детали, можно выделить четыре таких условия.

В первую очередь, все участники переговоров должны достичь полного и детального понимания того, как будут выполнены Минские соглашения и, что не менее важно, как будет признано их выполнение. В том числе, это означает достижение согласия относительно того, как, когда и с какими полномочиями заработает особый статус отдельных районов, как будет происходить разоружение ополчения Донбасса, формирование народной милиции и вывод иностранных граждан, как начнется процесс передачи территории и границы украинским силовикам и когда он будет завершен, начиная с момента признания местных выборов ОБСЕ, а также того, как будут реализованы на практике стимулы для России в виде ослабления европейских и американских санкций.

Опыт длительных и малопродуктивных переговоров показывает, что подход, основанный на согласовании «малых» шагов, направленных на повышение доверия между сторонами конфликта (заключение соглашений о прекращении огня, приуроченные к тем или иным датам, обмен пленными, решение конкретных гуманитарных и инфраструктурных проблем), без четкого понимания будущего урегулирования не работает в случае конфликта в Донбассе. В настоящий момент у Украины и республик отсутствуют достаточные мотивы для полного прекращения вооруженного противостояния — не понимая, по каким правилам будет происходить жизнь после конфликта и как эти правила будут установлены, они видят в его завершении для себя больше рисков, чем в его сохранении. В этом смысле выборы сами по себе не решают ничего — они не станут шагом к всеобъемлющему урегулированию, если полная «дорожная карта» не будет лежать на столе прежде, чем стороны приступят к выполнению своих обязательств. Задача по подготовке такой «дорожной карты» была поставлена «нормандской четверкой» еще на саммите в Берлине 19 октября 2016 года. Но переговоры зашли в тупик из-за разного понимания внутри «четверки» последовательности шагов имплементации Минских соглашений.

Смотрите еще:  Ликвидация ООО: ответы на главные вопросы. Схема ликвидация предприятия

Во-вторых, в соответствии с Минскими соглашениями на Украину возложены конкретные обязательства по закреплению сильных конституционных и законодательных гарантий, который создадут предохранители для невозобновления конфликта в будущем. Ключевые договоренности должны быть достигнуты относительно завершения конституционной реформы, которая сформирует гарантии того, что особый статус отдельных районов будет носить постоянный характер и не сможет быть отменен голосованием простого парламентского большинства, и принятие закона об амнистии, который вернет лицам, державшим в руках оружие и не совершавших серьезных преступлений, а также сотрудникам органов непризнанной власти, статус полноправных украинских граждан.

В настоящий момент вопрос о способности Киева выполнить эти обязательства не имеет ответа. Поправки в Конституцию так и не были проголосованы во втором чтении из-за отсутствия поддержки в Раде, а вместо полноценной амнистии украинские законодатели периодически вбрасывают в информационное поле неприемлемые для Донбасса инициативы, которые предлагают «прощение» ополченцам в обмен на лишение их гражданских прав.

Для проведения выборов также потребуется специальный закон. Переговоры о его тексте интенсивно велись в 2015 году, однако тогда камнем преткновения стала избирательная система, в том числе участие украинских политических партий, а также участие перемещенных лиц, допуск украинских СМИ для освещения избирательной кампании и голосования. Компромисс, судя по всему, может быть найдет в использовании мажоритарной системы. В таком случае Украине придется поправить действующий закон о местных выборах, согласно которому выборы в областные, городские и районные советы должны проходить по партийным спискам.

Кроме того, предстоит решить ряд технических, но оттого не менее важных вопросов. Например, должен быть четко определен административный статус отдельных районов в украинском государстве. Это важно, например, для снятия вопроса о том, будут ли на неподконтрольных территориях проводиться выборы в законодательные собрания Донецкой и Луганской областей.

В-третьих, Украине и международным гарантам предстоит определить реальные временные сроки, когда эта законодательная работа может быть проделана. У действующего созыва Верховной Рады фактически осталось две сессии до парламентских выборов 27 октября 2019 года. После выборов у новой Рады останется три неполные сессии, чтобы принять требуемые законы. Времени совсем мало. В связи с этим перед переговорщиками возникает следующая дилемма — возможно ли принятие законопроектов в рамках имплементации Минских соглашений до полной перезагрузки власти на Украине или ставка должна быть сделана на быструю работу нового состава парламента. Это сложный и нетривиальный политический выбор, который потребует тщательной предварительной оценки политических рисков избирательной кампании на Украине и ее возможного влияния на мирный процесс в Донбассе.

В-четвертых, критические значение будут иметь достижение взаимопонимания и эффективная координация усилий между участниками «нормандской четверки», а также Соединенными Штатами. Вашингтону, Берлину и Парижу предстоит подумать над оптимальной формулой урегулирования, которая состоит не только из «дорожной карты», но и совокупности внешних стимулов, и при следовании которой каждый из участников должен быть удовлетворен итоговым результатом. Для этого придется найти убедительные для Москвы и Киева аргументы, что имплементация Минских соглашений, а следовательно, снятие вопроса Донбасса с повестки, находится в общих интересах России и Украины, и что ситуация ни для одной из стран радикально не ухудшится в результате реинтеграции неподконтрольных территорий. Это условие может означать вполне конкретные требования. Например, достижение соглашения о том, что санкции за Донбасс будут действительно отменены и не будут использованы для расширения давления по Крыму после того, как Киев восстановит контроль над границей, или что Украина получит весомые гарантии безопасности, но при этом останется нейтральным государством и не вступит в НАТО.

Большое значение также будет иметь тот факт, насколько успешно смогут западные страны влиять на внутриполитическую ситуацию на Украине до и после парламентских выборов. Принятие законопроектов невозможно без коалиции в Раде. Берлин, Париж и Вашингтон по традиции будут решать вопрос сбора голосов через действующего или нового украинского президента, но, опять-таки как показывает практика принятия предыдущих чувствительных законопроектов, параллельная лоббистская работа с украинским парламентом неизбежна.

Перечисленные условия делают затею по синхронному проведению 25 октября 2020 года местных выборов на Украине и в Донбассе по украинскому законодательству как минимум трудно нереализуемой и мало вероятной. Слишком много «фактов» следует создать и слишком велики политические риски для тех, кто должен их будет создавать. Наконец, многое будет зависеть от того, удастся ли России и Западу сблизить подходы к пониманию конфликта и мотивации и целей друг друга, чтобы преодолеть глубокое взаимное недоверие.

Однако, даже в случае отсутствия видимых перспектив успеха, можно быть уверенным в том, что фактор проведения местных выборов на Украине в 2020 году все равно будет использован в переговорах — как инструмент оказания политического давления на Россию. В оставшиеся менее чем два года Германия, Франция, США и Украина будут наращивать дипломатические усилия с целью подталкивания России к серии компромиссных решений в рамках Минска-2. Дополнительным мотивом станет то, что для администрации Трампа 2020 год может оказаться последним, когда она еще в состоянии доказать состоятельность своего обещания заключить хорошую сделку с Путиным и таким образом предъявить американским избирателям важную дипломатическую победу в разгар президентской кампании. Принимая во внимание прошлый опыт игры с Кремлем на повышение ставок, вряд ли эти усилия приведут к какому-то результату, но точно добавят информационного шума вокруг минского процесса.

Олег Игнатов, заместитель директора Центра политической конъюнктуры